влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

 Красный террор в фотографиях. Как чекисты уничтожали людей в Украине и не только (18+)

Красный террор в фотографиях. Как чекисты уничтожали людей в Украине и не только (18+)

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней
...
Печать

Беларусь vs Украина: хроника пикирующих отношений. Взгляд из Киева

11.12.2017 08:54

«Шпионский скандал» между Минском и Киевом, воспринятый в укрнете как «очередной томагавк в спину Украины», на самом деле — вполне ожидаемое и неизбежное событие, не выходящее из логики беларуско-украинских отношений, сложившихся за последний год. До сегодняшнего дня Беларусь по сумме факторов  не рассматривалась как «недружественное государство» или «пособник агрессора». 

Проект «Гибридная Беларусь»: «мягкая оккупация» и «гибридизация» политических процессов в стране

«Мягкая оккупация» — это контроль «оккупантами» базовых функций государства в ключевых сферах (безопасность, внешняя политика, макроэкономика), при условии сохранении основных атрибутов государственности (символика, территория, административно-политический режим, микро экономика).

Суть режима «мягкой оккупации», наиболее четко проявляется на примерах становления коллаборационистских режимов псевдореспублик украинского Донбасса. Последний «транзит власти» на оккупированной РФ территории Луганской области (источник), достаточно ярко продемонстрировал как это может происходить в условиях «мягкой оккупации» беларуской автократии.

Если мы сравним степень свободы и возможности для маневров на внешнеполитическом контуре, на микро- и макро- экономическом треке, в свете влияния российской пропаганды, коллаборационистских режимов на оккупированных территориях Донбасса и степень свободы и возможности для маневров Беларуси по представленным ключевым трекам государственной устойчивости (источник), то увидим небольшую разницу между положением псевдореспублик и современной РБ.

Суть разницы между ними лишь в том, что РФ пытается наделить коллаборационистские режимы ОРДЛО субъектностью, настаивая на переговорах непосредственно с ними, а Беларусь ее уже имеет в рамках международного права, являясь полноценным государством со всеми атрибутами.

В этом плане победные реляции беларуских силовиков, что сценарий учений «Запад-2017» разработали они сами, со стороны напоминает историю унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла. Ведь по сути они показали всему миру как будет выглядеть сценарий «транзита власти» в РБ, в случае если итоги «демократических» процедур не понравятся Кремлю или будут оспорены самими беларусами при поддержке западных демократий. В тоже время последние события в Луганске дают нам представление, как это будет организованно технически. Кстати, в рамках учений «Запад-2017» в случае с публикацией информации о переброске российских войск, беларуские генералы дали возможность россиянам получить первичный замер (скорость прохождения сигнала, время реагирования, характер реакции, воля к сопротивлению, способность военного руководства принимать самостоятельные решения), по наличию плана «Б», на случай несанкционированного российского вмешательства в ситуацию на территории РБ.  Судя по реакции беларуской стороны, высокая степень доверия и взаимодействия с россиянами, не оставляет шансов для сопротивления беларуских военных агрессивным действиям с востока.

«Запад-2017» стал моментом истины для самого Александра Лукашенко, который вынужден корректировать внешнеполитическую активность исходя из новой реальности. Лукашенко, как и Путин, не едет на генассамблею ООН, а посылает туда (также как и РФ) Министра иностранных дел.

В своем выступлении (источник) Владимир Макей фактически призвал ключевые страны:

1. «Поделить мир»: «Мы предлагаем, чтобы ключевые глобальные „игроки“, прежде всего Китай, Россия, США, государства Европейского союза, начали диалог о стратегическом видении новых конструктивных отношений» (источник).

2. Пожаловался на «фрагментацию глобализации», а точнее на то, что РБ сложно выплывать в конкурентной среде ЕС, в которой нет стабильного лидера как в РБ или РФ и с которым можно договориться быстро и по существу: «Министр отметил, что договоренности по итогам такого международного диалога могут способствовать завершению холодной войны и тем самым повернуть вспять «тенденцию растущей политической фрагментации в мире».

Министр иностранных дел Беларуси заявил, что, помимо «политической фрагментации», в мире наблюдается противоречащая ей тенденция — глобализация. И, хотя в целом она содействовала прогрессу и экономическому развитию, большинство населения планеты не смогло воспользоваться ее плодами, что привело к росту бедности и социального неравенства. «За последние годы много говорилось, в том числе и с этой трибуны, об экономических причинах таких проблем. Если вкратце, то глобальная экономика не была подчинена формуле «выигрывают все». Она работала в интересах корпоративного капитала, но не для простого человека», — сказал Макей (источник).

3. Реанимировать старый путинский «баян» про «Интеграцию интеграций»: «Сделать глобализацию более справедливой, по мнению белорусской стороны, можно за счет «интеграции интеграций» — взаимодействия региональных процессов» (источник).

Таким образом, Беларусь окончательно встраивается в фарватер российской внешней политики, демонстрацией абсолютного подчинения стал отказ Лукашенко от поездки на саммит стран Восточного партнерства: «Даля Грибаускайте насчет отсутствия Лукашенко на саммите Восточного партнерства высказалась так: «Я считаю, что это демонстрирует то же самое, что демонстрировали военные учения — на своей территории хозяйничает Москва, а не Беларусь, не Минск. И решения, кому и куда ехать, принимает Москва, а не Минск» (источник).

Гибридизация беларуско-украинских отношений в зеркале интеграции и «мягкой оккупации»

В рамках реализации принятой в июне 2016г. Военной доктрины РБ (источник), четко фиксируется геополитический выбор РБ: «П.22.15 формирование ЕДИНОГО ОБОРОННОГО ПРОСТРАНСТВА В РАМКАХ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА и укрепление систем коллективной безопасности ОДКБ, Содружества Независимых Государств, создание и развитие коалиционных группировок войск (сил), единых военных структур и систем, наращивание потенциала ОДКБ как действенного инструмента обеспечения международного мира и безопасности в Евразийском регионе». Это решение, продиктовано объективными причинами, обозначенными в п.12.5 «снижение возможностей Вооруженных Сил Республики Беларусь… по стратегическому сдерживанию агрессии и решению других задач мирного времени, а также по вооруженной защите Республики Беларусь в случае развязывания против нее военных действий».

Отдельно стоит обратить внимание еще на ряд положений этого документа, которые обуславливают дальнейшее развитие ситуации в наших двусторонних отношениях:

«Основные военные опасности:

11.10. деятельность государств (коалиций государств), а также негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации, по подготовке незаконных вооруженных формирований для дестабилизации обстановки в Республике Беларусь;

12.3. создание на территории Республики Беларусь террористических и экстремистских организаций, организация ими подготовки их членов для действий в составе незаконных вооруженных формирований для осуществления актов терроризма и иных противоправных действий по дестабилизации обстановки в Республике Беларусь, в том числе в целях развязывания внутреннего вооруженного конфликта;

  1. Мерами по обеспечению военной безопасности в мирное время являются:

22.13. организация противодействия деструктивным идеологии и пропаганде, а также использованию информационно-коммуникационных и информационно-психологических методов и технологий, направленных на подрыв независимости, территориальной целостности, суверенитета и конституционного строя Республики Беларусь, дестабилизацию обстановки в Республике Беларусь, причинение ущерба военной безопасности Республики Беларусь и безопасности ее союзников;

22.14. противодействие разведывательной деятельности других государств (коалиций государств), а также негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации, в целях защиты сведений, составляющих государственные секреты Республики Беларусь».

Таким образом, существование на территории Украины тактической группы «Беларусь» в рамках доктрины рассматриваются беларуской стороной, как угроза и «недружественная» политика Украины.

П.22.13 «Организация противодействия деструктивным идеологии и пропаганде», определил недружественную политику беларуских силовиков к постреволюционному пулу украинских журналистов, экспертов, активистов. Но в силу слабости собственных оперативных возможностей в Украине, да и в силу слабости самой активности украинцев в РБ, беларуские силовики вынуждены пользоваться российскими базами «нежелательных лиц». Это косвенно подтверждает возможность россиян манипулировать информацией, поставляемой беларуским спецслужбам.

Таким образом, положения новой военной доктрины РБ обусловили «гибридизацию» или сращивание силовых структур РБ и РФ, позволив структурам РФ получить стратегическую инициативу в формировании архитектуры безопасности «Союзного государства». В итоге мы получаем беларуский КГБ с ФСБшной начинкой, образно говоря беларускую картошку со вкусом российской редьки.

На фоне российско-украинского конфликта, в условиях «всеобъемлющей интеграции» и взаимодействия в рамках ОДКБ, вероятнее всего ведущая роль в создании системы обороны Союзного государства и противодействия внешним влияниям принадлежит спецслужбам РФ.

В рамках принятой доктрины и «гибридизации» беларуских силовиков, сегодня любой гражданин Украины, принимавший участие в событиях на Майдане или служивший в зоне АТО и попавший в базу «нежелательных лиц» ФСБ, на территории РБ подпадает под действие уже не национального законодательства РБ, а межгосударственных беларуско-российских соглашений в сфере безопасности. Следовательно, уровень безопасности украинцев на территории Беларуси прямо пропорционален уровню заинтересованности ФСБ в задержании человека. Другими словами, чем выше уровень интереса ФСБ к вам, тем вероятнее вас задержат на территории РБ. Согласно словам главы МВД РБ Игоря Шуневича (источник) на сегодня под угрозой задержания в Беларуси находится 350 тыс. украинцев из базы любезно предоставленной беларуским силовикам ФСБ РФ. А это значит, что если вы едете транзитом через территорию РБ в страны Балтии, то очень вероятно, что въехав ночью на территорию Беларуси, «Доброе утро» вам скажут в СИЗО Краснодара или Ростова вежливые люди из ФСБ, которых, возможно, вы еще неделю назад гоняли по донецким степям.

Инерционность и консерватизм сознания украинцев, а также неприлично долгое отсутствие Посла, не позволили адекватно реагировать на все изменения в статусе РБ и организации системы безопасности «Союзного государства».

До сегодняшнего дня Беларусь по сумме факторов (поддержка товарами двойного назначения на старте конфликта, регулярные декларации дружественного отношения А. Лукашенко, предоставление переговорной площадки, идентичность проблем взаимоотношений с РФ, активная поддержка беларусами Майдана, участие беларуских добровольцев в АТО и т.п.) не рассматривалась как «недружественное государство» или «пособник агрессора». Мы входили в положение Беларуси, что соседям нельзя сориться с РФ и поддерживали Лукашенко чем могли в его битве за российские углеводороды. Втайне полагая, что мы сможем помочь Минску если не избавиться, то хотя бы ослабить «российское иго». Но, по сути, эта задача не стоит на повестке дня в Минске и для многих экспертов это была возможность проявиться в поле зрения не только беларуских, но и российских спецслужб.

В этом ракурсе задержание Павла Шаройко было неизбежным шагом, четко обозначающим позицию РБ в конфликте РФ и коллективного Запада, в котором украинская власть и спецслужбы в глазах А. Лукашенко являются марионетками НАТОвской военщины.

Однако беларуским спецслужбам перепала не только база украинских «радикальных» журналистов пропагандистов, но и целый ряд антизападных, антиукраинских пропагандистских медиаресурсов типа «ИМХОклуб», Спутника, СОНАР, Чеснок, Евразия-эксперт, Политринг и т.п.. Также под кураторством Кремля формируется прокремлевский экспертный пул «свидетелей евразийского пространства». Таким образом, уже к середине осени 2016 года на территории Беларуси была сформирована инфраструктура информационно-психологического воздействия.

Первой совместной беларуско-российской информационной операцией можно считать доведение до западных акторов искаженных данных по количеству украинских беженцев в РБ (источник). В этом случае впервые А. Лукашенко использует недостоверную информацию собственных служб, которая будет впоследствии опровергнута официальными лицами Украины.

Уровень лояльности беларуских силовиков и техническое взаимодействие с россиянами наглядно проявляется в инциденте со срывом пресс-конференции представителя ОБСЕ в Трехсторонней контактной группе (источник). Украинские журналисты отметили, что это была либо недоработка службы безопасности «Президент-отеля», либо совместное оперативное мероприятие спецслужб. Непосредственные исполнители которого получили достаточно лояльное наказание и были высланы из страны. Но оценки российской политике даны не были, как и небыли усилены меры безопасности в отношении пророссийских провокаторов, что проявится в дальнейших событиях с автопробегом российского НОДа в Минске и Гомеле.

Самым ярким примером демонстрирующим степень взаимодействия спецслужб, на наш взгляд, можно считать операцию ФСБ РФ по задержанию в Гомеле украинского гражданина Павла Гриба (источник). Обстоятельства задержания Минск не комментирует до сих пор, как не дает и оценки действиям российских спецслужб на своей территории, что косвенно может подтверждать совместный характер действий спецслужб «Союзного государства» в данном случае.

В горячей фазе конфликта, на фоне посредничества РБ в реализации стратегически важных для россиян оборонных контрактов с украинским ВПК, наши контакты были выгодны для россиян и они особо не вмешивались в беларуско-украинские двусторонние отношения. Однако, когда в Беларуси активизировались западные дипломаты, а Лукашенко заговорил о «политике многовекторности», пытаясь максимально капитализировать свои позиции и набрать вес в регионе, Кремль заподозрил симптомы «оранжевой чумы» в Беларуси и начал активно включать программы «противодействия информационным влияниям и распространению радикальных настроений». Что многократно увеличило динамику деконструкции беларусско-украинских двусторонних отношений на ключевых треках.

Автор: Дмитрий Громаков, Киев,  Belarus Security Blog

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...