влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

50 лет назад СССР танками задушил  «Пражскую весну»

50 лет назад СССР танками задушил «Пражскую весну»

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Кого защищает Россия в Сирии. Средневековые пытки в тюрьмах-«бойнях» Асада (+18)

03.09.2018 08:38

Художнику и бывшему заключенному Надже аль-Букаю было поручено транспортировать мертвых заключенных для массовых захоронений. Он говорит, что первое тело, которое он тащил в яму, было отмечено белой карточкой: труп №5535. Это был сентябрь 2014 года, через четыре месяца после того, как были опубликованы фотографии, которые стали известны как фотографии Цезаря, а мертвых становилось все больше.

В течение этого лета сирийские официальные лица сообщили родственникам о смерти более 800 заключенных, попавших в тюрьмы из-за мирных протестов против правительства Башара Асада, но их тела так и не выдали. За несколько лет до этого появились тысячи фотографий тел сирийских заключенных со следами пыток и номерами, об этом идет речь в публикации CNN, перевод которой опубликован на сайте журнала Новое время 

Сирийский художник Наджа аль-Букай, побывавший в тюрьме Асада, после освобождения стал рисовать пережитое и увиденное. Фото: CNN

Шесть лет неизвестности

Ни один человек не увидит лицо Худы Халаси и не услышит ее голос, пока длится ее четырехмесячный период скорби. Она сидит в боковой комнате своего дома в провинции Алеппо, окруженная лишь своими родственниками. Ее глаза горят, но говорит она только шепотом. В течение шести лет она и ее семья мучились из-за судьбы ее мужа. Где и в каких условиях он находится, было окутано тайной.

Но в один из дней в начале августа сирийское правительство выдало свидетельство о его смерти.

"Мы точно не знаем, когда именно он умер", - говорит Худа своему родственнику.

Анестезиолог Абдул Гафур Халаси был арестован в первые годы войны в Сирии. Он исчез в пучине тюрем и военных разведывательных центров и был одним из 82 тысяч насильственно исчезнувших людей, возвращения которых местные и международные правозащитные группы требовали у сирийского правительства. Семьи пытались что-то узнать о своих заключенных родственниках или попытаться наскрести денег, чтобы обеспечить их освобождение. В большинстве случаев их усилия были напрасны. Старый принцип вновь возник по отношению тем, кто был произвольно заключен под стражу режимом: те, кто находился в тюрьмах, исчезли, те, кто смог выбраться, получили новый шанс на жизнь.

Фото: CNN

Абдула Гафура Халаси в последний раз видели в тюрьме Сайдная под Дамаском. Amnesty International называла Сайднаю "человеческой бойней" в отчете за 2017 год после подробного документирования массовых казней в центре для заключенных. До мая правительство Сирии отказывалось раскрывать статус своих пропавших без вести заключенных, а президент Башар Асад отбрасывал просочившиеся фотографии тысяч умерших заключенных как "поддельные".

 фотографии, которые стали известны как фотографии Цезаря

 фотографии, которые стали известны как фотографии Цезаря

 Фотографии, которые стали известны как фотографии Цезаря. Фото: CNN

Попытка "перевернуть страницу"

При поддержке России и Ирана Асад остается при власти. И, как говорят правозащитные группы, пытаясь перевернуть страницу с одной из самых темных глав семилетней войны в стране, сирийские власти в течение этого лета сообщили о смерти более 800 заключенных. Однако их близким не выдали тела.

"Война сворачивается и (правительство) пытается нормализовать отношения с различными частями Сирии как можно быстрее, - говорит Джошуа Ландис, эксперт по Сирии и руководитель исследований по Ближнему Востоку в Университете штата Оклахома, - Большая часть этого - это объяснение того, что случилось с людьми".

Так как в гражданских записях некоторые пропавшие без вести теперь отмечены как "умершие", правительство может избавиться от некоторых бюрократических проблем и восстановить правительственный порядок и процедуры. Жены умерших заключенных теперь официально вдовы. Споры о собственности, которые висели на балансе, потому что владельцы пропали без вести, могут быть разрешены. Правительство надеется, что это позволит людям двигаться дальше, поскольку война сокращается.

Документы, полученные правозащитными группами, отслеживающими сообщения о смерти, проливают мало света на точные причины смерти. Сирийская сеть по правам человека заявила, что свидетельства о смерти не имеют "никаких отличий от свидетельств о смерти для обычных граждан, которые умерли естественным образом". В гражданских документах, недавно обновленных для отражения смертей, причины преимущественно перечисляются как "естественные", "обезвоживание" или "остановка сердца", согласно правозащитным группам, адвокатам и активистам, с которыми общались журналисты CNN.

Но множество свидетельств, фотографий и правительственных документов показывают, что реальность далека от этого, и что масштабы злоупотреблений в тюрьмах Сирии может быть слишком трудно игнорировать. Но правозащитные группы говорят, что выжившие в тюрьмах Асада продолжают выступать в качестве свидетельства злоупотреблений режима, даже когда война в Сирии подходит к концу.

Новости об исчезнувших

Обейд Хадж Ахмад считает, что его брату Сааду было 27 лет, когда он умер в сирийском центре заключения.

"Я продолжал следить за новостями о нем около шести месяцев, а затем он просто исчез", - говорит Обейд. Саад, ненасильственный активист, курсировал между центрами допросов, пока не был отправлен в тюрьму Сайдная в 2012 году.

Два года спустя перебежчик из сирийской армии под кодовым именем Цезарь опубликовал более 28 тысяч фотографий с мертвыми телами избитых заключенных в ссадинах с номером на каждом из трупов. На этих фотографиях был и Саад.

"Я сразу же разрыдался ... мой брат взял у меня телефон, увидел фотографию и рухнул на пол. Я пошел к матери и сказал ей, что Саад стал мучеником, - рассказал Обейд CNN, - Я думаю, что он умер сразу после того, как мы перестали получать известия о нем. Я рад, что его не пытали дольше".

Художнику и бывшему заключенному Надже аль-Букаю было поручено транспортировать мертвых заключенных для массовых захоронений. Он говорит, что первое тело, которое он тащил в яму, было отмечено белой карточкой: труп №5535.

Это был сентябрь 2014 года, через четыре месяца после того, как были опубликованы фотографии, которые стали известны как фотографии Цезаря, а мертвых становилось все больше.

Он был мирным демонстрантом, одним из представителей интеллигенции, на которую, как смогли показать юристы-правозащитники, режим был нацелен в первые годы. Его освободили после того, как его семья заплатила определенную сумму, чтобы обеспечить его освобождение.

"Последнее тело, которое я транспортировал, было под номером 5874. Были также непронумерованные трупы", - рассказал он CNN.

Фото: CNN

Фото: CNN

Во время пребывания в тюрьме художник Наджа аль-Букай переносил трупы заключенных к местам массовых захоронений / Фото: CNN

Наджа провел в общей сложности год и девять месяцев как заключенный в сирийских тюрьмах и центрах для допросов. После своего освобождения он переехал в Ливан, где начал описывать пытки по памяти. Сейчас он демонстрирует свои рисунки во Франции, куда он переселился.

"Я художник. Моя визуальная память не стирается так быстро. Все это время (в Ливане) у меня были кошмары. День и ночь я плакал в одиночестве. Поэтому рисование этих изображений было видом психотерапии, рисовать то, что я испытал, то, что я видел, - говорит Наджа, - а потом это стало способом документировать проблему, потому что я знал, что в конце концов забуду".

На пике применения к нему насилия Наджу посадили на электрический стул, на котором его охватил такой ужас, что он испражнился. Допрашивающие внезапно прекратили пытку.

"Для допрашивающих наши жизни дешевле, чем жизни мух. Я помню, как один из допрашивающих вскользь рассказывал мне об умершем заключенном. Он сказал: "Ну, ему суждено было умереть сейчас". Для него это было так тривиально", - говорит Наджа.

Смерть от супа

Но сирийские заключенные умирали не только от пыток, говорят правозащитники и активисты. Переполненность, недоедание и крайняя нехватка медицинской помощи, означали, что многие умерли от болезни.

"Каждые два дня передо мной умирал один человек, из-за пыток и плохих условий, и нехватки питания", - говорит журналист Шияр Халил, который сидел в камере площадью семь квадратных метров со 110 другими заключенными в печально известном изоляторе "Палестинское отделение".

Он добавляет, что их ежедневный рацион состоял из ложки риса, четверти картофелины и супа с большим количеством растительного масла.

"Суп вызывал настолько сильный понос, что он приводил к обезвоживанию. Лекарств не было. Заключенные умирали из-за супа. Это был один из методов смерти в Палестинском отделении".

Шияр говорит, что его руки были привязаны к потолку, пока допрашивающие пороли его и тушили сигареты ему в спину. Тюремные охранники также использовали против него метод пыток, известный как "ковер-самолет": заключенного привязывали к складной доске, которая, если согнуть достаточно сильно, может сломать человеку позвоночник.

Пытка под названием "ковер-самолет" / Фото: CNN

"Смерти, о которых они объявляют сейчас, - это люди, которые давно умерли. Мы все это знали, - говорит Шияр, - Потому что невозможно, чтобы кто-то остался в живых в условиях этих тюрем. В условиях, в которых я жил в течение этих трех месяцев, я знаю, что, если бы я провел там шесть или семь месяцев, я бы умер".

Активисты и адвокаты утверждают, что высшее руководство режима хорошо знало о преследованиях против участников восстания в Сирии, не применявших насилие, несмотря на отрицания правительства.

Адвокат-правозащитник Скотт Гилмор, который ведет сирийские случаи для базирующегося в Вашингтоне Центра правосудия и подотчетности, говорит, что он изучил доказательства. Правительственные документы с 2011 года, говорит он, показывают, что приказы об арестах были отданы "на самых высоких уровнях" и их целью были журналисты, демонстранты и "кто угодно, кто портил имидж Сирии в иностранных СМИ".

В условиях, в которых я жил в течение этих трех месяцев, я знаю, что, если бы я провел там шесть или семь месяцев, я бы умер

"В первые годы революции режим действительно занимался ликвидацией интеллигенции, ликвидацией гражданского общества, поэтому вы видите эти облавы на юристов, врачей, журналистов, правозащитников", - сказал Гилмор CNN.

Между тем, родственники пропавших без вести в Сирии говорят, что они надеются лишь на то, чтобы поставить точку. Правозащитные группы сейчас призывают сирийское правительство вернуть останки пропавших без вести, чтобы их семьи могли провести надлежащие похоронные обряды.

"В течение многих лет они страдали от невыносимой агонии, не зная, что случилось с их пропавшими родственниками. Теперь они получили разрушительное подтверждение того, что их близкие мертвы, - и погрузились в новый цикл траура", - заявила исследователь Amnesty International Syria Диана Семаан в прошлом месяце.

И аналитики говорят, что правительство стремится закрыть дело навсегда. Сирия понимает, что "эти вещи не собираются уходить. Лучше очистить воздух как можно быстрее, как будто быстро сорвать повязку", - говорит эксперт по Сирии Джошуа Ландис.

Нет могил

"Когда вы теряете кого-то, у вас есть труп, у вас есть могила, которую вы можете посетить. Но у моей тети нет могилы ее ребенка", - говорит 32-летняя Холуд Хелми, чья семья только что узнала о смерти ее двоюродного брата Амира.

Во время молитвы она сталкивается с остающимся без ответа вопросом, не зная, молиться ли за душу брата или за его свободу.

В отличие от ее двоюродного брата, младший брат Холуд Ахмад все еще не нашелся. Ахмад, был задержан, когда был студентом-экономистом старших курсов, много читал и мечтал о лучшей Сирии, говорит Холуд. Поэтому, когда началось восстание в их пригороде Дамаска Дарайе, Холуд и Ахмад вышли на улицы.

"Он был моим лучшим другом ... я вижу его в каждом лице, - рассказывает она CNN срывающимся голосом, - Когда моя мама готовит его любимую еду, она плачет ... каждый Рамадан она плачет, мы плачем".

Во время молитвы она сталкивается с остающимся без ответа вопросом, не зная, молиться ли за душу брата или за его свободу. "Мы не знаем, что произносить в наших молитвах ... У меня нет четкого ответа, поскольку мое сердце разделено на два".

Перевод НВ

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...