влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

 «Тыл» Донецкого аэропорта

«Тыл» Донецкого аэропорта

Голосование

Зачем Россия воюет с Украиной?

завидуют
ненавидят
мстят
боятся
затрудняюсь ответить

Реклама

Печать

«Цацки» для псевдоэлиты

23.11.2009 08:35

Происходящее сегодня в украинском наградном деле только и остается объяснять отсутствием в Украине традиций награждать своих наилучших. Речь идет даже не о том, что такое высокое почетное звание, как «Герой Украины», раздается направо и налево, в том числе людям, мягко говоря, неавторитетным в обществе. Согласитесь, что настоящим Героям, как минимум, некомфортно в такой компании. Звания, ордена, медали покупаются, и все об этом знают, и это... нормально. Нивелированная система ценностей не позволяет определить четкие критерии: кто у нас Герой, а кто — прохиндей. 

«При помощи этих несчастных побрякушек можно руководить людьми», сказал Наполеон I, учреждая орден Почетного легиона

В полуфеодальном обществе большое значение имели титулы, которые передавались преимущественно по наследству. Люди с титулом были особенные, привилегированные, даже не имея больших состояний. Поэтому титул старались не только заслужить, но и купить. И вряд ли какая-то европейская страна была исключением в этом факте, который не делает чести аристократической традиции. Однако европейцы от полуфеодального общества уже слишком далеко. Современная европейская аристократия — графы и герцоги — по большей части живут обычной жизнью. А титулы постепенно трансформировались в государственные награды за заслуги перед родиной. Например, в Великобритании символ нации — королева — прибавляет приставку «сэр» к фамилиям тех, кто особо отличился.

К сожалению или к счастью, украинский народ (после Галицко-Волынского княжества) не имел своих монархов. Поэтому и люди «при дворе» не нужны были. Казацкая старшина, в отличие от русских бояр или польской шляхты, жила более земной жизнью. Вот так и получилось, что немногочисленная украинская аристократия то ли растворилась среди более зажиточного польского, австро-венгерского, русского дворянства, то ли скромно «отсиживалась» рядом с народом, не требуя титулов и знаков отличия.

Происходящее сегодня в украинском наградном деле только и остается объяснять отсутствием в Украине традиций награждать своих наилучших. Речь идет даже не о том, что такое высокое почетное звание, как «Герой Украины», раздается направо и налево, в том числе людям, мягко говоря, неавторитетным в обществе. Согласитесь, что настоящим Героям, как минимум, некомфортно в такой компании. Звания, ордена, медали покупаются, и все об этом знают, и это... нормально. Нивелированная система ценностей не позволяет определить четкие критерии: кто у нас Герой, а кто — прохиндей.

Идея рассмотрения темы наград у нас возникла после задержания ректора по делу развращения несовершеннолетних, который в своем арсенале имел немало знаков отличия. Однако, «копнув глубже» по регионам, мы нашли немало интересного.

Ольга РЕШЕТИЛОВА

***

«Датский» орден...

В Украине практикуется «дерибан наград» — не за заслуги, а к датам и юбилеям.

Наградное дело в независимой Украине так и осталось советским, по-прежнему преобладает «датский» характер награждений, то есть человека награждают не за подвиг, не за поступок, не за достижение — звания, ордена и медали массово раздаются к датам: либо к государственным праздникам, либо к юбилеям награждаемых. Таким образом, награда теряет свое главное содержание — заслуженность. Ни сами юбиляры, ни наградные отделы не могут сказать, за что конкретно кого-то наградили, кроме тривиального «за большой вклад» и «в связи с юбилеем».

Припоминаю, в Крыму на встрече актива крымских татар с Президентом встал вопрос о неустроенности Симферополя, и на вопрос Виктора Ющенко, что же делать, один из присутствующих заявил: а вы Бабенко еще одним орденом наградите! Как раз накануне городской голова получил орден «За заслуги» II степени «в связи с 225-летием города». Президент обиделся, стал говорить, что, мол, есть процедура, а он не обязан знать всех награждаемых лично. С другой стороны, нельзя обидеть и симферопольского городского голову Геннадия Бабенко, человека достойного и действительно много сделавшего для Симферополя, но если горожанами награда воспринимается как незаслуженная, значит тут есть над чем задуматься и Главе государства.

В некоторых случаях награды ставят награжденных в достаточно неловкое положение. Оппозиционная меджлису крымских татар газета «Полуостров» недавно обвинила муфтия мусульман Крыма Эмирали Аблаева в том, что он получил из рук Президента Ющенко орден «За заслуги» III степени в виде креста, в то время как быть крестоносцем — нарушение норм шариата. Но как следует из специального заявления муфтията, газета поспешила с обвинениями. Во-первых, награждение муфтия было заочным, о нем там тоже узнали из газет. Во-вторых, муфтий еще и до сих пор не получил саму награду. Однако теперь дело в том, что безусловно достойный человек и выдающийся мусульманский религиозный деятель Эмирали Аблаев поставлен в двусмысленное положение: отказаться от награды — обидеть государство, в котором живешь, принять награду — попасть под дальнейшие обвинения мусульманских радикалов. Неужели награждающие не могли об этом подумать раньше?

Кроме того, в стране не утихают слухи о «рынке наград». В сентябре нынешнего года народный депутат Андрей Сенченко заявил «о порочной практике присвоения государственных наград». «На любую награду, в том числе самую высокую — звание Героя Украины, существует своя такса. Все это знают, но вслух не говорят, понимая, что доказать факт очень трудно, если вообще возможно», — заявил народный депутат.

По его словам, чем выше должность у чиновника, тем дешевле он берет за услуги, ведь меньше делиться приходится с начальством. «Мне известен факт, когда один южанин заплатил за «Героя Украины» 5 млн. долларов. Услышав об этом, один из руководителей Секретариата Президента, с которым я беседовал, воскликнул: «Да ну, я бы взялся и за 250 тысяч!» — рассказал Сенченко журналистам. Со своей стороны, замруководителя Службы госнаград и геральдики Секретариата президента Виктор Бузало назвал все эти обвинения лживыми.

Но в прессе уже приводились ориентировочные расценки на награды. В частности, звание «Герой Украины» можно получить за сумму 0,25—5 миллионов долларов, медаль «За труд и доблесть» за 3—5 тыс. долларов, Орден Ярослава Мудрого за 0,2—3 млн. долларов. Орден «За заслуги» обойдется соискателям в сумму от 0,1 до 2 млн. долларов, Орден Княгини Ольги — от 5 до 75 тыс. долларов. Звания «Заслуженный работник культуры Украины» можно приобрести за 5—10 тысяч долларов, «Заслуженный юрист Украины» за 10—20 тыс. долларов. Сенченко уверен, что для искоренения коррупции в системе наград необходимо принять закон, который бы обязал выносить кандидатуры награждаемых на обсуждение в зале парламента — тогда представления будут направлены Президенту только в случае, если это поддержит большинство депутатов. Точно так же в проекте закона Сенченко предлагает местные администрации лишить права определять кандидатов на получение наград.

Большой комплект наград и званий учрежден также и Верховной Радой Автономной Республики Крым. Они также вручаются преимущественно «к датам». И служат для воспитания, прежде всего, крымского регионального патриотизма. Крымчанин не может быть представлен к государственной награде, если он предварительно не получил аналогичную крымскую награду. А несколько месяцев назад разгорелся целый скандал уже вокруг не награждения, а лишения награды.

В свое время Виктору Шемчуку, прокурору Крыма, Верховная Рада присвоила в звание «Заслуженный юрист АР Крым» и наградила знаком отличия АР Крым «За верность долгу». Но, будучи уже народным депутатом, Виктор Шемчук подал законопроект, который, по мнению руководителей Крыма, ущемлял права автономии. И Президиум ВР АРК принял решение лишить его этих наград «за действия... направленные на ограничение конституционных основ статуса и полномочий Автономной Республики Крым, дестабилизацию общественно-политической ситуации в автономии». Виктор Шемчук оспорил это решение в суде, но каков результат, об этом никто в Крыму не знает до сих пор, как и о том, вернул ли «лишенец» полученные ранее награды в наградной отдел, или они остались у него?

Николай СЕМЕНА, Симферополь

***

Пьемонт: с принципом и без него...

Ровно год назад вице-ректор Украинского католического университета Мирослав Маринович, компетентный и всеми уважаемый человек, накануне своего 60-летия обратился с открытым письмом к руководству УКУ, главам Львовского областного совета и Львовской ОГА с просьбой остановить процесс предоставления наградных документов для награждения его званием Героя Украины. «Главная причина этого, — отмечал пан Маринович в письме, — ошибка Виктора Ющенко в восприятии государственных наград как инструмента для достижения политического компромисса. Я хорошо осознаю, что на протяжении каденции Президенту было нелегко, и компромисс, наверное, давался ему с большой болью в душе. Однако все, кто до меня отказывался от получения государственной награды, в частности, личности с диссидентским прошлым — Леонид Плющ, Лина Костенко или Евгений Сверстюк, — четко давали понять гаранту, что государственные награды несовместимы с политическим торгом. Ведь в результате такого торга те, кого Президент хочет чествовать, вынуждены делать дополнительный моральный выбор, который оборачивается для них новой и, видимо, незаслуженной травмой.

Как видим из дальнейших награждений, глава государства, к сожалению, к этому предупреждению не прислушался. Что ж, это его право, а моё право — не становиться в один ряд с личностями, которые, по моему глубокому убеждению, такого награждения недостойны. Государственные награды необходимо давать за мужество и самопожертвование ради страны, а не только за успешные бизнес-проекты: творцы последних и без того имеют свою награду». Кстати, вице-ректор УКУ в прошлом году отказался от государственной награды не впервые — перед парламентскими выборами 2002 года администрация Леонида Кучмы предлагала Мирославу Мариновичу президентский орден, от которого он отказался.

Отказывался от президентской награды и ректор УКУ отец-доктор Борис Гудзяк, поскольку не желал получать награды из рук Президента, деятельность которого не соответствовала моральным критериям. Согласно своим моральным критериям поступил в 2005-м и народный депутат Михаил Косив: «Я не хочу получать никаких государственных наград, пока Украинская Повстанческая Армия не будет признана воюющей стороной. Это моя принципиальная позиция». Не настолько критически и самокритично настроена к государственным наградам творческая среда Львова. Многие артисты и актеры до сих пор с благодарностью вспоминают период правления Леонида Кучмы, который не только отметил их таланты званиями «заслуженных» и «народных», но и помог решить очень актуальный в Украине квартирный вопрос.

Вывод можно сделать лишь один: в стране, где о людях никто не заботится, эти люди, защищаются от страны кто как может — в том числе и получением государственных наград, так как эти награды даже на пенсии дадут пожить по-человечески.

Татьяна КОЗЫРЕВА, «День», Львов

***

Музей на грудь не повесишь

А именно его считает своей самой высокой наградой известный на Волыни краевед и учитель от Бога Григорий Александрович Гуртовый.

В наши края его привел... голод. В его жизни было два Голодомора: в 1933-м и в 1947-м. Именно в тот год Григорий Гуртовый вместе с тысячами других беженцев с востока Украины прибыл на Волынь, которая стала ему второй родиной. В конце 50-х годов прошлого века открыл Гуртовый в Торчине народный исторический музей на общественных началах. На этих началах он действует уже 52 года и стал, без преувеличения, делом его жизни. 15 тысяч бесценных экспонатов Григорий Александрович бесплатно передал государству в качестве благодарности за тысячи жизней братьев с востока Украины, спасенных от голода волынянами. А сам живет от экскурсии до экскурсии, проведя которую, даже чувствует себя будто здоровее.

На Волыни (и не только) Григорий Гуртовый стал символом служения государству и народу. Имеет и высокие награды. Орден «Знак почета» от «той» власти, два ордена «За заслуги» уже от этой, орден «За мужество» за участие во Второй мировой войне. И даже звание «Заслуженный работник культуры». Однако ни одной из наград никогда не носил на людях. Родные, говорит, уже и просят надеть их, чтобы только сфотографировать на память.

— Человека нужно отличать, вниманием. Однако для меня самой большой наградой является мой музей... Сколько меня отгоняли от него, чуть ли не кнутом... А я не мог его бросить.

Всю жизнь самым большим грехом Григория Гуртового было его пребывание в годы войны в фашистском концлагере.

— Это уже позже я получил свои награды. Я всегда был под колпаком недоверия. Тем, что находился в концлагере, попрекали до 1989 года. Под окнами слушали, как веду урок, что рассказываю детям... Моя семья всегда жила в тревоге. И когда допекли, я обратился в высшие органы Службы безопасности. Меня пригласили в Киев, к какому-то генералу (потом оказалось, что это был Строкач). «Что вас беспокоит?» — спрашивает. А то, отвечаю, что меня вызывают «в органы» и годами одно и то же спрашивают: «Как попал на оккупированную территорию?»

Так, говорит, и мне это объясните. Я рассказал, и он мне поверил. Во время оккупации с Григорием случилась история, о которой он заговорил только теперь, взволнованный воспоминаниями. Его семья спасла от верной смерти раненого советского офицера. Одна из мин взорвалась возле дедушкиного двора. Мальчик побежал к шахте, в которой прятались советские бойцы, и вдруг услышал из высокой травы голос: «Пацан, помоги! Куда-нибудь меня затяни!» Это был раненный в ноги советский офицер. Подросток не мог его поднять, тогда офицер ухватился за его ноги, и так Григорий дотащил его до своего дома. Дедушка перевязал раны, бабушка замыла лужу крови.

А уже было видно, как немцы с закатанными рукавами, с автоматами в руках входили в выселок. И только бабушка бросила в печку последний окровавленный кусок ткани, как в хату зашел оккупант. Их всех спасло то, что дедушка невозмутимо сказал: мужчина на кровати — его сын, пострадавший на работе в шахте. Через полгода офицера забрала домой жена. Григорию на память оставил свои командирские часы. И это тоже была одна из самых дорогих ему наград. Сегодня ему больнее всего за то, что и в Луцке есть места, где открыто торгуют орденами и медалями. И его донимают «бизнесмены», прося продать тот или иной экспонат из музея. Но этим, считает, нельзя торговать, потому что за каждой наградой — человеческий подвиг...

Наталия МАЛИМОН, «День», Луцк

***

МНЕНИЯ

Виктор ПУШКИН, профессор, директор Института гуманитарных проблем Национального горного университета, Днепропетровск:

— Мне известно немало случаев, когда государственные награды получали весьма достойные люди, работа которых может являться примером для других. Так, совсем недавно звание Герой Украины вполне заслуженно было присвоено ректору Острожской академии — человеку, который поднял свой ВУЗ с нуля и действительно много сделал для развития отечественного образования. В данном случае можно сказать, что награда нашла героя. Но, с другой стороны, бывает и так, что награждения орденами и медалями вызывают в обществе, по меньшей мере, недоумение. Нередко к государственным наградам представляют просто за лояльность, чтобы поощрить «своих» людей.

Думаю, неплохо было бы провести анализ награждений, допустим, за последние пять лет — кто и за что их получал. Ведь, по большому счету, происходит это субъективно и, похоже на то, что системного, государственного подхода здесь нет. Награждают целыми списками, причем не только в честь Дня независимости, но и к профессиональным праздникам, а их становится все больше и больше. Такие праздники отмечают буквально каждое воскресенье. Разумеется, награждать людей надо, но увлекаться этим нельзя. Иначе награды просто обесцениваются. Стоит, наверное, задуматься и над тем, за что именно следует награждать. Ведь награждать нужно за конкретные дела или подвиги, а не просто к очередному юбилею. Решение об этом, на мой взгляд, должен принимать коллегиальный орган, и рассмотрение не должно быть формальным. Тогда не будет таких казусов, как награждение орденом бабы Параски. Или, того хуже, нарушителей закона.

Татьяна КРИЖАНИВСКАЯ, актриса Черкасского академического музыкально-драматического театра имени Тараса Шевченко, заслуженная артистка Украины:

— Считаю, что звание заслуженной я заслужила. Оно нелегко мне далось. Заканчивала Днепропетровское театральное училище, потом прошла прослушивания и меня взяли в черкасский театр как комедийную артистку. Преимущественно играла на вторых ролях, в массовках. А потом было даже такое время, что я света белого не видела: спектакль за спектаклем, все роли — главные. И меня подавали на звание. А раньше такая система была, что должен проголосовать не творческий коллектив, а коллектив всего театра: туда входили уборщицы, столяра, электрики...

За меня не голосовали, потому что вставал кто-то из маститых и говорил, что я очень молодая. И так было несколько раз. А в последний раз, как сейчас помню, не хватило полголоса. А одна актриса говорит: «Ой! Это же она не проголосовала за себя! Давайте ей прибавим эти полголоса!». И так мне в 1998 году дали звание заслуженной. Мне было тогда сорок лет, но все равно считается, что дали звание, когда я была слишком молодой. Вот Сергею Боброву — актеру, который сыграл главные роли в спектаклях Андрея Жолдака, — недавно присвоили звание Заслуженного артиста. Но сколько было споров! В коллективе многие были против. Мол, Сергей очень молодой — только 35 лет. Выходит, что нужно быть совсем старым и выйти на пенсию, только тогда тебя признают?..

РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня»

 «День»

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua
Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...