влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Что скрывает секретный бункер Горбачева в белорусских лесах

Что скрывает секретный бункер Горбачева в белорусских лесах

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Воспоминания узника Кремля: Бесконечная тюремная ночь

28.05.2017 08:46

Такие мероприятия, как переезды из камеры в камеру, были для меня в новинку. Новые страхи и сомнения – что будет ожидать на новом месте? Это всегда большая угроза, следует быть очень осторожным. Ведь арестанта всегда окружают «вертухаи», а эта категория людей живет провокациями, особенно когда кукловодами в игре являются сотрудники ФСБ.

Каждый неверный шаг может привести к абсолютному слому твоей судьбы.

Новые «апартаменты» располагались недалеко от старых. Они предусматривали размещение четырех человек, но, к счастью, были пустыми. В две-три ходки мы перенесли все наши пожитки. Местные старожилы говорили, что это VIP-камера, которую отремонтировали для бывших местных депутатов, но на деле она ничем не отличалась от других. Все-таки там была одна деталь, которая все омрачала, – орда тараканов.

Клопы – настоящая чума в тюремных условиях

Ранее мне казалось, что их не может быть еще больше, но это выходило уже за грани фантастики. Бегали, не обращая внимание на человека, где хотели – по подушке и постели, по стенам столам и потолкам… Я сделал все, что в моих силах, чтобы сократить популяцию этого роя.

Но, как оказалось, это были цветочки, потому что буквально через какое-то время на нас начали падать бомбы в виде клопов. Это ужасные существа, которые болезненно впиваются в твою кожу и начинают пить кровь. После того, как их срываешь, место укуса начинает зудеть и напухать. Клопы – настоящая чума в тюремных условиях, и бороться с ними чаще всего можно только с помощью специальных химических средств, который нам естественно никто ни за что не выдаст.

«Живите как хотите. Это не наши проблемы», – можно было услышать от сотрудников этого учреждения.

Не успели мы расположиться, как дверь отворилась, и на пороге появился новый сокамерник: «Мир этому дому. Я Сергей». Максим расплылся в улыбке. Оказалось, эти парни долгое время сидели вместе, но их расселили, потому что привезли меня. Они думали, что уже никогда не свидятся, а судьба распорядилась иначе.

Живите как хотите. Это не наши проблемы

Сергей около года просидел в следственном изоляторе «Бутырка» в городе Москва. Его обвиняли в мошенничестве, и так как эти действия, по версии следствия, были совершены в Крыму, то его и перевезли в СИЗО номер один. Оказалось, что в этой тюрьме отбывали наказание очень авторитетные люди, чьих знакомых как раз-таки и обманул в свое время Сергей. На него, с его собственных слов, была объявлена охота, поэтому и определили на спецблок.

Естественно, за это удовольствие пришлось прилично заплатить начальнику следственного изолятора. Но угроза сохранялась, ведь приходится часто ездить на суды и обратно, нужно ходить к адвокату и на свидания с близкими – а это все через общие коридоры, которые доступны всем остальным арестантам. Более того, дошла информация что местному «продольному» предлагают определенные заключенные сумму в размере двух тысяч долларов лишь за то, чтобы тот хоть на день переселил Сергея в камеру за территорией спецблока.

В целом, мои сокамерники, делясь друг другом своими страхами, опасениями и невероятными проблемами, выглядели весьма скверно. У Максима даже глаз подергивался, потому что ему еще предстояло находиться в этом месте как минимум год. А вот Сергей был весьма приободрен. Он понял, что может и не дожить до своего освобождения если останется тут, и решил пойти на сделку со следствием, лишь для того, чтобы его осудили в ускоренном режиме и сразу же увезли отбывать наказание в какую-нибудь колонию, где он намеревался пустить накопленные аферами деньги на улаживание своего комфортного существования.

Настил состоял из решетки с огромными дырами

В разговорах и воспоминаниях прошел день, окончательным аккордом которого был ужин из объеденных припасов нашей новой камерной группы. Мне было предусмотрено спальное место на втором ярусе с романтичным тропическим названием «пальма». Так как стариков не погонишь забираться на нее каждый раз, инициатива перепадает более молодым. Проблема была в том, что настил состоял из металлической пружинной решетки.

В большинстве ее мест она зияла огромными дырами. Хорошо, что все арестанты – барахольщики, таскающие свои вещи с собой. Среди этого хлама нашлись различные картонные коробки и пустые упаковки из под молока, которые послужили настилом. Максим позаимствовал свою зимнюю куртку в качестве матраса, которого у меня не имелось. Тот, что был в предыдущей камере, перешел во владение Сергея. При переезде ему не дали забрать выданный ему так званый инвентарь, а я, как порядочный человек, не стал отстаивать то, что по логике вещей мне не принадлежало. Как-то так худо-бедно, но расположился. Истинно депутатские апартаменты.

Приблизительно в полночь в дверь раздался стук:

– Афанасьев?

В то время я и не думал еще ложиться отдыхать, читал книгу Теодора Драйзера.

– Завтра в 6 утра быть готовым с вещами на этап.

Охранник ушел, а я остался в недоумении. Что? Куда? Зачем? Почему? Сокамерники разделяли мои чувства и также недоумевали. Меня наспех начали собирать. Кто дал несколько пачек сигарет, кто – несколько упаковок каш быстрого приготовления. Я начал нервничать, и с каждой минутой это чувство нарастало…

Автор: Геннадий Афанасьев, крымчанин, гражданский активист, бывший политзаключенный, Крым.Реалии


Фотограф Геннадий Афанасьев был арестован в оккупированном Симферополе 9 мая 2014 года. Проходил по сфабрикованному российской ФСБ делу «террористов группы Сенцова». Под жесточайшими пытками палачи заставили его подписать признание во всем, что они требовали, в том числе в намерении взорвать мемориал «Вечный огонь» и памятник Ленину в Симферополе. Во время суда над режиссером Олегом Сенцовым и общественным активистом Александром Кольченко Афанасьев нашел в себе мужество отказаться от показаний против них.

Предыдущие записи:

  1. Воспоминания узника Кремля: Путь к свободе. Прошение о помиловании
  2. Воспоминания узника Кремля: Освобождение. Помилование или подстава?
  3. Воспоминания узника Кремля: Освобождение. Продолжение
  4. Воспоминания узника Кремля: Освобождение. Начало пути
  5. Воспоминания узника Кремля: Голодовка как испытание
  6. Воспоминания узника Кремля: Тюремный барак наполнился призраками...
  7. Воспоминания узника Кремля: Россия отобрала у меня все...
  8. Воспоминания узника Кремля: «Люди, которые сидят в тюрьме, очень наблюдательны»
  9. Воспоминания узника Кремля: Первые трудности за решеткой
  10. Воспоминания узника Кремля: Глубокий нокаут
  11. Воспоминания узника Кремля: Ростовский этап. Я стал частью тюремной системы
  12. Воспоминания узника Кремля: Лефортово. Время выбора
  13. Воспоминания узника Кремля: Лефортово. «С вещами на выход!»
  14. Воспоминания узника Кремля: Весна 2014-го. Переворот всех устоев
  15. Воспоминания узника Кремля: Молчите до конца
  16. Воспоминания узника Кремля: Палачи получили задание
  17. Воспоминания узника Кремля: «Бандеровцу ничего не давать»

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...