влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Фотограф из США Ноа Брукс, провел несколько дней на позициях сил АТО на Донбассе

Фотограф из США Ноа Брукс, провел несколько дней на позициях сил АТО на Донбассе

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин

Реклама

Печать

Информация и влияние в гибридной войне

13.12.2016 08:44

Первые исследования по информационным войнам появились в конце прошлого века. Военные, которые их писали, обронили тогда фразу: самым незащищенным местом на поле боя является мозг солдата. И это понятно, так как все можно закрыть броней, только не разум.

Мы живем в мире, где резко усилились позиции медиа в плане влияния на население. Все действия теперь (военные, экономические, политические, информационные) зависят от информационного и виртуального пространства. Возникли новые профессии, которые обслуживают эти пространства.

Приход новых вариантов медиа трансформирует человечество. Книгопечатание принесло национализм и национальные государства, возросший уровень литературы и массового читателя, объективную науку, образование и отделение религии от государства, что в результате привело к современному пониманию демократии.

Интернет дал голос не избранным, а многим, разрушив зависимость человека от государства. Он ведет к сжиманию функций традиционных медиа, поскольку большая часть населения начинает получать свои новости из соцсетей. Для многих Интернет вытеснил из квартиры телевизор, так как новости и фильмы можно получать из Интернета. Точно так мобильные телефоны уничтожают стационарные, о которых уже отказались, например, многие американские семьи. 

 

 

 

Новый тип информирования и информации взят на вооружение всеми теми, кто профессионально занят влиянием. Исследователи говорят о наступившей «информационной гонке вооружений», а точнее «гонке информационных вооружений».

Все это постепенно приводит к тому, что падает уровень доверия к СМИ. В результате зритель/читатель любое сообщение начинает рассматривать как модель условной капусты, с которой надо снять листочки, чтобы добраться до истины. Однако в  условиях ускоренных информационных обменов это сделать очень сложно, ведь у потребителя информации просто нет времени на это. Более того он усиленно нуждается в подсказках, которые помогли бы ему разобраться в информационном хаосе, который его окружает. Именно отсюда засилье экспертов на экранах телевизоров, которые и пытаются отрывать листочки от капусты, но только тем, что им выгодны.

Наиболее известным способом управления была и остается модель информационной повестки дня. Усилия государственного управления прилагаются к тому, чтобы население думало так, как это задается информационной повесткой, определяемой теленовостями, стоящими в выпуске раньше других. Однако это решение мирного времени и для внутренней аудитории.

Гибридная война реинтерпретирует события так, чтобы понизить уровень насильственности происходящих событий, пряча все за мирной картинкой.

Сегодня в ситуации множества правд, когда соцсети порождают бесчисленное количество сообщений, очень сложно говорить о достоверности какой-то одной истины. Реально можно опровергнуть лишь малую толику того, что мы видим и слышим из-за нехватки ресурса и времени.

Роль фильтра остается для самого индивидуального человека, который физиологически не способен «переварить» миллионы сообщений. Мы принимаем или отвергаем информацию исходя из имеющейся у нас модели мира. Но для этого должны различаться модель мира «агрессора» и «жертвы», в противном случае отвергнуть ничего не удастся.

Во время войны информационное пространство страны реально формируется двумя разнонаправленными потоками. С одной стороны, это прямое информирование, с другой, косвенное, идущее извне. Как ни запрещать телеканалы или книги, этот чужой поток интерпретаций и реинтерпретаций происходящего все равно будет.

При этом современность добавила еще одну сложность - трудно стало долго удерживать внимание зрителя или читателя. Поэтому серьезное место в информировании заняли политические ток-шоу. Хотя этот жанр стал вариантом забавы «морду бьют». Это случается косвенно информационно, а иногда и прямо физически. И к сожалению, пока только этот путь удерживает зрителя у телевизора.

Глеб Павловский говорит«Интернет формирует привычку короткой памяти, там никто ничего не перечитывает. Сама мысль довольно странна – перечитать какой-то текст в интернете. И никто не проверяет информацию. В лучшем случае погуглят, но ведь и это может оказаться лажей».

Первые исследования по информационным войнам появились в конце прошлого века. Военные, которые их писали, обронили тогда такую фразу: самым незащищенным местом на поле боя является мозг солдата. И это понятно, так как все можно закрыть броней, только не разум. При этом, часто реагируя не разумом, а эмоциями, человек неадекватно оценивает происходящее, что еще серьезнее ослабляет его защитные функции.

Гибридная война вновь поднимает пропаганду и контрпропаганду на новый уровень. Тем более, что современные информационные возможности многократно превосходят те, которые были в прошлом.

Все страны подвергаются кибератакам, меняют в ответ свои доктрины информационной безопасности. Изменение этой доктрины Россией вызвало неоднозначные оценки. Вот, что сказал А. Колесников: «изменения информационной обстановки воспринимаются этим режимом как резкое ухудшение ситуации. Ведь российские власти столкнулись в свое время с отдаленным опытом "арабской весны", так называемой фейсбук-революции.

Они видели, как это происходило на Майдане, как это происходило в самой России в 2011 году, и они видят в информационных технологиях и новых средствах коммуникаций угрозу. То есть это доктрина защиты государства от граждан. Задача властей – использовать эти самые информационные технологии в борьбе с гражданами, то есть в контроле, надзоре, "опрозрачнивании" жизни граждан, чтобы они, не дай бог, ничего плохого про государство не подумали и тем паче не сделали. Мне кажется, в этом логика: это ответ государства на современные вызовы».

Сильное государство, построенное гражданами и для граждан, не так боится протестных выступлений, как это имеет место в государствах, стремящихся к полюсу авторитарности. Правда, цветные революции происходят в государствах, которые имеют демократическую составляющую, что не дает им возможности просто расстреливать протестующих.

У Сунь-Цзы есть слова, которые могут быть эпиграфом к любой работе по гибридной войне: «Война - игра обмана. Поэтому притворяйся немощным, когда силен; притворяйся вялым, когда готов нанести удар; кажись далеким, когда на самом деле находишься рядом, и наоборот. Когда враг жаждет наживы, подмани его наживкой; когда он в беспорядке, напади и опрокинь его; когда он хвалится значительными силами, будь вдвойне действовать против него; когда он страшен, обходи его. Если он робок и осторожен, поощряй его тщеславие. Если силы его свежи, измотай их. Если он един, раздели его. Атакуй его, когда он меньше всего готов. Действуй, когда он меньше всего тебя ожидает».

Автор: Георгий ПОЧЕПЦОВ, доктор филологических наук, профессор, эксперт по информационной политике, MediaSapiens

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua
Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...