влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Голосование

Можно ли победить коррупцию в Украине?

Можно, но не быстро
Это невозможно
Окончательно победить не удастся

Реклама

...
Печать

Бой Венесуэлы

22.04.2017 08:45

Происходящее в Венесуэле напоминает уличные бои. За последние две недели ранены полусотни человек, пятеро убиты. Сотни тысяч с национальными флагами скандируют «Долой диктатуру! Мадуро – прочь!» Демонстранты заполняют улицы, блокируют магистрали. Против них брошены полицейские, нацгвардейцы, проправительственные боевики.

«Это война, – говорит оппозиционный лидер Фредди Гевара Кортес, вице-председатель венесуэльского парламента. – Посмотрим, кто устанет первыми – мы сражаться или они подавлять».

Венесуэльская оппозиция – это «Круглый стол демократического единства». Одиннадцать партий, от консерваторов и демохристиан до социал-демократов и коммунистов. Победа на парламентских выборах позапрошлого года, почти две трети мандатов в Национальной ассамблее. Единая платформа: устранить режим Мадуро. Всё остальное потом, разногласия пока отложены. Сейчас главное – спасти страну от тотального разрушения, в которое ввергает недалёкий наследник Чавеса. Это, кстати, урок оппозиции российской: «бороться за единство» бессмысленно – оно возникает само, когда есть что объединять.

Венесуэльские власти – это президент Николас Мадуро, чиновники и силовики, Единая социалистическая партия и идеология «социализма XXI века». При Уго Чавесе это смотрелось с карнавальным колоритом и могло вызывать некоторые симпатии. После того, как на месте улыбчивого популиста-десантника оказался обыкновенный «душсантушист» и путинский союзник, всё вошло в обычную колею туповатой диктатуры. Наглость бюрократии, судебные и уличные расправы, культ начальства и мракобесные скрепы, патрули в пустых магазинах.

Завоевав большинство в парламенте, оппозиция продолжала действовать в правовом поле. 25 октября 2016 года Национальная ассамблея по всем правилам инициировала импичмент. Мадуро бросился за помощью к Папе Франциску. Венесуэльские демократы, естественно, уважают католическую церковь. Пришлось начинать переговоры при посредничестве Ватикана. К концу года стало ясно: Мадуро ломает комедию, дабы выиграть время (что, впрочем, было понятно с самого начала).

9 января 2017-го парламентское большинство подтвердило импичмент: Николас Мадуро был объявлен оставившим президентский пост. На следующий день контролируемый президентом Верховный суд аннулировал депутатское решение. Конституционные полномочия Национальной ассамблее объявлены «незаконными». Оруэлловщина на марше: «Конституция антиконституционна».

Вслед за судьями в том же духе выступил Диосдадо Кабельо – вице-председатель правящей партии, экс-вице-президент, экс-председатель парламента, экс-глава МВД. Куратор боевиков-«колективос» – венесуэльских партийно-правительственных «титушек». А это – далеко не российские «нодовцы». Убивают не задумываясь.

Сухие высказывания Кабельо значат гораздо больше истеричных речей Мадуро. Ведь Кабельо ещё при Чавесе именовался «серым кардиналом», что уж говорить про сегодня. Его позиция воспринялась однозначно: держаться любой кровью. Оно и логично – учитывая репутацию Кабельо как «главного полюса венесуэльской коррупции» и авторитетного партнёра «Солнечного» наркокартеля.

30 марта 2017 года Верховный суд Венесуэлы отменил полномочия Национальной ассамблеи, принял на себя законодательную власть и, разумеется, лишил депутатов неприкосновенности. Иначе говоря, окружение главы государства покончило с выборностью законодателей. И объявило законом исключительно собственную волю, проштампованную контролируемым органом. Всё по Ленину: «Право есть воля господствующего класса, возведённая в закон». Но в Венесуэле против этого поднялись даже те, кто Ленина по сей день уважает. Любопытно, что парламентского лидера оппозиционеров зовут Сталин Гонсалес – выходец из семьи потомственных коммунистов.

У оппозиции, представляющей сейчас большинство венесуэльцев (будь иначе – парламент не пришлось бы разгонять) остался один выход – улица. Протесты охватили все штаты и крупные города страны. Сообщения из Венесуэлы весь апрель похожи на военные сводки с подсчётами убитых и раненых. Полицейский спецназ орудует дубинками и гранатами со слезоточивым газом. Их бросают даже с вертолётов. Контузии и удушья от таких разрывов – самые частые травмы, в больницах после этого оказались десятки людей. В том числе дети. «Колективос» просто стреляют на поражение. В том числе в женщин.

Требование протестующих – долой Мадуро! Требование Мадуро – сами убирайтесь. Как в старом анекдоте о Хосни Мубараке: «Господин президент, народ прощается с Вами. – Да? А куда он уходит?»

Прежде Мадуро обвинял США в заговоре против себя. Это обычная формула подобных правительств от Никарагуа до Фиджи. Что-то вроде зачина «в тридевятом царстве, в тридесятом государстве». Но на этот раз появилась новая тональность (может быть, потому, что Трампа лучше зря не злить). Президент назвал других врагов – Энрике Каприлеса, губернатора штата Миранда, и Леопольдо Лопеса, лидера оппозиционной партии «Народная воля».

«Молитвенно прошу их прекратить насилие, чтобы вернуться к мирному процессу и возобновить диалог», – сказал по телевизору Мадуро. «Диалог» уже идёт полным ходом. Каприлесу запрещено баллотироваться в президенты сроком на 15 лет. Нет сомнений, что в третий раз он был бы избран – очень многие в стране сожалеют, что этого не произошло в 2012-м и уж по крайней мере в 2013 году. Лопеса просто держат в тюрьме. За расстрелянную властями демонстрацию 12 февраля 2014 года. Но всё равно боятся.

Неделю назад Венесуэла отмечала своеобразный юбилей. 11 апреля исполнилось 15 лет восстанию против Уго Чавеса. Тогда поднялись не только политические организации. Но и армейское командование военного министра Лукаса Ринкона Ромеро, и Федерация торгово-промышленных палат во главе с Педро Кармоной, и Конфедерация труда Венесуэлы под руководством нефтяника Карлоса Ортеги.

Однако Чавес всех переиграл, опираясь на воздушно-десантные подразделения и массу получателей социальных пособий. Чависты не остановились перед кровью – по антиправительственной профсоюзной демонстрации был открыт огонь. Мятежники на такое не решались. Хотя к ним и принадлежала тогда элита венесуэльской армии. Чавес триумфально вернулся в президентский дворец Мирафлорес.

В конце 2002-го Ортега повторил профсоюзный бунт в классической форме всеобщей забастовки нефтяной отрасли. Но и это движение власти сумели подавить. Ортега, как и Кармона (двухдневный президент апреля 2002-го), сейчас в эмиграции. Зато круто поднялись чавистские олигархи – финансист-инвестор Рикардо Фернандес и нефтяной магнат Вильмер Руперти (кстати, арендатор российских танкеров). Эти два миллиардера, наряду с Кабельо и Мадуро – главные бенефициары «боливарианского социализма». Этой четверке есть, что защищать. И она жестоко защищается.

Автор: Никита Требейко, «В кризис»

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...