Письмо в УК

Фотогалерея

 Как украинские заключенные делают прицепы, моющее средство и тюремные замки

Как украинские заключенные делают прицепы, моющее средство и тюремные замки

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин
Печать

Анализ обстановки на восточном фронте на конец декабря: в целом марафон идёт своим чередом

30.12.2016 09:39

Очередное обострение почти незаметно для СМИ прошло в ноябре, причём часто налёты крупным калибром и удары по тактическому тылу ВСУ выглядели как достаточно массированная артиллерийская подготовка. Крайне жёсткие артиллерийские «дуэли» под Докучаевском, масса входящих и исходящих на Светлодарской дуге, беспокоящий огонь под Попасной, традиционное уже противостояние в районе ЯБП и промышленного комплекса и просто сумасшествие на юге.

Там часто по 200–300 приходов в день, начиная от станковых гранатомётов и миномётов и заканчивая 152-мм орудиями. Танки — работа с предельных дистанций, но монотонно и много. Выдвижение в нейтральную полосу (хотя возле побережья «ничья земля» почти закончилась) с последующим поражением боевых порядков из БМП и кочующих огневых групп. И снова Д-30, САУ и миномёты — беспокоящий огонь, стрельба по площадям, КББ.

Сейчас, в конце декабря, ситуация стала более ровной, хотя острота позиционных столкновений плавно сползает от «промки» и окрестностей Донецка к южному фасу фронта и на Светлодарскую дугу — противник после многих месяцев топтания близ ЯБП, Ясиноватского переулка, садов, треугольника под городом, высот на вентиляционных стволах и терриконах пробует раскрутить маховик конфликта на приморском плацдарме и «дуге». Речь уже очень давно не идёт о полномасштабном наступлении или прорывах, 10 месяцев противостояния на юге или позиционная возня за три здания шинного завода и одну улицу на дачных участках — лучшая тому иллюстрация.

В повестке дня на сегодня может быть только медленное поддержание кипения «под котелком» — для информационных и политических целей внутри Украины. У боевиков нет ни людских ресурсов, ни реальных задач для полномасштабной эскалации — хотя бы формата лета 2015-го. Это предопределяет «рисунок» конфликта: снайперская активность, короткие огневые налёты, кочующие миномёты на грузовых авто, пуски ПТРК по вскрытым точкам, попытки сбить ВОП быстрым штурмом, рейдовые действия, противостояние ротных групп на локальных участках 5–7 км в поперечнике. И, естественно, ни о каком реальном прогрессе в мирном процессе или реальном прекращении огня говорить невозможно — идут артиллерийские «дуэли», применяются танки, 20–30 тяжёлых обстрелов за сутки не редкость.

Гибридная армия всё активнее использует БПЛА — на севере близ Счастья, возле Светлодарска, в треугольнике под Донецком, в приморье. Десятки случаев пролётов на фоне падения количества обстрелов в начале месяца — проводится либо доразведка целей для артиллерии после недель ударов, либо мониторинг активности наших частей, ротации и возможной динамики наращивания группировки.

У ВСУ изменения на линии боевого соприкосновения: 24-й ОШБ и 46-й ОСБ выведены из состава 10-го ОГШБ и оставлены для постоянной дислокации на востоке, горная часть будет пополняться во время ротации; 24-я, 14-я и 52-я МБр прибыли на «ноль»; подразделения 92-й и 30-й действуют в зоне ответственности ОТГ «Мариуполь», 72-я зашла в район «промки». Уже с 2015 года и срыва череды пасхальных и прочих перемирий ясно, что в обозримом будущем конфликт не разрешится. Беспрерывная ротация, слаживание и прохождение через ЛБС сформированных подразделений — залог безопасности страны.

По поводу обострения от 18 декабря на Светлодарской дуге, боёв за лес, высоту 220 и окопы на берегах Грязевского пруда хочется сказать следующее: люди, наверное, уже успели забыть количества суточных потерь во время сражений в Широкино, захода на «промку» или в знаменитые дачные участки возле ЯБП?

Внезапно те же 2–3 человека в сутки с добрым десятком раненых. Мы не комментируем подробно текущие операции, но в любом варианте развития событий не стоит из стычки за передовые наблюдательные посты и траншеи охранения на ротном уровне делать Верден. Да, в районе достаточно ощутимые потери: у обеих сторон, по данным в открытых источниках, не менее 9 человек погибшими, до 3–4 десятков раненых, травмированных и контуженных; есть пропавшие без вести и у боевиков, и у ВСУ, пленные. Это издержки боя в лесу — разрывы в кронах дают потоки осколков, а эвакуация в тех местах затруднена — только в сумерках и на гусеницах.

Да, ближний бой на нескольких десятках метров, ожесточённая артиллерийская «дуэль» (причём входят как 122-мм, так и 155-мм «кабанчики»), плотный миномётный и гранатометный огонь — как таковая ЛБС в районе леса и высотки сформировалась только в районе захваченных ВСУ блиндажей и окопов, южнее и на окраине лесополосы постоянное движение и, соответственно, прилёты от «Васильков» и АГС до беспрерывной стрелковки и снайперов. Подавить вражескую артиллерию не так просто, ибо она находится в кварталах Дебальцево, Углегорска и Горловки — боевики традиционно опираются на плотную застройку. Сносить её зимой не будут, как бы вы не кричали в социальных сетях и не писали открытые письма НГШ. Основная часть потерь не из-за недообработанных окопов, а в боях в глубине леса и в результате ударов артиллерии в последующие сутки.

Да, это локальная позиция, но от Светлодарских высот над «Крестом» в хорошую погоду ясно видно Дебальцево, и любые высота, лес или пригорок над этой степью становятся тактически важными — для огневого контроля трассы, вклинивания глубже в позиции боевиков, угрозы коммуникациям и крупному железнодорожному узлу, гипотетического взятия бывшего ОП «Валера» и «комфортной» работы в секторе. Можно бесконечно пытаться посыпать голову пеплом из-за потерь, смеяться с занятых свинарников и комбикормового завода в Новолуганском и говорить, что этот лес никому не нужен — не ранее как весной это же пробовали делать из нашего продвижения в «промке» и возле ЯБП.

Теперь, спустя полгода, там что-то никому не смешно, как не смешно и под Водяным от огневого контроля окраин Саханки и позиций ВСУ в радиусе полёта мины от Донецка. Будет совсем не смешно и тут. Вполне возможно, что операция начиналась на тактическом уровне — несколько позиций траншей в «волшебном лесу» («Звезда», «Крест» по терминологии боевиков) эшелонированы и служат отличной тропинкой для проводки малых и кочующих огневых групп, чтобы поражать наши передовые ОП. И задача перед бойцами ВСУ была просто прекратить обстрелы.

Но тогда трудно объяснить ожесточённое сопротивление противника, выпущенную трёхнедельную норму снарядов, переброшенные батальон «Донбасс» и ССО в сектор — есть не совсем логичные нюансы. Не бывает бесполезных лесков, к которым обе стороны перебрасывают подкрепления и выпускают месячные нормы б/к — это аксиома. Так что стоит подождать, пока развеется туман войны, и тогда станет ясно — инициатива это ПС и погибшего лейтенанта Ярового во встречном бою на кураже после контратаки или нечто большее.

Традиционно никто и не думает соблюдать перемирие: ни новогоднее, ни пасхальное, ни какое-либо ещё. Настраиваться нужно на длительное противостояние — и паузы в нём будут не всегда исключительно по политическим причинам. Пока же у нас попытки сбить наши передовые ВОП морской пехоты под Водяным; артиллерийские удары по тактическому тылу — как в районе Светлодарской дуги, так и под Донецком и «промкой»; россыпь обстрелов по всей «подкове»: Зайцево, по фасу Горловки, Крымское, Станица, Марьинка, в районе Пищевика, Коминтерново и южнее, вплоть до Широкино. Почти каждый день весь спектр вооружений: кочующие миномёты, бортовое вооружение БМП, танки с предельных дистанций, несколько крупнокалиберных пулемётов и гранатомётов, стреляющих по ОП из посадок, часто под прикрытием бронегрупп и артиллерийского огня. Полной тишины уже не было много месяцев.

В целом марафон идёт своим чередом. ВСУ наращивают количество ротных и батальонных учений, стрельб и часов вождения, учебных пусков в ПВО и налётов — даже по сравнению с рекордным прошлым годом. В лётный состав транспортной авиации Украины передан отремонтированный Ан-26, есть свежие данные об отгрузке ВВТ, но о поставках как в ВВС, так и в сухопутные войска мы подробно напишем в финальном обзоре за год — там достаточно обширные пласт информации и номенклатура.

У обеих сторон примерный паритет в средствах доставки, равенство в возможности резко нарастить группировку в зоне конфликта, но при этом невозможность использовать ОТРК и удары с воздуха, давление на экономику и политические проблемы, которые со временем будут только нарастать. Именно поэтому бои на ротном уровне — уже сенсация и паника во всех СМИ на неделю, а небоевые потери в отчётах иногда превышают утраты на поле боя. Усталость от войны копится, она становится всё более медийной, потому что брать спустя неделю «избушку лесника» и три перепаханных блиндажа в районе «промки», Марьинки и Широкино не хочется ни одной стороне.

В бюджете на 2017 год Украина запланировала выделить на закупки техники и подготовку около 0,5 млрд долларов (это если курс не подкачает): и на катера, и на ремонт авиации, и на приобретение новых боеприпасов, и на учебную базу, и на танки для резервных частей, и на ПТРК, и на ВТО. В общем, забудьте о сотнях «Дозоров» и фантазиях об «Оплотах» — начинается бег на месте, когда нам нужно и содержать приблизительно три десятка новых бригад, и догонять инфляционную спираль, и закрывать узкие места в перспективе (выходящие из строя по срокам ПЗРК, артиллерийские и ракетные снаряды, ракеты к ЗРК среднего радиуса).

Но в любом случае, несмотря на проблемы с финансами и нехваткой личного состава в подразделениях на «ноле», на сегодня ВСУ в хорошей форме. 68 тыс. контрактников за год и несколько новых номеров частей, мелькающих то на полигонах, то в отчётах ГШ, означают, что Украина продолжает военное строительство. Экономика начала расти, причём от ВВП до местных бюджетов — на фоне 3 млн беженцев, 6 мобилизаций и оккупации части территорий, дающих 20% ВВП.

Кстати, на секундочку, потери РФ в номинальном ВВП — 915 млрд долларов, падение в 1,6 раза. Так что надо хорошо присмотреться и начать искать у Путина Гонтареву, Майдан, оккупацию и коварного Порошенко. Или признать, что обвал цен на сырьё, необъявленная война и разрыв торговых и промышленных цепочек таки что-то значат в реальном мире. И значат так, что вместо сухопутных «коридоров» и «Новороссии» на 9 областей получаются только бои за «избушку лесника» и очередное дно мира, откуда уехала треть населения — впрочем, ничего нового на фоне Абхазии и Осетии.

План всё тот же: Запад продавливает миссию по закрытию границы и увеличивает объём помощи Украине (300 млн долларов только от США, не считая части государственного оборонного заказа и короткие транши). Мы ждём, пока все котонновые организмы зарегистрируют детей в Украине, устанут кататься сюда за пенсиями, баулами продуктов и лекарствами, полностью перечёркивая любые идеи, за которые они сражаются, и поймут, что 4500 рублей средней зарплаты в Горловке — это на годы. Если нет — ну что же, они всегда могут сказать «спасибо» России.

Для лучшего осознания фактов есть немало позиций, которые должны быть нашими по Минску — от Водяного и Докучаевска до Светлодарской дуги. Если хотят умирать за автопарк Захарченко, «ДРГ» и подвал — попутного ветра. А пока пусть ждут наступлений ВСУ, негров на БТР и смотрят, как БПЛА США летают вдоль ЛБС.

Автор: Кирилл Данильченко «Ронин»,  petrimazepa.com 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua