влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

 Как украинские заключенные делают прицепы, моющее средство и тюремные замки

Как украинские заключенные делают прицепы, моющее средство и тюремные замки

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин

Реклама

Печать

Свобода рук и политическая оглядка: не станет ли Кремль присоединять Донбасс?

01.03.2017 08:44

К февралю 2017 года сформировалась уникальная по выгодности Кремлю ситуация, в которой можно «безнаказанно» присоединить Донбасс. Разумеется, эта безнаказанность имеет долгосрочные последствия. Но уже Крым показал, что Кремль эти долгосрочные последствия не считает угрозой. События января-февраля демонстрируют: мы вступили в год присоединения Донбасса к РФ.

1

Не все обратили внимание на большое интервью с Михаилом Ремизовым о Донбассе, опубликованное 17 января, еще за две недели до вспышки боевых действий в Авдеевке.

Ремизов, среди прочего, — политический советник Дмитрия Рогозина. В отличие от большинства «политологов» круга РИА «Новости», он не крикун и не «малахольный», как теперь называют большую группу околокремлевских телеэкспертов, которые «озвучивают» что попало. В этом интервью Ремизов не только констатирует, что Минские договоренности зашли в полный тупик, но аргументирует необходимость присоединения Донбасса к РФ и излагает конкретный сценарий этих действий. Он говорит о том, что «сценарий заморозки» нереалистичен в долгой перспективе и Кремлю невыгоден, поскольку не формируется никакого «временного статуса», аналогичного приднестровскому или абхазскому. Положение Донбасса нельзя сравнивать со всеми предыдущими конфликтами на территории бывшего СССР. Донбасс придется присоединять, — это он говорит прямо. Его спрашивают о «дорожной карте».

В это время публика еще не знала, что указ Путина о признании документов ДНР и ЛНР уже лежит готовым у него на столе. Он его подпишет и огласит только 18 февраля. Ремизов за месяц до этого отвечает на вопрос о дорожной карте так: «Граждане ДНР и ЛНР находятся вне любого юридического поля. Им даже в России легализоваться намного сложнее, чем другим украинским гражданам, потому что Россия не признает бумаги ДНР и ЛНР, а украинские бумаги эти люди получить не могут. Это прямая правовая дискриминация жителей Донбасса, и эту проблему нужно решать как сугубо гуманитарную. В этом смысле предоставление российского гражданства жителям Донецка и Луганска будет безупречным, с международно-правовой точки зрения, гуманитарным жестом». Любопытно, что на следующий день, 18 января, «Московский комсомолец» разместил занятную публикацию, нарушающую обычные журналистские нормы.

В ответ на вопрос, надо ли присоединять Донбасс, читателю предложено два мнения, как бы «экспертные». Но оба они — за присоединение. Удивительно, но в этот же день, 18 января, в «Коммерсанте» появилась публикация с выразительным заголовком: «Дмитрий Песков: Киев сам отказывается от Донбасса».

Все происходило на фоне приезда в Крым Захарченко и Плотницкого, 19 января было устроено празднование некруглой даты Переяславской рады.

Но тогда мы еще не знали, что за неделю до этого, в начале января Артеменко и Сатер передали Майклу Флинну план урегулирования российско-украинского конфликта, и невозможно было точно сказать, чем вызваны заявления М. Ремизова и Д. Пескова. Сейчас уже ясно, что это было медийным сопровождением «миссии Майкла Флинна». Сейчас в американских медиа продолжают обсуждать отставку Флинна. Был ли Трамп на самом деле полностью информирован о содержании его встреч с послом Кисляком или Флинн зашел слишком далеко сам? Но факт заключен в том, что вся история с подсунутым Трампу группой международных авантюристов планом «большой сделки» закончилась к концу февраля гигантским скандалом и расследованием ФБР. Попытка Кремля донести до Белого дома мысль о том, что Донбасс не может быть подвешен бесконечно, в отличие от других «замороженных конфликтов», провалилась.

И Путин подписал указ о признании гражданских документов, выданных сепаратистами. Впереди следующий этап — выдача российских паспортов. Еще в середине ноября 2016 года, до всех этих событий депутат Госдумы Сергей Шаргунов заявил, что будет создана межфракционная группа, добивающаяся такого решения.

Очевидно, что принятие Кремлем решения выдавать российские паспорта населению Донбасса будет означать только одно — его присоединение.

2

Между 17 января — интервью с «планом Ремизова о присоединении» и 18 февраля — встречей руководителей сепаратистов в Крыму и подписанием Путиным указа о документах ДНР произошло несколько событий, помимо провала Майкла Флинна.

Надо напомнить, что 30 января Петр Порошенко прервал свой визит в Германию из-за обострения военных действий под Авдеевкой. 3 февраля новый представитель США в ОНН Никки Хейли выступила с осуждением российской агрессии в Украине и заявила, что США целиком находятся на стороне украинского народа в этом конфликте.

Для Кремля в эти несколько дней наступил новый момент — когда стало очевидно, что активные действия украинской армии не будут осуждаться Западом и в том числе администрацией Трампа.

Лавров 12 февраля дал интервью НТВ, в котором была заявлена уже новая, «постминская» позиция Кремля. По существу, Лавров сказал, что руки у Кремля полностью свободны, поскольку Киев не выполнил тех требований по децентрализации, которые Кремль в свое время внес в Минские соглашения. На следующий день, 13 февраля, «Комсомольская правда» опубликовала пафосное интервью с Захаром Прилепиным с воззванием начать новый цикл призыва российских граждан в сепаратистские формирования Донбасса.

3

Будет ли Кремль присоединять Донбасс? Ответ на этот вопрос заключен в трех факторах. Первый: вокруг Кремля сформировалось довольно сильное лобби в пользу этого решения. Эти люди считают, что тезис «выгодно держать Донбасс подвешенным ради дестабилизации Украины» больше не работает. Никаких бонусов Москва больше не получит, а издержки растут. И главное: «там же наши люди», их нельзя бросить в таком плачевном состоянии на бесконечный срок.

Надежды Кремля, которые озвучивали его спикеры весь 2016 год, на то, что «Запад надавит на Киев», позади. Уже ясно, что нет никакого «Запада», который должен «давить на Киев». Второй фактор: хаос у Трампа. Трамп совершил роковую ошибку в отношении «российского направления» внешней политики: он заявил о намерении «большой сделки», не имея даже контуров реальной стратегии в отношении Кремля; в результате вместо большой сделки произошел «дурной анекдот» с Флинном, Коэном, Сатером и украинским депутатом. Впереди у Трампа — не радостная сделка с Путиным, а расследование комиссии Сената, призывы к уличным шествиям в свою защиту, обсуждение перспектив импичмента и проч. Руки у Трампа связаны.

Третий фактор: евросоюзовские дипломаты устали от Минских соглашений. Требования Кремля в отношении «федерализации» абсурдны и невыполнимы, Киев, несмотря на призывы некоторых немецких экспертов, не выдвигает каких-то оригинальных инициатив, которые бы сдвинули дело. Хотя и немецким экспертам ясно, что, даже если бы аппарат Порошенко их выдвинул, начался бы парламентский кризис в Киеве. Штайнмайер ушел в президенты. Немецкие политики заняты выборами в бундестаг, а французские — сменой президентов. Все это постоянно говорится российскими провластными экспертами и составляет отчетливый фон: никаких дополнительных ущербов Путин уже не понесет, если закроет вопрос Донбасса.

Разумеется, будет большое обострение риторики со стороны Евросоюза, НАТО, американских сенаторов и т.д., но надо признать, что и в Европе есть много тех, кто с облегчением вздохнет, если вопрос Донбасса закроется. И если исходить из известного представления о том, что Путин действует тактически, всегда заходя на подсечку только в тот момент, когда соперник слегка теряет устойчивость центра тяжести, — то это тот самый момент. За российскими паспортами выстроятся многотысячные очереди. Не потребуется даже референдума. Судя по интервью украинского военного коменданта одного из городков на линии противостояния Киева и сепаратистов, даже и он с облегчением вздохнет, если псковские десантники, неофициально стоящие против его позиций, просто превратятся в российских пограничников. Кончится трехлетний кошмар.

Иначе говоря, к февралю 2017 года сформировалась уникальная по выгодности Кремлю ситуация, в которой можно «безнаказанно» присоединить Донбасс. Разумеется, эта безнаказанность имеет долгосрочные последствия. Но уже Крым показал, что Кремль эти долгосрочные последствия не считает угрозой. События января-февраля демонстрируют: мы вступили в год присоединения Донбасса к РФ.

Автор: Александр Морозов, журналист, политолог., gefter.ru 

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua
Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...