влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Что скрывает секретный бункер Горбачева в белорусских лесах

Что скрывает секретный бункер Горбачева в белорусских лесах

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Вернувшийся из рабства в России житель Бобруйска: белорусов там много

30.07.2017 08:49

38-летний бобруйчанин Виктор Страхаль на месяц превратился в самого настоящего раба, который вынужден был по 10−12 часов в сутки перетаскивать необожженные 9-килограммовые глиняные блоки на одном из кирпичных заводов в Дагестане. Спустя две недели после возвращения в родной Бобруйск мужчина все еще не может поверить в то, что в XXI веке существует рабство. Тем более в соседней России...

 История бобруйчанина во многом типична и обыденна, пишет беларусский портал tut.by. Не найдя достойной по оплате работы в родном городе, Виктор Страхаль подался на заработки в Москву. Сперва отработал вахту на заводе LG, а второй раз попал на мясокомбинат им. Микояна. Получил расчет и уже собирался ехать домой, но не упел - его избили до потери сознания и ограбили - преступники забрали все заработанные деньги, около 47 тысяч российских рублей.

Дойти до рабочего общежития мужчина так и не успел — в подземном переходе неизвестные столкнули его со ступенек, избили до потери сознания и отобрали сумку. С телефонами и деньгами.

— Я пришел в себя и попытался пройти в общежитие. Объяснял, что я совершенно трезвый, что на меня напали. Но там установлена современная система охраны, с видеокамерами и пропусками. С разбитым лицом меня никто внутрь не пустил. Хорошо, что в общежитии остался паспорт — трудовую книжку и водительское удостоверение у меня украли, их теперь придется восстанавливать, — Виктор нервно сжимает кулаки.

Возможности сообщить семье о том, что случилось, у мужчины не было. Да и возвращаться с пустыми руками с заработков не позволяла гордость. Поэтому Виктор решил найти работу, чтобы оплатить дорогу домой и привезти с собой хоть немного денег.

— Я несколько дней бродил по Москве без еды, ночевал где придется. Однажды на лавочке ко мне подсел мужчина, представился Андреем. Посоветовал трудоустроиться на работу в Дагестан и обещал помочь. Я был уже в том состоянии, когда становится все равно, и согласился.

После этого новый знакомый отвел Виктора в кафе и накормил, а затем посадил в автобус, который отправлялся на Северный Кавказ.

«Когда проехали Волгоград, я понял, что обратно дороги нет»

Весь путь до нового места работы Виктор Страхаль вспоминает, словно в тумане. После голодания и ночных скитаний по Москве он провалился в сон. Говорит, что в автобусе находилось человек восемь дагестанских «челночников», один из которых был приставлен к нему.

— Даже в туалет со мной ходил, — признается мужчина.

Тогда еще Виктор не подозревал, что новый знакомый, посуливший ему работу на кирпичном заводе, попросту продал белоруса в рабство. За 20 тысяч российских рублей (около 330 долларов США).

Вместе с Виктором в автобусе ехал парень славянской внешности, который направлялся в Волгоград. С расспросами он не приставал, только однажды поинтересовался, зачем бобруйчанину нужно в Дагестан, и скептически воспринял информацию о том, что Виктор едет туда на работу. На одной из остановок парень накормил своего попутчика чебуреком и угостил кофе.

— Я с трудом представлял себе, куда еду. Не думал даже, что это так далеко — почти 2 тысячи километров от Москвы, — признается Виктор. — Когда проехали Волгоград, я понял, что обратно дороги нет, ехать придется до конца.

Не остановило мужчину и предупреждение пограничника на одном из федеральных постов о том, что в Дагестане часто пропадают люди. В целом же до белоруса с лицом в кровоподтеках никому не было дела: паспорт есть — езжай, куда хочешь.

«Если ты приехал, то должен работать»

В Кизляре Виктора передали дагестанцу, который приехал за ним на белых «жигулях» и отвез на кирпичный завод в Бабаюртовском районе. Хозяин предприятия Эль-Мурад сразу развеял иллюзии белорусского гастарбайтера, заявив, что вместо 30 тысяч российских рублей в месяц тот будет получать всего 12 тысяч (около 200 долларов), из которых 3 вычитается на питание. 

Деньги будут выданы лишь по окончании вахты в октябре-ноябре, да и то при условии, что трудиться Виктор станет добросовестно. О том, чтобы позвонить родным в Беларусь или же получить задаток, не могло быть и речи.

— Хозяин сразу честно меня предупредил, что работа тяжелая. И сказал, что по вечерам всем выдают по полбутылки водки. Я ответил, что не пью, и это очень удивило Эль-Мурада, который был уверен: все русские (у них нет деления на белорусов и украинцев) любят выпить и хорошо поесть, больше им ничего не надо. Ну, и понятно было сразу, что бездельничать мне не дадут: если ты приехал, то нужно работать.

Вместе с Виктором на заводе оказалось еще примерно 20 рабочих, половина из которых — граждане Беларуси, остальные — россияне. Практически все они попали в Дагестан по одной и той же схеме — нуждались в деньгах, согласились на предложенную работу. 

Оказалось, что таких предприятий в округе довольно много, и везде расплачиваются выпивкой и едой. Лишь один деревенский парень из-под Могилева, по словам Виктора, работал на заводе добровольно вторую вахту подряд. С ним хозяева действительно рассчитались, и 9 тысяч российских рублей в месяц для молодого человека оказались хорошим заработком.

— Я считаю, что мне еще повезло. Наш завод оказался нормальным. Здесь не издевались над людьми и никого не избивали. В наказание могли, правда, лишить водки. Но только тогда, когда человек пытался сбежать.

Завод, по словам Виктора, не охранялся. Лишь на ночь к рабочим приставляли кого-то из местных.

— Все знали, что уйти отсюда невозможно. Днем тебя обязательно догонят и вернут. А ночью по степи бродят шакалы, да и непонятно, куда идти.

С одной стороны от завода, вспоминает бобруйчанин, находилось море, с другой — горы. Впереди — степь с оросительными каналами, которые нужно как-то переплывать. Хозяина завода в округе все знали и уважали, поэтому местные жители сами возвращали ему беглецов, подобранных в степи. На памяти Виктора до федеральной трассы, соединяющей Москву и Махачкалу, удалось добраться только одному из работников завода. И то потому, что Эль-Мураду было уже не до него — новый белорусский раб доставил хозяину много проблем.

«Это просто какое-то cредневековье!»

Виктор показывает вздувшиеся вены на ногах и говорит, что примерно через неделю работы на заводе ступни превратились в настоящие колоды. Но о больничном можно было и не мечтать. Медицинскую помощь рабочим тоже никто оказывать не собирался, а из всех средств лечения на предприятии имелась лишь аптечка с минимальным набором препаратов. 

Чтобы разнообразить питание, бобруйчанин менял свою порцию водки на рыбу у местных жителей или же просил вместо спиртного кофе. В этом на заводе ему не отказывали. А вот позвонить домой никак не удавалось.

— Многие местные жители понятия не имеют о том, что такое интернет, вайбер, скайп, — говорит Виктор. — Так и говорят: зачем нам твой интернет-шмернет, я месяц учился звонки на телефоне принимать! И в самом деле, я наблюдал, как звонят человеку, а он бегает и матерится, пока удается ответить на звонок. Это просто какое-то cредневековье!

Бобруйчанину все же удалось раздобыть планшет с сим-картой у одного из коллег, который находился на хорошем счету у дагестанцев, и связаться с семьей. Виктор сообщил близким, что жив, и попросил о помощи. В этот же день его брат с женой отправились в милицию и написали заявление.

— Через некоторое время меня вызывает начальник, называет по фамилии и уговаривает записать видео, в котором бы я сообщил, что у меня все хорошо. Оказывается, подключилась Москва. В обмен на запись я потребовал себе мобильный телефон, — говорит Виктор.

Его требование было выполнено, а в Москву по каналам милиции ушла видеозапись, где белорусский гражданин опровергает информацию о том, что находится в рабстве. Сделать это было несложно, так как начальником местного РОВД оказался брат Эль-Мурада. Именно он и забил тревогу, когда из российской столицы пришел запрос на Виктора Страхаля.

После этого, по словам бобруйчанина, отношение к нему изменилось в лучшую сторону. Дагестанцы перестали его оскорблять, угощали кофе, не так пристально следили за перемещениями по территории завода. И даже купили мобильный телефон, но пошли на хитрость, пополнив счет на незначительную сумму.

— Мне этого хватило, чтобы связаться с семьей. Потом уже родственники положили деньги на счет, а я делал вид, что хожу по заводу с неработающим телефоном и гарнитурой. Дагестанцы смеялись, а я говорил, что слушаю музыку.

Параллельно семья Виктора начала искать варианты его освобождения и вышла на организацию «Альтернатива», которая занимается вопросами возвращения дагестанских рабов на родину. В итоге через несколько дней бобруйчанину позвонил руководитель организации Закир и сообщил, чтобы тот готовился к побегу.

«Нас вывезли на красной «Калине»

В итоге за несколько часов до побега Закир вышел на связь, посоветовал собрать вещи и узнать, кто еще готов вместе с ним покинуть завод. Виктор говорит, что вызвалось два человека — Александр из Мозыря и Сергей из Орши. Последнему пришлось отказать, так как у него не было паспорта.

— Сергей стоял и чуть ли не плакал, пока мы собирались, — вспоминает Виктор. — Закир пообещал его обязательно вытащить, но попозже — слишком много возни предстоит с документами.

Виктор в Дагестане

После полуночи 11 июля вновь раздался звонок, и Закир сообщил, где беглецов будет ждать машина.

— Нас вывезли на красной «Калине». Но не в сторону Москвы, как я ожидал, а в сторону Махачкалы. Я тогда действительно испугался, потому что уже знал, как людей просто перекидывают на другой завод, и все. Но оказалось, что Закир привез нас к себе домой, напоил кофе и попросил для себя несколько часов на сон. Потому что до этого он уже успел освободить парня из Гродно, который работал на другом заводе.

Утром пленников отвезли на автовокзал, где купили билеты до Москвы. По словам Виктора, деятельность организации «Альтернатива» финансирует частное лицо, и Закир с товарищами — всего 10 человек — освобождает тех, кто попадает в рабство. 

Именно он рассказал, что Виктор был продан хозяину за 20 тысяч рублей, добавив, что бобруйчанину действительно повезло: он пробыл в рабстве всего месяц, тогда как другие работают на таких заводах годами.

— Чаще всего это опустившиеся и спившиеся люди, которых все устраивает. Обычно их никто не ищет, — говорит Виктор. — Но встречаются и те, кто попал в рабство по собственной глупости. Таким людям нужна помощь.

В Москве пути беглецов разошлись — Виктор Страхаль отправился в Бобруйск, Андрей Горбач — в Гродно, а мозырянин Александр Евлаш решил остаться в российской столице. Связь с ними бобруйчанин не поддерживает, а о том, что довелось пережить, предпочитает забыть. И добавляет, что теперь на заработки в Россию — ни ногой.

— Уж лучше найти какую-то работу дома, — говорит мужчина и признается, что рассчитывает вернуться к своему любимому занятию — резьбе по дереву.

Тем же, кто хочет попытать счастья на заработках, Виктор советует быть предельно внимательными, сразу же после получения расчета уезжать домой и не «светить» деньгами. А еще — не соглашаться на сомнительные предложения по трудоустройству, даже если человек попал в безвыходную ситуацию.

Компенсацию за причиненный ущерб у Эль-Мурада Виктор Страхаль требовать не будет, так как считает, что во всем произошедшем есть и его вина. Свой трофейный телефон, выданный хозяином, он подарил старшей дочери, которая до последнего верила — ее отец вернется домой живым и здоровым.

Автор: Светлана Головкина, фото и видео: Александр Чугуев, tut.by

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...