влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Голосование

Можно ли победить коррупцию в Украине?

Можно, но не быстро
Это невозможно
Окончательно победить не удастся

Реклама

...
Печать

О возможном развёртывании международной миротворческой операции в зоне АТО

21.03.2017 09:37

В последние несколько месяцев (конца 2016 - начала 2017 гг.) наблюдается активизация подозрительных «мирных» инициатив по урегулированию вооруженного украино-российского конфликта на юго-востоке Украины (от Киссинджера, Пинчука, Филипчука, Артеменко…), которые практически ничего кроме односторонних уступок Украины не предлагают.

Поэтому видится целесообразным ещё раз напомнить о существовании, и возможности применения, более подходящего и хорошо отработанного в мировой практике варианта урегулирования конфликта через проведение международной миротворческой операции.

Вопрос проведения миротворческой операции в Донбассе периодически, но регулярно поднимается с середины 2014 года – как переходный этап от вооруженного противостояния между контролируемыми Россией ОРДЛО и контролируемыми Украиной частями Донецкой и Луганской областей к будущему окончательному пост-конфликтному урегулированию. За почти три года существования этой темы в дипломатическом и информационном дискурсах сформировались несколько основных вариантов возможного проведения такой операции. Прежде всего, под эгидой ООН или ОБСЕ, хотя упоминались и сценарии при лидирующей роли Европейского Союза или России.

В частности, совсем недавно, в январе 2017 года, очередной раз в новостях и в прессе упоминалось о варианте проведения [полицейской] операции под эгидой ОБСЕ. Вскоре после поездки в Мариуполь в начале января этого года действующий Председатель ОБСЕ Себастьян Курц (Австрия) довольно расплывчато заявил, что решение о развёртывании полицейской миссии ОБСЕ в Донбассе пока не имеет достаточной поддержки.

Кроме упомянутой полицейской операции существует также и вариант классической миротворческой операции под эгидой ООН. Однако, против такого варианта категорически выступает Москва И это вполне ожидаемо – если в обосновании необходимости именно такой миссии будут указываться только традиционные военные аспекты для миротворческой операции – разоружение незаконных вооруженных формирований и разведение противоборствующих сторон под контролем миротворцев ООН – то безусловно Россия будет это блокировать, ведь РФ де-факто сама является участником конфликта лишь прикрываясь про-российскими марионетками. 

Некоторые международные организации и эксперты утверждают, что в любых условиях обстановки в первую очередь нужно подчеркивать гуманитарные проблемы в зоне конфликта и проводить масштабную международную операцию для обеспечения решения именно гуманитарных вопросов. Следует отметить, что локальные гуманитарные операции (не путать с «гуманитарными конвоями» РФ служащими прикрытием для поставок сепаратистам оружия и боеприпасов) уже проводились и проводятся на протяжении всего конфликта в Донбассе, поэтому многочисленные примеры таких усилий здесь отдельно перечисляться не будут.

Для того, чтобы лучше ориентироваться в имеющих важное значение деталях и отличиях между различными вариантами и упоминавшихся ранее, и ныне предлагаемых, сценариев миротворческой операции в зоне АТО ниже предлагается краткий обзор основных этапов развития этой темы в период августа 2014 – февраля 2017 гг.[1]

 

2014

4 августа 2014 г. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров направил официальные обращения в ООН, ОБСЕ, Совет Европы, МККК с призывом организовать международную гуманитарную миссию. Украинские власти назвали это предложение «циничным».

4 августа 2014 г. На экстренном заседании Совета Безопасности ООН представитель России Виталий Чуркин призвал направить на восток Украины конвои с российской гуманитарной помощью под эгидой Международного комитета Красного Креста. Однако это предложение поддержано не было. При этом многие участники заседания прямо указали на действия России как источник проблемы.

8 августа 2014 г. Заместитель главы Администрации Президента Украины Валерий Чалый заявил: «В сторону украинской границы двигался огромный конвой, который сопровождался военными и техникой РФ, якобы по согласованию с комитетом «Красного креста». Должна была войти гуманитарная колонна с миротворцами, очевидно, чтобы спровоцировать полномасштабный конфликт.» … «Нет у нас такого конфликта, в соответствии с международным правом, который бы требовал вмешательства миротворцев. Но это предложение может быть рассмотрено, хотя на сегодняшний день этот вопрос не стоит в повестке дня.»

29 августа 2014 г. Генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа (Россия) заявил: «Миротворческие силы ОДКБ готовы к любым сложным операциям, в том числе за пределами территории стран-участниц, включая Украину, но принятие решения об их использовании находится в компетенции Совета коллективной безопасности, в который входят лидеры стран-участниц.»

2 октября 2014 г. Президент Беларуси Александр Лукашенко выразил готовность послать белорусские войска в Украину в качестве миротворцев. «Если нужно – а это для меня очень опасная и страшная вещь – коль есть недоверие России к Западу и Запада к России, Америки к России и России к Америке, и есть недоверие воюющих сторон, то я готов был бы использовать и свои вооруженные силы для того, чтобы развести конфликтующие стороны.»

9 декабря 2014 г. Председатель Парламентской ассамблеи ОБСЕ Илкка Канерва (Финляндия) заявил, что итогом очередного раунда переговоров в Минске может стать начало миротворческой операции, и вполне возможно, что своих миротворцев в Донбасс направит именно Россия. Поэтому международный миротворческий контингент в проблемном регионе – это более предпочтительный вариант, убежден Канерва: «Именно международные миротворческие силы позволят провести операцию прозрачно, с соблюдением международных стандартов.»

 

2015

24 января 2015 г. Председатель Парламентской ассамблеи ОБСЕ Илкка Канерва предлагает рассмотреть возможность проведения в Украине миротворческой операции для урегулирования кризиса, который продолжает усугубляться. «ОБСЕ присутствует на территории Восточной Украины в качестве гражданской невооруженной организации. Но не пора ли уже, чтобы предотвратить эскалацию и распространение войны, обсудить очень серьезно, на международном уровне необходимость проведения миротворческой или кризисной операции, чтобы избежать все увеличивающихся разрушений и жертв? Международное сообщество могло бы действовать в Украине и в плане самообороны.» Канерва призвал международные силы взять на себя более серьезную ответственность за действия в плане урегулирования ситуации в Украине. А она, по мнению Канерва, ухудшается, поэтому «необходимо применить более жесткое оружие в дискуссии по украинскому кризису».

18 февраля 2015 г.  Президент Украины Петр Порошенко во время заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины заявил: «Сегодня вам будет предложено обсудить вопрос приглашения в Украину миротворческой миссии Организации объединенных наций, которая будет действовать в соответствии с мандатом Совета Безопасности ООН» … «Мы видим лучший для нас формат - это полицейская миссия Евросоюза. Уверены в том, что это будет наиболее эффективным и наиболее оптимальным гарантом безопасности в ситуации, когда мир не соблюдается - ни Россией, ни теми, кто ее поддерживает», - сказал президент. Он также сообщил, что предварительно обсуждал этот вопрос во время минских переговоров с президентом Франции и канцлером Германии, а также с президентом России, «предвидя, что минские договоренности не будут выполнены». «После принятия сегодняшнего решения, я надеюсь, оно сегодня будет принято, мы начинаем официальную работу, обращение к нашим партнерам, официальные консультации, которые смогут обеспечить мир».

18 февраля 2015 г.  Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов сообщил на брифинге по итогам заседания СНБО: «Мы можем прогнозировать, что то, что происходит сегодня, то есть не прекращение, а даже активизация военных действий - то, что было вокруг Дебальцево, то, что сейчас происходит в секторе «М», то есть недалеко от города Мариуполя, что это может иметь хронический характер. И для того, чтобы прекратить эти провокации, для того, чтобы не давать возможности Российской Федерации спекулировать вокруг этого и появилось предложение об обращении о введении на территорию Украины миротворцев, которые должны стоять как вдоль линии соприкосновения, так и вдоль неконтролируемой части российско-украинский границы», - подчеркнул Турчинов. Турчинов добавил, что Министерство иностранных дел подготовит решение, и Верховная Рада Украины должна поддержать решение об обращении в ООН и ЕС по размещению миротворцев на территории Украины.

13 марта 2015 г.  Директор информационного департамента Министерства иностранных дел Украины Евгений Перебийнис сообщил, что Украина обратилась в ООН с официальной просьбой направить в Донецкую и Луганскую области миротворческий контингент: «Наш министр обратился с письмом к генсеку ООН, в котором проинформировал о принятии соответствующего решения СНБО, и обратился с просьбой о проведении соответствующих консультаций на уровне Совбеза ООН. Но это было лишь предварительное обращение.» При этом он подчеркнул, что Украина направит еще одно обращение к ООН о направлении миротворцев на Донбасс уже после того, как соответствующее обращение будет принято Верховной Радой.

22 апреля 2015 г. Президент Украины Петр Порошенко заявляет, что миротворцы не являются альтернативой миссии ОБСЕ на Донбассе. Об этом он написал в Твиттере. «Миротворцы не является альтернативой ОБСЕ. Каждый из них имеет свои функции. Задача миротворцев - исключить отход от мирных договоренностей.»

27 апреля 2015 г. Президент Европейского Совета Дональд Туск во время пленарного заседания 17-го саммита Украина-ЕС в Киеве сообщил: «В Европе не рассматривают возможность направления военной миссии на Донбасс. «Наша дискуссия о возможных миротворческих миссиях была очень реалистична. Безусловно, мы знаем, что украинские надежды сегодня такие, но возможность отправить военную миссию – мы в Европе не обсуждаем такого варианта.»

11 мая 2015 г. Президент Украины Петр Порошенко заявил на брифинге на военном полигоне «Десна» в Черниговской области: «Во время наших встреч в Европе мы обсудим вопрос о введении под эгидой Совета безопасности ООН, европейских сил безопасности миротворческой операции, которая позволит нам обеспечить выполнение Минских договоренностей. Хочу еще раз подчеркнуть: миротворцы не является каким-то отдельным проектом, миротворцы - это метод, чтобы обеспечить реализацию Минских договоренностей», - сказал Порошенко. Также он добавил, что 8 мая во время переговоров с генсеком ООН Пан Ги Муном договорился об открытии в Украине офиса организации по координации действий с ОБСЕ, который также будет способствовать имплементации Минских соглашений по урегулированию ситуации на Донбассе.

28 мая 2015 г. Президент Украины Петр Порошенко сказал во время вручения государственных наград военнослужащим Вооруженных Сил, других военных формирований и правоохранительных органов, участвовавших в международных миротворческих миссиях и антитеррористической операции на востоке Украины: «Украина более 20 лет помогает всему миру в обеспечении мира и стабильности. Сегодня пришло время, когда Украина имеет право обратиться в Совет безопасности ООН для того, чтобы миротворческие подразделения ООН помогли нам в установлении мира», - сказал он. Как сказал Порошенко, миротворческая миссия могла бы обеспечить контроль на российско-украинской границе, недопущения поступления нового оружия и военной техники. «Мы с вами должны сделать все, чтобы освободить нашу землю, дать достойный отпор захватчикам, агрессорам, террористам, всем тем, кто издевается над мирным населением, парализует работу экономики в регионах, где ведутся боевые действия, тем, кто лишил людей нормальной жизни», - подчеркнул он.

3 июля 2015 г. Помощник госсекретаря США Виктория Нуланд сообщила в своем интервью «Эху Москвы»: «Если Минские договоренности будут полностью выполнены, то не будет необходимости в дополнительных рассуждениях», - заявила она. Она отметила, что Украина до сих пор не отказалась от идеи направить миротворческий контингент на восток страны. «Если вы послушаете представителей Украины и других, когда они говорят о присутствии миротворцев, то у них вызывает разочарование, что через 4-5 месяцев после Минских договоренностей на линии соприкосновения прежнему гибнут люди", - отметила Нуланд.

27 августа 2015 г. Президент Украины Петр Порошенко заявил во время совместной пресс-конференции с президентом Европейской Комиссии Жан-Клодом Юнкером в ходе рабочего визита в Королевство Бельгия: «Украина постоянно теперь будет поднимать вопрос или о введении миротворцев на базе решения Совета безопасности ООН для эффективного выполнения «Минска»... или предложение по использованию специальной миссии Европейского Союза, которое мы также будем просить вынести на обсуждение стран ЕС», - сказал он. При этом Порошенко снова подчеркнул, что миротворцы не является альтернативой, а должны помогать воплощению в жизнь положений Минских соглашений.

5 декабря 2015 г. Во время лекции в Варшавском университете экс-министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт заявил: «Это (проведение миротворческой операции) может быть лучшим вариантом.» По словам Бильдта, миротворческая миссия в Восточной Славонии оправдала себя, а ее цели были реализованы на 80%. Он напомнил, что оккупированная Сербией территория было успешно возвращена Хорватии и сейчас уже никто и не вспоминает о том конфликте. «Вы также можете сделать похожим образом и это будет в интересах Украины, России и европейской безопасности»,- подчеркнул Бильдт.

23 декабря 2015 г. Посол Украины в ООН Владимир Ельченко, отвечая на вопрос о возможности направления миротворческой миссии ООН на Донбасс, отметил, что «По минимальным подсчетам, для охвата оккупированных или неконтролируемых частей территории Украины нужно было бы развернуть около 25000 военных.» Он также сообщил, что развертывание такой миссии связано со значительными затратами. «Это миллиарды долларов в год», - отметил посол. Более того, реализация такой идеи, по мнению дипломата, является проблематичной из-за позиции России, которая «наверное, ветировала бы» её. Кроме того, Ельченко сообщил, что другие постоянные члены СБ ООН не в восторге от этой идеи.

 

2016

4 января 2016 г. Постоянный представитель Украины при ООН Владимир Ельченко сообщил: «У нас есть определенный план действий, и мы знаем, что будем делать в первую очередь. Так или иначе, это будет связано с ситуацией на Донбассе. А именно - в контексте возможного развертывания миротворческой миссии на востоке Украины. Как вы знаете, пока эта инициатива блокируется Россией. Но мы будем стараться найти подходы, чтобы решить этот вопрос.» Ельченко отметил, что переговорный процесс в ООН по этому вопросу еще не начался: «С начала переговоров до развертывания миссии, как показывает практика ООН, проходят месяцы. Поэтому этот процесс будет долгим. Для начала нам необходимо хотя бы запустить переговорный процесс по этому вопросу в рамках ООН.»  Дипломат заявил, что, кроме России, есть и другие государства, которые не поддерживают инициативу развертывания миротворческой миссии на Донбассе: «Я не буду говорить названия конкретных государств. Могу сказать только, что речь идет о некоторых членов Совета Безопасности ООН, в том числе, которые являются самыми крупными плательщиками в бюджет организации. Их позиция связана с тем, что возможна миротворческая миссия в Украине будет очень много стоить бюджету ООН.»

25 января 2016 г. Президент Украины Петр Порошенко убежден, что безопасность во время выборов на временно оккупированных территориях Донбасса должны обеспечить или миротворческие силы ЕС, или полицейский контингент ОБСЕ: «Если мы выходим на подготовку к выборам (на оккупированном Донбассе - УНИАН), нам надо организовать важные вещи: безопасность во время выборов, в том числе это должно обеспечить международный компонент, о котором мы говорили по решению Европарламента (по развертыванию миротворческих сил ЕС - УНИАН), или полицейский контингент ОБСЕ, который должен поступить и обеспечить эту безопасность.»

25 мая 2016 г.  Лидеры четырех стран – Франции, Германии, Украины и РФ – окончательно согласились, что в деэскалации конфликта реальную помощь могут оказать полицейские от ОБСЕ. Стороны также намерены в ближайшее время начинать консультации по этому вопросу. Однако почти сразу же с противоположной позицией выступили представители т.н. «ДНР» и «ЛНР», которые подчеркнули: они не видят необходимости дополнительных вооруженных формирований на Донбассе. А если полицейских все же введут, то руководители «республик» это расценят как интервенцию и пообещали «соответствующую» реакцию. Сторонники самопровозглашенных республик не впервые выступают против полицейской миссии ОБСЕ и самой организации.

Эксперт политической подгруппы трехсторонней контактной группы по Донбассу Ольга Айвазовская считает, что введение полицейской миссии ОБСЕ может запустить переходную систему правопорядка. Полицейские должны будут заниматься не только контролем за отведением вооружения. «Они должны работать длительный период времени и быть многочисленными – не менее 7000 специалистов с учетом ротации. Кроме того, миссия должна иметь подробно проработанный протокол действий в любых кризисных ситуациях», – отметила она.

Политолог Владимир Фесенко считает, что нужно четко определиться со статусом полицейских ОБСЕ. «Одна группа – контрольная, вторая – миссия, которая бы взяла под контроль границу между Украиной и РФ. И, наконец, третья – для обеспечения безопасности выборов на Донбассе. Но проблема – это должны быть разные миссии или одна? Пока нет даже проекта такого решения». Политолог также заявил, что открытыми остаются вопросы финансирования и состава миссии.[2] 

11 июня 2016 г. «Даже самая эффективная миротворческая миссия не сможет защитить каждое гражданское лицо», – заявил во время заседания Совета Безопасности ООН Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун: «ООН полна решимости работать коллективно, чтобы поддержать государства всего мира в деле защиты их граждан, а также для того, чтобы убедить стороны конфликта выполнять свои обязанности. »

11 июня 2016 г. Заместитель министра иностранных дел Украины Сергей Кислица во время выступления в Совбезе ООН заявил: «Трудно объяснить бездействие Совета в ответ на прямой запрос относительно миротворческой миссии ООН, чье присутствие на местах позволило бы обеспечить дополнительную защиту гражданских лиц и внесло бы свой вклад в прекращение насилия.» Кислица подчеркнул, что призывы действовать к Совбезу со стороны Украины, где продолжает страдать гражданское население из-за внешней военной агрессии, «не были услышаны». «В ситуации, когда СБ ООН остается заблокированной, Украина вынуждена использовать другие возможности на региональном уровне для установления вооруженного международного присутствия на оккупированных территориях с целью защиты гражданского населения и обеспечения полной имплементации Минских соглашений», - подчеркнул Сергей Кислица.

30 июня 2016 г. Парламентская ассамблея ОБСЕ обсудит возможность миротворческой миссии на Донбассе. Ежегодная сессия будет иметь название «25 лет парламентского сотрудничества: построение доверия посредством диалога». В программе сессии говорится о том, что планируется рассмотреть «международную операцию по поддержанию мира в Украине, которая должна быть развернута для усиления Минских соглашений».

22 августа 2016 г. Во время заседания пресс-клуба МИД говоря о возможности развертывания миротворческой миссии ООН на Донбассе, постоянный представитель Украины при ООН Владимир Ельченко сказал, что этот вопрос «есть в повестке дня, мы его активно сейчас не проталкиваем по разным причинам». «Во-первых, надо пройти до конца вот этот трек ОБСЕ. Есть идеи, есть предложения президента Украины об усиленной полицейской миссии. Мы не хотим сейчас как-то отвлечь внимание, и все перебросить на ООН, а затем же наши «российские друзья» скажут, что вот опять Украина непоследовательная, то они ОБСЕ хотят, теперь они снова ООН хотят, а что ОБСЕ уже не надо? То есть, мы пройдем этот путь так, как надо», - подчеркнул Ельченко. При этом посол утверждает, что «у нас все заготовлено, есть также проекты документов для одобрения».  

05 сентября 2016 г. Постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин заявил: «чтобы принять закон об особом статусе Донбасса и об амнистии, миротворческая операция ООН не нужна. Разговоры о ней украинской стороны - отвлекающий маневр». По его мнению, лидирующую роль в урегулировании кризиса в Украине играет ОБСЕ. «Там присутствует специальная мониторинговая миссия, созданная этой организацией", – сказал Чуркин.

20 октября 2016г.  официальный представитель Кремля Дмитрий Песков сообщил, что Президент России Владимир Путин в целом согласен на размещение полицейской миссии ОБСЕ в Донбассе. «Вооруженная, полицейская миссия ОБСЕ... Ее можно называть как угодно. В целом на размещение такой миссии Путин в ходе переговоров ["нормандской четверки" в Берлине] согласился», – заявил Песков. По его словам, российский лидер «говорил о необходимости использовать нынешнее председательство Германии в ОБСЕ для того, чтобы активизировать проработку этого вопроса».

30 ноября 2016 г. Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров по итогам встречи в «нормандском формате» заявил, что никто не собирается создавать военизированную миссию ОБСЕ на Донбассе.  «Такой необходимости не существует, никаких военизированных миссий ни ОБСЕ, ни какой-либо другой структуры, о чем периодически говорят в Киеве, не будет, никто даже о них не помышляет», - заявил Лавров.

 

2017

1 февраля 2017 г. Бывший пресс-атташе посольства Грузии в Украине Бачо Корчилава распространил информацию, согласно которой обострение ситуации под Авдеевкой может иметь целью именно введение на Донбасс как бы миротворческого контингента, но "под эгидой СНГ и с мандатом ОБСЕ", состоящего из казахстанских и белорусских солдат под командованием РФ.

Он видит в этом попытку повторить в Украине «абхазский сценарий» середины 90-х, когда на долгое время был заморожен конфликт в этой непризнанной республике. По его мнению, «это позволит снять санкции с Москвы, переложив всю ответственность на фактически мифическую организацию СНГ, и в то же время даст Кремлю возможность сохранить болезненный рычаг давления на Украину».

2 февраля 2017 г. Заместитель главы Администрации Президента Украины Константин Елисеев комментируя заседание Совбеза ООН заявил, что «в условиях, когда немного буксует идея развёртывания вооруженной полицейской миссии ОБСЕ, мы надеемся, что, возможно, эти дебаты снова привлекут внимание к идее украинской стороны о развёртывании миротворческой миссии ООН на Донбассе».

 

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

Несмотря на все усилия Украины и заявления о целесообразности проведения миротворческой операции под эгидой ООН, оснований для оптимизма сейчас не много. Если хоть одна страна - постоянный член Совета безопасности ООН будет против миротворческой миссии в Донбассе, то решение не будет принято. Как мы хорошо знаем, Россия является членом Совета безопасности ООН и, скорее всего, воспользуется правом «вето» для блокировки решения Совета, или сымитирует своё согласие – при этом зная, что ее марионетки в ОРДЛО всё равно будут отказываться и сопротивляться.

В то же время, перспективы развертывания вооруженной полицейской миссии под эгидой ОБСЕ выглядит несколько более реалистичными. Функции такой миссии окончательно можно будет понимать, когда Советом ОБСЕ будет утвержден ее мандат. Именно он определит, какие силы и средства и от каких стран могут быть задействованы. Скорее всего, это может быть скопировано с миссий ООН - когда речь идет о наблюдении (эту функцию выполняют практически все миссии), разведение противоборствующих сторон на определенное расстояние и размещения между ними маршрутов патрулирования или блокпостов, или что-то подобное ...

Окончательный мандат возможной миротворческой или полицейской миссии - дело будущего. Но, в любом случае, даже если этой миссии удастся сделать одно - развести стороны на расстояние, не позволит им открывать огонь, то есть, если наконец произойдет прекращение огня - уже это будет достижением, и уже это наполняет смыслом идею размещения на Донбассе такой миссии. Однако следует понимать, что окончательное решение относительно успеха или неуспеха такой миссии зависит от одного человека - президента России Владимира Путина. Если в определенный момент он решит (или лично, или под давлением обстоятельств), размещение миссии ОБСЕ на Донбассе в его интересах, значит, эта миссия будет. Если нет, то на такую миссию сейчас не следует рассчитывать. Возможно, когда-то позже. Или - вообще никогда.

Каким образом практически будут распространяться стороны по линии разграничения, чтобы было достигнуто режима прекращения огня, определяется переговорами. Наверное, будут определены и определенные санкции против тех, кто не будет выполнять договоренностей. И в этом будет разница с тем, что происходит сегодня. Ведь сейчас стороны просто договариваются без четкого механизма соблюдения обязательств. Мол, договорились, ну, и договорились. А если кто-то нарушает договоренность, то может не получить никакого наказания за это.

После 2014-2015 годов, когда Россия поняла, что широкомасштабные боевые действия - не в ее интересах, она перенацелила свои усилия на подрывные действия на территории Украины: саботаж, политические деструктивные вмешательства, провокации через агентов влияния, крестные ходы, информационные войны, кибератаки и т.д. Это целый комплекс действий. Очевидно, Кремль надеется, что, если ему не удается быстро достичь своих целей, то их удастся достичь медленнее, благодаря определенным усилиям, в результате которых украинский народ разочаруется в руководстве страны, перессорится между собой и снова выберет кого-то а-ля Янукович ... Поэтому, согласие России на развертывание такой миссии ОБСЕ может также означать, что главные усилия переносятся с подрывных действий на что-то другое, более долгосрочное, или на вынужденный компромисс. Если же стороны достигнут компромисса, то это может означать, что такой согласия на развертывание миссии разрешается процесс по сохранению лицо Путина.

При этом, Украина - и общество, и руководство - должна осознавать риски. Например, о том, что вопрос Крыма может выноситься «за рамки», или, что на Украину может быть навешено бремя восстановления Донбасса, решения политических проблем и тому подобное. То есть, согласие Кремля на развертывание такой миссии ОБСЕ также может помочь подрывным усилиям России на территории Украины. Впрочем, следует также понимать, что сама по себе миссия позволяет и сдвинуть ситуацию с «мертвой точки» временного равновесия. Всё это предполагает определенные риски для Украины, о которых сказано выше. И одновременно это может открыть и новые возможности. Что перевесит - новые возможности или риски? Все в наших руках и в руках наших союзников.

В общем, инициативы Украины пока имеют лишь символический характер и надо еще долго поработать, чтобы их реализовать. Поэтому нам не нужно иметь чрезмерных иллюзий о возможностях миротворческой практики, а надо надеяться только на последовательную, настойчивую работу на всех возможных направлениях.

Автор: Леонид Поляков, глава Экспертного Совета ЦИАКР,  Центр исследований армии, конверсии и разоружения

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...