влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

«Токийское сжатие»: лица и позы пассажиров метро столиці Японии в час пик

«Токийское сжатие»: лица и позы пассажиров метро столиці Японии в час пик

Голосование

Накажут ли наглых «мажоров» за создание аварийной ситуации и избиение депутата Найема

Да, в полном соответствии с Законом
Нет, денег хватит откупиться
Не знаю что и сказать
...
Загрузка...
Печать

К чему привела утечка более 50 миллионов профилей пользователей Facebook и при чем здесь РФ

21.03.2018 08:58

В центре расследования оказалась компания Cambridge Analytica и ее способы манипуляций массовым сознанием. Как удалось выяснить недавно, своего успеха Cambridge Analytica добилась благодаря масштабному воровству данных из социальных сетей, в том числе Facebook. Более того, компания, как оказалось, имела тесные связи с Россией, что уже стало объектом расследования спецпрокурора США Роберта Мюллера.

Об этом и многом другом — в переведенном The Insider материале The New York Times.

Накануне выборов в Конгресс США в 2014 году свежеобразованная компания по изучению электората Cambridge Analytica столкнулась с одной проблемой.

Получив $15 млн от Роберта Мерсера, богатого донора-республиканца, компания завоевала доверие его политического консультанта Стивена Бэннона, посулив инструменты, позволяющие влиять на поведение американских избирателей в зависимости от их личностных качеств. Но вот данных, необходимых для работы новых продуктов, у компании не было.

Поэтому фирма – согласно документам и по словам бывших сотрудников и партнеров – собрала личные данные из профилей более 50 миллионов пользователей Facebook без их согласия, совершив одну из крупнейших краж данных за историю социальной сети. Изучив сведения о поведении огромного среза американских избирателей в соцсетях, компания разработала приемы, ставшие основой предвыборной кампании Трампа в 2016 году.

Расследование The New York Times и The Observer объясняет, почему создание новаторского оружия политической борьбы привлекло к Cambridge Analytica и ее состоятельным инвесторам с консервативными взглядами пристальное внимание правоохранительных органов и законодателей по обе стороны Атлантики.

 

И Конгресс США, и парламент Великобритании допросили Александра Никса (Alexander Nix), генерального директора Cambridge Analytica, о деятельности компании 

Кристофер Уайли, сооснователь Cambridge Analytica и ее сотрудник до 2014 года, говорит о руководстве так: «Правила для них – пустой звук. Они ведут войну, а на войне все средства хороши».

«Их цель – ожесточенная борьба за культурные ценности в Америке, – добавил он. —Предполагалось, что Cambridge Analytica станет оружейным арсеналом в этой борьбе».

С начала работы «Аналитики» в предвыборной гонке 2016 года ряд лиц рассказали о деятельности компании по сбору и использованию данных пользователей Facebook, что вызвало ожесточенную полемику о достоинствах так называемой «техники психографического моделирования».

Но истинный масштаб утечки личных данных американцев до настоящего момента не разглашался, а сама социальная сеть только сейчас признала случившееся. Интервью с несколькими бывшими сотрудниками и анализ корреспонденции и документов фирмы показал, что «Аналитика» не только активно использовала личные данные пользователей Facebook, но и до сих пор хранит большую часть информации у себя.

«Аналитика» наняла стороннего исследователя, который, как утверждает Facebook, использовал свою научную деятельность как предлог для сбора личных данных.

Всю неделю, общаясь с журналистами из The Times, Facebook преуменьшал масштаб утечки и выражал сомнения, что какие-либо данные все еще остаются у похитителей. Однако в пятницу социальная сеть опубликовала заявление, в котором выразила тревогу и пообещала принять меры.

«Данные были получены обманным, мошенническим путем», – подчеркнул Пол Груол, вице-президент и заместитель главного юрисконсульта компании Facebook, в своем заявлении для газеты The Times в пятницу. Он добавил, что социальная сеть заблокировала Cambridge Analytica,  Уайли и исследователя, российско-американского ученого Александра Когана. «Мы примем все необходимые меры, чтобы украденные данные были уничтожены бесследно, а нарушители понесли адекватное наказание», – пообещал  Груол.

Александр Никс, генеральный директор Cambridge Analytica, и другие представители компании неоднократно отрицали сбор или использование данных пользователей Facebook – в том числе на парламентском слушании в прошлом месяце. Однако в последующем заявлении для The Times компания признала факт сбора информации, хотя и переложила вину за нарушение правил социальной сети на Когана, а также заверила, что уничтожила полученные данные еще два года назад, узнав о нарушениях.

В Великобритании деятельность Cambridge Analytica расследуют и парламент, и органы госрегулирования – по обвинениям в незаконных действиях в ходе подготовки Brexit. Соединенное королевство славится строгостью защиты частной жизни, и уже в субботу британский Комиссар по информации объявила, что начала расследование по факту незаконного сбора и использования данных пользователей Facebook.

А в США Ребека Мерсер (дочь Роберта Мерсера и член совета директоров компании), Стив Бэннон и Александр Никс получили от своего юриста предупреждение о том, что компания нарушает закон, привлекая иностранцев к работе над предвыборными кампаниями (что подтверждено документами и свидетельствами бывших сотрудников).

Донор-консерватор Роберт Мерсер вложил в Cambridge Analytica $15 млн, а его дочь Ребека вошла в совет директоров компании

Следователи от Конгресса США допросили Никса о роли «Аналитики» в предвыборной кампании Трампа. А спецпрокурор США Роберт Мюллер запросил электронную корреспонденцию сотрудников Cambridge Analytica, работавших со штабом Трампа, в рамках своего расследования российского вмешательства в президентские выборы.


Гендиректор Cambridge Analytica обращался к Ассанжу в ходе кампании Трампа в надежде раздобыть личную переписку Хиллари Клинтон


Неизвестно, что именно ищет Мюллер, но документы, попавшие в распоряжение The Times, указывают, что британский филиал компании осуществлял деятельность и в России, и в Украине. Кроме того, основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж в октябре рассказал, что Никс обращался к нему в ходе кампании в надежде раздобыть личную переписку главной конкурентки Трампа, Хиллари Клинтон.

<Также выяснилось, что Коган являлся доцентом в СПбГУ и получал гранты от российского правительства на изучение «Стресса, физического и психологического здоровья в социальных сетях». Также Коган готовил аналитический материал для главы ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова, причем, судя по презентации 2014 года, попавшей в распоряжение The Guardian, речь при этом шла о планируемом вмешательстве в выборы США. В частности, на одном из слайдов презентации, которую Cambridge Analytica демонстрировала ЛУКОЙЛу, приведен пример «кампании по распространению слухов» на выборах в 2007 году в Нигерии (где Cambridge Analytica  также была задействована), призванной распространить опасения о том, что выборы будут сфальсифицированы. Как известно, такой же месседж распространял и Трамп в ходе своей кампании. Все это также станет объектом расследования спецпрокурора Мюллера — The Insider>

Документы также вызывают ряд вопросов к компании Facebook, которая уже едва справляется в нападками в связи с распространением российской пропаганды и новостных фейков. «Аналитика» загрузила из профилей, некоторые из которых рассмотрела The Times, личную информацию, данные о друзьях и «лайках» пользователей. Только ничтожно малая часть пострадавших давала согласие на разглашение своих данных третьей стороне.

«Защита данных наших пользователей лежит в основе нашей работы, – заявил  Груол. – Злоумышленники не проникли в наши системы. Среди похищенной информации не было конфиденциальных данных или паролей».

И всё же он подчеркнул: «Это серьезное нарушение правил компании».

Как читать мысли избирателей

Как вспоминает  Уайли в одном из интервью, в конце 2013 года Никс собрал нескольких коллег на торжественный ужин в Палас-Отеле на Манхэттене. Бордо лилось рекой – и действительно, было что отметить.

Никс, напористый продажник, возглавлял небольшой отдел политтехнологов в группе компаний SCL, работавшей с политиками и министерством обороны. Большую часть года он искал подступы к миру информационных политтехнологий, где крутятся большие деньги, и нанял на работу Уайли, 24-летнего политтехнолога, успевшего поработать еще с ветеранами кампании Барака Обамы. Уайли в тот период интересовался возможностью манипулирования избирателями за счет черт их характера и собрал команду психологов и аналитиков, некоторые из которых относились к Кембриджскому университету.

По словам бывших сотрудников, для экспериментов SCL выбрала небольшие страны Карибского бассейна и Африки, где защита частной жизни отсутствовала как класс, а клиенты-политики с радостью делились государственной информацией.

Потом судьба свела Никса со Стивом Бэнноном, главой информационного портала Breitbart News, который впоследствии стал главным стратегом Трампа в предвыборной гонке и на посту президента, а также с Робертом Мерсером – одним из богатейших политических доноров в мире.

Никс и его коллеги тщательно обхаживали Мерсера, убежденного, что для победы его кандидатам необходима помощь экспертов в сфере больших данных, и его дочь Ребеку, разделяющую консервативные взгляды отца. Бэннона привлекала идея повлиять на американскую политику и культуру, анализируя персональные данные избирателей, вспоминают Уайли и ряд бывших сотрудников, которые разговаривали на условиях анонимности, так как подписали соглашение о неразглашении. Стив Бэннон и Роберт Мерсер с дочерью от комментариев воздержались.

Мерсер частично финансировал пилотный проект стоимостью $1,5 млн по опросу избирателей и тестированию психографического профилирования в борьбе за пост губернатора Виргинии: в ноябре 2013 года генпрокурор Кен Куччинелли от Республиканской партии противостоял Терри Маколиффу, фандрейзеру Демократической партии. Хотя Кен Куччинелли проиграл, Мерсер в идее не разочаровался.

Отец и дочь Мерсеры хотели быстрых результатов, и дела компании пошли в гору. В начале 2014 года инвестор Тоби Нойгебауэр и другие состоятельные консерваторы готовились вложить десятки миллионов долларов в предвыборную кампанию сенатора от штата Техас Теда Круза – и Никс метил в подрядчики.

Когда коллеги Уайли не подготовили для Нойгебауэра обзор фирменной технологии, Никс не скрывал своего возмущения.

«ВСЕГО-ТО ДВЕ СТРАНИЦЫ!! От силы 4 часа работы (час на каждого). О чем вы все думали??» – писал он.

Но у команды Уайли были проблемы посерьезнее. Для сбора объема данных, достаточного для психографического профилирования в масштабах страны, компании нужны были огромные суммы денег. Традиционные аналитические центры прогнозировали политические взгляды избирателей и их поведение на основе результатов прошлых выборов и истории потребительских покупок.

Но эти данные ничего не говорили об отдельно взятом избирателе. Кто он: невротичный интроверт или верующий экстраверт? Либерал с обостренным чувством справедливости или оккультист? Эксперты из «Аналитики» утверждали, что это понимание личностных характеристик может стать удивительно эффективным инструментом распространения политических месседжей.

Уайли нашел решение этой задачи в Психометрическом центре Кембриджского университета, где ученые разработали технологию выявления черт характера пользователей на основе их «лайков» в социальных сетях. Исследователи платили пользователям небольшое вознаграждение за прохождение личностного теста и установку приложения, которое собирало отдельные факты о пользователях и их друзьях – что не было запрещено соцсетью на тот момент. Ученые утверждали, что такой подход позволяет узнать человека лучше, чем его знают родители или, к примеру, жена, – спорное утверждение.

Когда Психометрический центр отказался сотрудничать с «Аналитикой», Уайли нашел того, кто согласился: Александра Когана, на тот момент университетского профессора психологии с докторской степенью, который имел представление о необходимых технологиях. Коган разработал собственное приложение и в июне 2014 года начал сбор данных для Cambridge Analytica. Согласно переписке и финансовым документам компании, затраты – более $800 тыс. – окупились сполна, а копию приложения он сохранил для собственных исследований.

Александр Коган, российско-американский ученый, разработал приложение, с помощью которого «Аналитика» собирала данные из Facebook.

В Facebook уверяют: компании и ее пользователям он сообщил лишь то, что информация собиралась для научных целей – и то мелким шрифтом. Социальная сеть не проверяла, правда ли это. Коган отказался предоставить подробности происшедшего, ссылаясь на соглашения, подписанные с Facebook и «Аналитикой», однако подчеркнул, что его программа была «стандартным, рядовым приложением для Facebook».

По подсчетам Уайли, в общей сложности Коган предоставил компании более 50 миллионов пользовательских профилей; цифру подтверждает бывший сотрудник, и она встречается в одном из писем. Около 30 миллионов из них, по оценке The Intercept, содержали достаточно информации, включая данные о местонахождении, чтобы компания могла сопоставить пользователей с другими доступными записями и создать психографические профили. Только 270 тыс. пользователей – непосредственные участники опроса – дали согласие на сбор их личных данных.

Письмо Уайли от Когана с перечислением личностных качеств, которые можно спрогнозировать

Уайли называл данные пользователей Facebook «манной небесной», которая позволила его команде разработать обещанные Мерсерам модели.

«Мы хотели собрать как можно больше данных, – признает он. – Откуда эти данные, кто нам разрешил их использовать – все это нас мало волновало».

Версия Никса отличается. На парламентских слушаниях в прошлом месяце он охарактеризовал вклад Когана как «ничтожно малый».

Усилия международного сообщества

Параллельно с запуском приложения Когана Роберт Мерсер согласился вложить $15 млн в совместный проект с предвыборным подразделением SCL. Партнеры разработали сложную корпоративную иерархию, основав еще одну американскую компанию. Согласно учредительным документам, она практически полностью принадлежала Мерсеру и имела лицензию на использование психографической платформы, разработанной командой Уайли. Имя подобрал Бэннон, как инвестор и член совета директоров: Cambridge Analytica.

По сути, это была фирма-пустышка. Документы и свидетельства бывших сотрудников говорят о том, что обязательства по контрактам «Аналитики», зарегистрированной в Делавэре, выполняла расположенная в Лондоне компания SCL под управлением Никса, британского подданного, занимавшего руководящие посты в обеих компаниях. Большинство сотрудников и подрядчиков SCL были канадцами, как Уайли, или гражданами ЕС.

Но в июле 2014 года консультант компании Лоуренс Леви, американский юрист в сфере избирательного права, предупредил, что это может расцениваться как нарушение закона, запрещающего участие иностранцев в американском избирательном процессе.

В служебной записке для Бэннона, Мерсера и Никса юрист, работавший тогда на фирму «Брейсуэлл и Джулиани», предупреждал, что Никсу придется устраниться от «активного взаимодействия» с клиентами, участвующими в американских выборах. Также Леви посоветовал компании нанять граждан США или держателей грин-карт «для руководства и принятия решений в отношении предвыборной агитации и расходов».

Летом и осенью 2014 года Cambridge Analytica занялась выборами в Конгресс США, задействовав сотрудников и подрядчиков SCL по всей стране. Специалисты, среди которых американцев было немного, проводили опросы, изучали фокус-группы и разрабатывали тезисы для Комитета политического действия Джона Болтона (John Bolton SuperPAC), консерваторов из Колорадо и республиканца Тома Тиллиса, сенатора от Северной Каролины.

Как Cambridge Analytica заявила The Times, «все стратегически важные посты занимали граждане США или держатели грин-карт». По словам ее представителей, Александр Никс «никогда не играл важной стратегической или тактической роли» в американской предвыборной гонке. Нарушила ли «Аналитика» американский закон об избирательном праве? Вердикт зависит от роли сотрудников-иностранцев в каждой кампании и от того, занимались ли они «стратегическим консультированием» по определению Федеральной избирательной комиссии. Похоже, что на выборах 2016 года Cambridge Analytica выстраивала свою работу со штабами Теда Круза и Дональда Трампа аналогичным образом. По словам двух бывших сотрудников, компания наняла для работы над кампанией немало американцев, но большинство аналитиков все равно были из Великобритании и ЕС.


Предвыборное турне Трампа, завоевавшее ему народную поддержку, было идеей Cambridge Analytica


Под руководством Брэда Парскаля, главного советника Трампа по цифровым технологиям в 2016 году, а сейчас – стратега предстоящей кампании 2020 года, «Аналитика» выполняла ряд задач: определяла целевую аудиторию интернет-акций и усилий по привлечению средств, прогнозировала явку, приобрела эфирное время на ТВ общей стоимостью $5 млн, а также сформировала стратегию предвыборной агитации – предвыборное турне Трампа, завоевавшее ему народную поддержку, было идеей специалистов компании.

Советники Белого дома Стив Бэннон и Келлиэнн Конуэй с Ребекой Мерсер на инаугурации президента в 2017 году. Компания помогла штабу Трампа выявить целевой электорат

Версии топ-менеджеров «Аналитики» об использовании психографических данных в кампании расходятся. Никс подтверждает, что стратегия Трампа основывалась на профилях, предоставленных «Аналитикой» (хотя сотрудники штаба это отрицают), однако говорит, что компании не хватило времени для построения действительно объективной модели электората. Месяц назад Никс рассказал BBC, что кампания Трампа разрабатывалась «по мотивам» психографических данных, собранных для Круза.

Что было после утечки

К началу 2015 года Уайли и более половины его первоначальной команды – около десяти сотрудников – покинули компанию. Большинство из них придерживались либеральных взглядов, и работа на ультраправых политиков, которых спонсировали Мерсеры, приносила все меньше удовлетворения.

Согласно официальному заявлению Cambridge Analytica, Уайли основал конкурирующую компанию, и «Аналитика» подала на него в суд за нарушение права интеллектуальной собственности. Также «Аналитика» обвинила Уайли и других бывших «подрядчиков» в «очевидно умышленной попытке навредить компании».

Кристофер Уайли, бывший сотрудник Cambridge Analytica, раскрывший ее махинации 

Ближе к концу того же года The Guardian опубликовала статью об использовании личных данных пользователей Facebook в кампании Теда Круза, подготовленной Cambridge Analytica, вызвав панику у руководства соцсети. Facebook немедленно пообещала «тщательно расследовать происшествие» и потребовать от любой компании, незаконно использующей данные ее пользователей, уничтожить эти данные.

Facebook провела расследование, и хотя так и не признала утечку публично, постаралась защитить данные еще в августе 2016 года. Именно тогда юристы соцсети обратились к подрядчикам Cambridge Analytica. «Данные были получены и использованы без согласия пользователей, – говорилось в письме, обнародованном The Times. – Их дальнейшее использование незаконно; они подлежат немедленному уничтожению».

Пол Груол, заместитель главного юрисконсульта Facebook, официально заявил: и Коган, и «группа компаний SCL, и Cambridge Analytica подтвердили, что уничтожили незаконно полученные данные». Однако еще не все копии информации вернулись под контроль Facebook. Корреспондентам The Timesудалось получить доступ к «сырым» данным из профилей, загруженных «Аналитикой». Хотя Никс заверил парламентариев, что компания больше не хранит данные Facebook, один бывший сотрудник заявил, что собственными глазами видел сотни гигабайт незашифрованных файлов на серверах «Аналитики».

Сейчас Cambridge Analytica продолжает наступление на американский и зарубежные рынки, однако намерения Никса выглядят весьма сомнительными. В январе британский канал Channel 4 News заснял на скрытую камеру (и поделился записью с The Times),  как Никс хвалится, что, представляя интересы политиков разных стран, сотрудничает с компаниями, за которыми стоят выходцы из спецслужб, и даже строит гипотетические схемы компрометации своих клиентов.

Похоже, пристальное влияние общественности не пошло на пользу деловой репутации «Аналитики». Ни один из штабов американских политиков или комитетов политического действия не выражал намерения привлечь «Аналитику» к предстоящим выборам в Конгресс в 2018 году, а вопрос о ее участии в переизбрании Трампа остается открытым.

Александр Никс переключил внимание на потенциал психографического моделирования для коммерческой рекламы. Теперь он позиционирует себя как гуру интернет-рекламы, представляясь «гением математики». По словам бывшего сотрудника, в прошлом году в США компания вела переговоры с компаниями Mercedes-Benz, MetLife и AB InBev, но ни одной сделки так и не заключила.

Источник: The Insider  

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...