Письмо в УК

Фотогалерея

Фотограф из США Ноа Брукс, провел несколько дней на позициях сил АТО на Донбассе

Фотограф из США Ноа Брукс, провел несколько дней на позициях сил АТО на Донбассе

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин
Печать

Анализ обстановки на восточном фронте на конец декабря: в целом марафон идёт своим чередом

30.12.2016 09:39

Очередное обострение почти незаметно для СМИ прошло в ноябре, причём часто налёты крупным калибром и удары по тактическому тылу ВСУ выглядели как достаточно массированная артиллерийская подготовка. Крайне жёсткие артиллерийские «дуэли» под Докучаевском, масса входящих и исходящих на Светлодарской дуге, беспокоящий огонь под Попасной, традиционное уже противостояние в районе ЯБП и промышленного комплекса и просто сумасшествие на юге.

Там часто по 200–300 приходов в день, начиная от станковых гранатомётов и миномётов и заканчивая 152-мм орудиями. Танки — работа с предельных дистанций, но монотонно и много. Выдвижение в нейтральную полосу (хотя возле побережья «ничья земля» почти закончилась) с последующим поражением боевых порядков из БМП и кочующих огневых групп. И снова Д-30, САУ и миномёты — беспокоящий огонь, стрельба по площадям, КББ.

Сейчас, в конце декабря, ситуация стала более ровной, хотя острота позиционных столкновений плавно сползает от «промки» и окрестностей Донецка к южному фасу фронта и на Светлодарскую дугу — противник после многих месяцев топтания близ ЯБП, Ясиноватского переулка, садов, треугольника под городом, высот на вентиляционных стволах и терриконах пробует раскрутить маховик конфликта на приморском плацдарме и «дуге». Речь уже очень давно не идёт о полномасштабном наступлении или прорывах, 10 месяцев противостояния на юге или позиционная возня за три здания шинного завода и одну улицу на дачных участках — лучшая тому иллюстрация.

В повестке дня на сегодня может быть только медленное поддержание кипения «под котелком» — для информационных и политических целей внутри Украины. У боевиков нет ни людских ресурсов, ни реальных задач для полномасштабной эскалации — хотя бы формата лета 2015-го. Это предопределяет «рисунок» конфликта: снайперская активность, короткие огневые налёты, кочующие миномёты на грузовых авто, пуски ПТРК по вскрытым точкам, попытки сбить ВОП быстрым штурмом, рейдовые действия, противостояние ротных групп на локальных участках 5–7 км в поперечнике. И, естественно, ни о каком реальном прогрессе в мирном процессе или реальном прекращении огня говорить невозможно — идут артиллерийские «дуэли», применяются танки, 20–30 тяжёлых обстрелов за сутки не редкость.

Гибридная армия всё активнее использует БПЛА — на севере близ Счастья, возле Светлодарска, в треугольнике под Донецком, в приморье. Десятки случаев пролётов на фоне падения количества обстрелов в начале месяца — проводится либо доразведка целей для артиллерии после недель ударов, либо мониторинг активности наших частей, ротации и возможной динамики наращивания группировки.

У ВСУ изменения на линии боевого соприкосновения: 24-й ОШБ и 46-й ОСБ выведены из состава 10-го ОГШБ и оставлены для постоянной дислокации на востоке, горная часть будет пополняться во время ротации; 24-я, 14-я и 52-я МБр прибыли на «ноль»; подразделения 92-й и 30-й действуют в зоне ответственности ОТГ «Мариуполь», 72-я зашла в район «промки». Уже с 2015 года и срыва череды пасхальных и прочих перемирий ясно, что в обозримом будущем конфликт не разрешится. Беспрерывная ротация, слаживание и прохождение через ЛБС сформированных подразделений — залог безопасности страны.

По поводу обострения от 18 декабря на Светлодарской дуге, боёв за лес, высоту 220 и окопы на берегах Грязевского пруда хочется сказать следующее: люди, наверное, уже успели забыть количества суточных потерь во время сражений в Широкино, захода на «промку» или в знаменитые дачные участки возле ЯБП?

Внезапно те же 2–3 человека в сутки с добрым десятком раненых. Мы не комментируем подробно текущие операции, но в любом варианте развития событий не стоит из стычки за передовые наблюдательные посты и траншеи охранения на ротном уровне делать Верден. Да, в районе достаточно ощутимые потери: у обеих сторон, по данным в открытых источниках, не менее 9 человек погибшими, до 3–4 десятков раненых, травмированных и контуженных; есть пропавшие без вести и у боевиков, и у ВСУ, пленные. Это издержки боя в лесу — разрывы в кронах дают потоки осколков, а эвакуация в тех местах затруднена — только в сумерках и на гусеницах.

Да, ближний бой на нескольких десятках метров, ожесточённая артиллерийская «дуэль» (причём входят как 122-мм, так и 155-мм «кабанчики»), плотный миномётный и гранатометный огонь — как таковая ЛБС в районе леса и высотки сформировалась только в районе захваченных ВСУ блиндажей и окопов, южнее и на окраине лесополосы постоянное движение и, соответственно, прилёты от «Васильков» и АГС до беспрерывной стрелковки и снайперов. Подавить вражескую артиллерию не так просто, ибо она находится в кварталах Дебальцево, Углегорска и Горловки — боевики традиционно опираются на плотную застройку. Сносить её зимой не будут, как бы вы не кричали в социальных сетях и не писали открытые письма НГШ. Основная часть потерь не из-за недообработанных окопов, а в боях в глубине леса и в результате ударов артиллерии в последующие сутки.

Да, это локальная позиция, но от Светлодарских высот над «Крестом» в хорошую погоду ясно видно Дебальцево, и любые высота, лес или пригорок над этой степью становятся тактически важными — для огневого контроля трассы, вклинивания глубже в позиции боевиков, угрозы коммуникациям и крупному железнодорожному узлу, гипотетического взятия бывшего ОП «Валера» и «комфортной» работы в секторе. Можно бесконечно пытаться посыпать голову пеплом из-за потерь, смеяться с занятых свинарников и комбикормового завода в Новолуганском и говорить, что этот лес никому не нужен — не ранее как весной это же пробовали делать из нашего продвижения в «промке» и возле ЯБП.

Теперь, спустя полгода, там что-то никому не смешно, как не смешно и под Водяным от огневого контроля окраин Саханки и позиций ВСУ в радиусе полёта мины от Донецка. Будет совсем не смешно и тут. Вполне возможно, что операция начиналась на тактическом уровне — несколько позиций траншей в «волшебном лесу» («Звезда», «Крест» по терминологии боевиков) эшелонированы и служат отличной тропинкой для проводки малых и кочующих огневых групп, чтобы поражать наши передовые ОП. И задача перед бойцами ВСУ была просто прекратить обстрелы.

Но тогда трудно объяснить ожесточённое сопротивление противника, выпущенную трёхнедельную норму снарядов, переброшенные батальон «Донбасс» и ССО в сектор — есть не совсем логичные нюансы. Не бывает бесполезных лесков, к которым обе стороны перебрасывают подкрепления и выпускают месячные нормы б/к — это аксиома. Так что стоит подождать, пока развеется туман войны, и тогда станет ясно — инициатива это ПС и погибшего лейтенанта Ярового во встречном бою на кураже после контратаки или нечто большее.

Традиционно никто и не думает соблюдать перемирие: ни новогоднее, ни пасхальное, ни какое-либо ещё. Настраиваться нужно на длительное противостояние — и паузы в нём будут не всегда исключительно по политическим причинам. Пока же у нас попытки сбить наши передовые ВОП морской пехоты под Водяным; артиллерийские удары по тактическому тылу — как в районе Светлодарской дуги, так и под Донецком и «промкой»; россыпь обстрелов по всей «подкове»: Зайцево, по фасу Горловки, Крымское, Станица, Марьинка, в районе Пищевика, Коминтерново и южнее, вплоть до Широкино. Почти каждый день весь спектр вооружений: кочующие миномёты, бортовое вооружение БМП, танки с предельных дистанций, несколько крупнокалиберных пулемётов и гранатомётов, стреляющих по ОП из посадок, часто под прикрытием бронегрупп и артиллерийского огня. Полной тишины уже не было много месяцев.

В целом марафон идёт своим чередом. ВСУ наращивают количество ротных и батальонных учений, стрельб и часов вождения, учебных пусков в ПВО и налётов — даже по сравнению с рекордным прошлым годом. В лётный состав транспортной авиации Украины передан отремонтированный Ан-26, есть свежие данные об отгрузке ВВТ, но о поставках как в ВВС, так и в сухопутные войска мы подробно напишем в финальном обзоре за год — там достаточно обширные пласт информации и номенклатура.

У обеих сторон примерный паритет в средствах доставки, равенство в возможности резко нарастить группировку в зоне конфликта, но при этом невозможность использовать ОТРК и удары с воздуха, давление на экономику и политические проблемы, которые со временем будут только нарастать. Именно поэтому бои на ротном уровне — уже сенсация и паника во всех СМИ на неделю, а небоевые потери в отчётах иногда превышают утраты на поле боя. Усталость от войны копится, она становится всё более медийной, потому что брать спустя неделю «избушку лесника» и три перепаханных блиндажа в районе «промки», Марьинки и Широкино не хочется ни одной стороне.

В бюджете на 2017 год Украина запланировала выделить на закупки техники и подготовку около 0,5 млрд долларов (это если курс не подкачает): и на катера, и на ремонт авиации, и на приобретение новых боеприпасов, и на учебную базу, и на танки для резервных частей, и на ПТРК, и на ВТО. В общем, забудьте о сотнях «Дозоров» и фантазиях об «Оплотах» — начинается бег на месте, когда нам нужно и содержать приблизительно три десятка новых бригад, и догонять инфляционную спираль, и закрывать узкие места в перспективе (выходящие из строя по срокам ПЗРК, артиллерийские и ракетные снаряды, ракеты к ЗРК среднего радиуса).

Но в любом случае, несмотря на проблемы с финансами и нехваткой личного состава в подразделениях на «ноле», на сегодня ВСУ в хорошей форме. 68 тыс. контрактников за год и несколько новых номеров частей, мелькающих то на полигонах, то в отчётах ГШ, означают, что Украина продолжает военное строительство. Экономика начала расти, причём от ВВП до местных бюджетов — на фоне 3 млн беженцев, 6 мобилизаций и оккупации части территорий, дающих 20% ВВП.

Кстати, на секундочку, потери РФ в номинальном ВВП — 915 млрд долларов, падение в 1,6 раза. Так что надо хорошо присмотреться и начать искать у Путина Гонтареву, Майдан, оккупацию и коварного Порошенко. Или признать, что обвал цен на сырьё, необъявленная война и разрыв торговых и промышленных цепочек таки что-то значат в реальном мире. И значат так, что вместо сухопутных «коридоров» и «Новороссии» на 9 областей получаются только бои за «избушку лесника» и очередное дно мира, откуда уехала треть населения — впрочем, ничего нового на фоне Абхазии и Осетии.

План всё тот же: Запад продавливает миссию по закрытию границы и увеличивает объём помощи Украине (300 млн долларов только от США, не считая части государственного оборонного заказа и короткие транши). Мы ждём, пока все котонновые организмы зарегистрируют детей в Украине, устанут кататься сюда за пенсиями, баулами продуктов и лекарствами, полностью перечёркивая любые идеи, за которые они сражаются, и поймут, что 4500 рублей средней зарплаты в Горловке — это на годы. Если нет — ну что же, они всегда могут сказать «спасибо» России.

Для лучшего осознания фактов есть немало позиций, которые должны быть нашими по Минску — от Водяного и Докучаевска до Светлодарской дуги. Если хотят умирать за автопарк Захарченко, «ДРГ» и подвал — попутного ветра. А пока пусть ждут наступлений ВСУ, негров на БТР и смотрят, как БПЛА США летают вдоль ЛБС.

Автор: Кирилл Данильченко «Ронин»,  petrimazepa.com 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua