влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Ездит ли немецкая полиция на Porsche?

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Новый закон заставит пресс-службу полиции писать только «о погоде»?

10.12.2017 09:17

Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно обеспечения соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами во время осуществления досудебного расследования» (так называемый закон «Маски-шоу» СТОП»), который вступил в действие 7 декабря, загнал в ступор работу пресс-служб Нацполиции.

 8 декабря журналисты ИA ZIK столкнулись с тем, что невозможно получить никакой информации об уголовных преступлениях, в частности, для примера, подтверждение факта убийства, которое произошло на Львовщине. Такого не было раньше.

 

Дело в том, что этим законом внесены изменения в ст. 387 УК украины (Разглашение данных оперативно-розыскной деятельности, досудебного расследования). Соответственно, отныне получение данных возможно только с письменного разрешения прокурора, следователя или лица, производившего оперативно-розыскную деятельность. Также усилена уголовная ответственность за незаконное разглашение данных досудебного следствия. Соответственно, сайты МВД и Главных управлений Нацполиции сегодня подают очень ограниченное количество сообщений, которые в основном не касаются только что совершенных уголовных преступлений. Как отметила один из спикеров ГУ Нацполиции: работники отделов коммуникации в шоке и теперь пишут только «о погоде». И такая ситуация по всей Украине.

<nbsp;>

Спикер МВД Артем Шевченко объясняет: «Вступили в силу нормы закона, которые ужесточают ответственность за разглашение сведений досудебного следствия. В частности, новшество предусматривает обязательно письменное разрешение следователя на разглашение материалов следствия». По его словам, пресс-службы Нацполиции не предоставлять информации относительно уголовных преступлений, пока не получат соответствующих разъяснений от следственных подразделений, как дальше работать с материалами следствия – какие подпадают под новые нормы закона, а какие нет. Когда именно такие разъяснения будут – пока не известно. «Это будет в ближайшее время. Мы будем у следствия требовать, чтобы они это сделали как можно быстрее. Определенная задержка с этим будет и уже есть», – добавил представитель МВД.

Он отметил: «Это касается исключительно материалов следствия, а не комментариев, не имеющих отношения к следствию».

По словам А.Шевченко, новые нормы закона, безусловно, повлияют на оперативность получения информации относительно уголовных преступлений, то есть замедлят этот процесс и для журналистов.

Относительно того, как сейчас работать журналистам, чтобы не распространять слухи без официального подтверждения, представитель МВД отметил: «Очевидно, не надо стремиться очень быстро это обнародовать. На это уйдет определенное время. Лучше качественнее и позже, чем быстрее и хуже».

«Констатацию факта можно подтвердить, но если вы хотите нечто большее, чем подтверждение или опровержение, если уже началось следствие и событие внесено в ЕРДР – тогда будет требоваться письменное разрешение следователя. Поэтому сейчас мы со следствием работаем, чтобы они нам дали четкое разъяснение по алгоритму работы», – пояснил он.

Сейчас в этой ситуации руководители пресс-служб боятся обнародовать любую информацию о преступлениях. Объясняют: приезд следственно-оперативной группы осмотр места происшествия – это уже первоочередные следственные действия. Поэтому сообщить, что именно было обнаружено на месте преступления, не могут.

Бывший следователь, полковник в отставке, а ныне адвокат Владимир Бандуране считает упомянутые изменения в УКУ нарушением свободы слова. Замечает: норма закона о неразглашении данных следствия действовала и ранее, однако ее нарушают наивысшие руководители силовых ведомств.

«Журналисты должны осознавать, что такое достоверная информация, поскольку пресс-службы полиции, СБУ, других силовых структур выдают на обозрение только ту дозированную информацию, которую считают необходимым подать руководители этих ведомств. Прежде всего, руководители ведомств, которые не имеют к расследования или оперативно-розыскным действиям никакого отношения, часто-густо сами искажают исходную информацию, откуда возникают разносторонние трактовки того или иного события. Скорее всего, эта статья в новой редакции была задумана, чтобы немного попугать журналистов и недобросовестных участников следственного процесса – чтобы они меньше мололи языками, чтоб меньше додумывать того, что есть на самом деле», – считает В.Бандура.

По его мнению, ничего нового в уголовный процесс и уголовно-процессуальные действия эти изменения не внесли. «Думаю, эта статья ни к чему не приведет, поскольку сам Генеральный прокурор сливает государственную тайну в прессе, в СМИ относительно агентурной работы – и никто ничего не стесняется. Пусть привлекают сначала к уголовной ответственности Генпрокурора, а потом будем смотреть, кого еще за распространение данных нужно привлекать», – отмечает экс-следователь.

По его словам, журналисты имеют широкое поле для получения информации об уголовных преступлениях: могут брать интервью у пострадавшей стороны, у подозреваемой стороны, если такие есть, искать очевидцев – проводить свое журналистское расследование, не ссылаясь на данные никаких пресс-служб.

«Каждая система должна каким-то образом защищаться, а тем более украинская «правопохранительная», – добавляет В.Бандура.

«Пишите, что хотите, но имейте за плечами закон. Никто не вправе – ни журналист, ни Генпрокурор разглашать данные, добытые в ходе оперативно-следственной работы, пока эти данные не будут озвучены в приговоре суда. Нельзя опережать события и называть виновными тех, вина кого еще не доказана в суде», – подчеркнул В.Бандура.

Бывший следователь также добавил: «Пресс-служба полиции станет единственным источником, из которого можно будет почерпнуть хоть какую-то официальную информацию о том, что произошло. Больше источников у вас не будет. Вам придется делать то, что делают журналисты на Западе. Бежать и искать информацию, сопоставлять кучу фактов и выдавать свои версии. Журналисты имеют право на версии. Считаю, здесь нет никакого ущемления свободы слова. Просто недалекие руководители правоохранительных органов пытаются что-то защитить, о чем они даже не имеют представления».

Медиаюрист ИМИ Максим Ратушный пояснил «Детектору медиа», что нормы законодательства касающихся правоохранителей и не должны повлиять на работу СМИ.

«При адекватной работе начальства и соответствующих отделов, которые занимаются связями с общественностью и медиа, такие изменения никоим образом не должны повлиять на возможность комментирования, общения и коммуникации. И ситуация, возникшая с отказом комментариев в Днепре, я считаю, что это, скорее, предостережение со стороны правоохранителей. Я думаю, что со стороны медиа просто надо предоставить определенный сигнал руководству правоохранительных органов о том, что такая ситуация не может оставаться», – отметил он.

Медиаюрист считает, что правоохранители должны дать разъяснения своим коллегам и журналистам.

Автор: Наталья Шутка, ИA ZIK 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...