влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

 Как украинские заключенные делают прицепы, моющее средство и тюремные замки

Как украинские заключенные делают прицепы, моющее средство и тюремные замки

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин

Реклама

Печать

Чем живут таксисты: на примере двух персонажей из Киева и Северодонецка

24.03.2017 08:46

Современное такси уже давно перестало ассоциироваться с некой романтикой. Сейчас – это способ заработать денег, никому не подчиняясь. Поэтому многие владельцы автомобилей выбирает эту профессию. «Хозяин своего рабочего дня», — думают таксисты, и мысль эта греет их.

Однако такой вид деятельности достаточно противоречив. У такси свои правила, которые могут не подчиняться общепринятым законам. Считается, что даже кризис может положительно повлиять на заработок таксистов. Но так ли это везде? 

В Международный день таксиста Realist поинтересовался у легальных киевского и северодонецкого таксистов, чем похожа их работа, а что категорически отличается.

О работе таксиста 

Таксистом я начал работать еще в 1989 году, когда пришел из армии. Такси в то время было только государственное, но устроиться туда молодому парню было нелегко. Мне повезло: там работал мой отец. Так что, родственные связи помогли. Конечно, сесть и поехать я тоже не мог. Сдавал зачет на знание города и управление машиной. Все прошло хорошо, и мне выдали специальную корочку таксиста. 

После того были еще два дня стажировки. Пройдя все, я смог уже без проблем перевозить пассажиров. 

Геннадий Попов

таксист из Киева


Таксисты в то время имели много привилегий. Так как среди белого дня простой человек не мог заказать себе машину, ездили только директора гастрономов, администраторы гостиниц, ресторанов. Это были хорошие связи, и часто у таксистов был доступ к дефициту.

Раньше я был частным предпринимателем. Но после очередного кризиса дела пошли не очень хорошо, и мне пришлось закрыться. Я долго раздумывал, куда пойти работать в маленьком городе. Не хотелось идти на наш местный химкомбинат. Благо у меня была своя машина, и я пошел работать таксистом. Для меня – это дух свободы, я сам себе начальник. Я не жалею, что пошел сюда.

Александр Биденко

таксист из Северодонецка

О требованиях к таксисту и легальной деятельности 

Геннадий Попов: Сейчас уже нет особых требований к таксистам, как было в советское время. Главное – это стаж вождения от трех лет и медсправка. Так как я легально занимаюсь перевозкой, я должен регулярно проходить медкомиссию. Плюс сохранять чеки таксометра после каждой поездки. Если не буду соблюдать эти требования, меня могут оштрафовать и лишить лицензии. А вообще-то, сейчас никого не проверяют, и этим пользуются 95% нелегальных таксистов в Киеве. 

Александр Биденко: Я также плачу налоги, прохожу медкомиссию. Всегда с собой вожу соответствующие документы. Однажды меня остановила полиция, решила проверить. Я им показал все бумажки. И сейчас мы уже знакомы друг с другом, больше они не останавливают меня. А вот нелегальным таксистам, «бомбилам», хорошо: они дали взятку полиции и спокойно себя ездят. Такими схемами они ставят палки в колеса нам, легальным. 

 

О заработке 

Геннадий Попов: Если постараться, то в месяц можно заработать больше 10 тыс. грн. При этом часть суммы уходит на оплату налога, плату за аренду терминала, кассового аппарата, топливо, на которое тратится до 8 тыс. грн. Легальная деятельность недешевая. 

С диспетчерской службой у нас партнерские отношения. Они мне — не начальство. Служба просто находит для меня пассажира и, можно сказать, продают эту информацию. За это мы ей платим 10-12% с каждого заказа. 
 

Александр Биденко: Мы также платим определенную сумму диспетчерской. Плюс таксисты в Северодонецке должны оплачивать свое парковочное место – базу. Средний наш заработок – меньше 10 тыс. грн, половину нужно отдать, особенно на ремонт авто. Пока еще среди северодонецких таксистов никому не удавалось заработать на новую машину. 

О тарифах в Киеве и Северодонецке 

Геннадий Попов: Тарифы у легальных таксистов в Киеве в два раза выше. Если у нелегалов один километр стоит от 5 грн, то у нас 10 грн. Но и расходы у нас больше. Вообще сейчас стоимость услуг такси не соответствует рыночным. Если учитывать цены на бензин, то один километр должен стоит не меньше доллара. Но мы все прекрасно понимаем, что это лишь отпугнет клиентов. 

Для нелегалов это вдвойне плохо. У них цены и так ниже рентабельных. За такой заработок они даже не могут починить свою машину, просто медленно «сливают ее в унитаз». 
 

Александр Биденко: Тарифы по Северодонецку для всех одинаковые – 8 грн/км. Так что легальные и нелегальные берут одинаково. Вторые даже могут и больше. 

 

О пассажирах 

Геннадий Попов: Я никогда первым не начинаю разговор. Если пассажир сам его инициирует, то я поддерживаю беседу. Как правило, говорим о политике, спорте, а женщины любят жаловаться на мужчин и просить совет. 

Если пассажир начинает хамить, я сразу прошу покинуть машину. И не люблю возить пьяных, которые и двух слов связать не в состоянии. С такими еще возиться нужно. 
 

 

Александр Биденко: Да все таксисты не любят пьяных и наглых пассажиров. А особенно тех, кто в салоне начинает пить пиво. Я таких высаживаю без вопросов.

За годы работы я стал ценить пунктуальных пассажиров. Не люблю, когда заставляют ждать больше 5 минут. Мне в такие моменты кажется, что либо я что-то напутал, либо диспетчер.

Геннадий Попов: С музыкой тоже были свои истории. Я вообще не включаю радио без согласия пассажира. Однажды клиент обиделся, что я отказался настроить волну на «Шансон». Я ему соврал, что хозяин службы заблокировал эту радиостанцию. Так мы с ним и не доехали до пункта назначения, он вышел. 

А вот на 8 марта мне попалась женщина сорока лет, которая всю дорогу слушала одну и ту же песню на своем телефоне. Она включила ее на полную громкость, и так всю дорогу, пока мы не доехали до Троещины.

Александр Биденко: Я тоже стараюсь не включать музыку. А на просьбы что-то поставить, объясняю, что я не диджей. 

О безопасности 

Геннадий Попов: О своей безопасности я переживал до 2008 года. Тогда моими пассажирами были и проститутки, и наркоманы, и бизнесмены. А после кризиса, когда появились жлоб-такси, вся эта тусовка стала пользоваться ими. Сейчас мои клиенты – это деловые люди, поэтому в своей безопасности я уверен. Но бывают случаи, когда диспетчеру звонит клиент и уже ведет себя агрессивно. Ему могут сказать, что в этом районе машин нет. Это общепринятая практика, чтобы уберечь таксиста от неприятностей. 
 

Александр Биденко: Я стараюсь не ездить в темное время суток. Но сейчас у нас и так опасно в регионе, проблемы могут и днем возникнуть. В таком случае в каждой машине есть специальная кнопка. Если на таксиста нападают, он нажимает ее и на место «слетаются» все таксисты. 

А вот от чего не уберечь себя, так это от нерасплатившихся пассажиров. У меня бывали случаи, когда девушка выходила из машины, взамен оставляла свою сумочку. Я ее долго ждал, а потом решил проверить, не обманули меня ли. Я проверил сумку, а она – пустая. Я сразу выбросил и уехал. Искать клиентку уже не было смысла.

Подобная ситуация еще раз приключилась со мной. Снова девушка попросила подождать ее. Я 20 минут ждал, ее все не было. Проверил сумку – там были личные вещи. Выбрасывать не стал, просто уехал. А спустя время мне звонят с диспетчерской и спрашивают, почему меня нет на месте. В итоге я вернулся, девушка мне заплатила и очень ругалась, что я хотел украсть ее дорогой бюстгальтер. 

 

О чаевых 

Геннадий Попов: Среди киевских пассажиров 70% клиентов оставляют чаевые. Как правило, это 10% от суммы. Но лучше не рассчитывать на них. 

Самые щедрые – это иностранцы. Для них наше такси недорогое и уникальное. А большие чаевые мне оставил киевлянин. Я подвез мужчину к его авто, не знаю почему, но, кроме оплаты дороги, он мне сверху еще 500 грн дал. 

Александр Биденко: В Северодонецке очень редко оставляют чаевые. До военного времени – чаще было. Помню, когда по городу поездка стоила 15 грн, нынешний нардеп Сергей Шахов заплатил мне 100 грн. Тогда эти деньги были большими. 

О количестве заказов 

Геннадий Попов: Удивительно, но кризисы положительно влияют на количество заказов такси в Киеве. Так было в 2008 году, когда клиента привлекали низкими тарифами. Так и сейчас. За последнее время количество заказов увеличилось в два-три раза. Даже Uber не создал нам серьезную конкуренцию. 

Александр Биденко: Тяжело работать таксистом в Северодонецке. Заказов очень мало. Помню, раньше у нас стабильно в пятницу и субботу было больше всего клиентов. Мы возили людей в рестораны, а потом забирали. Сейчас такого уже нет, горожане стали меньше отдыхать, многие потеряли работу. А у переселенцев есть свои автомобили. Северодонецкое такси среди них уже непопулярно. 

Фото: Олег Переверзев

Источник:  Realist.Online

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...