влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

50 лет назад СССР танками задушил  «Пражскую весну»

50 лет назад СССР танками задушил «Пражскую весну»

Голосование

Ваше отношение к новой полиции:

Стало значительно лучше
Стало лучше, но незначительно
Ничего не изменилось кроме формы и названия
Стало еще хуже
...
Загрузка...
Печать

Приоритеты военной разведки Украины

07.09.2018 09:31

Приближение праздничной для военных разведчиков Украины даты — 7 сентября — является поводом не только для поздравлений, но и для беспристрастного и откровенного взгляда направлений главных усилий по повышению эффективности национальной военной разведки в условиях интенсивной «гибридной» войны против Украины.

 «Нет такого дела, в котором не понадобился бы шпион»

Лао-Цзы — древнекитайский философ VI—V веков до н.э.

Война не только продолжается, но и имеет тенденцию к расширению спектра несиловых действий, да и специальных силовых операций на существенном расстоянии от линии фронта. Они происходят почти во всех сферах бытия общества — от откровенных террористических операций по уничтожению граждан Украины до активных влияний на общество через информационно-психологические акции, использование групп населения для создания антиукраинских движений или выступлений.

В ход идут все средства: подкуп представителей отечественного шоу-бизнеса и европейских политиков, бесстыдное использование религиозных символов, привлечения к совместным проектам украинских промышленников, перекупка высококвалифицированных кадров, тайное изъятие из Украины технологий. Не говоря уже о зарубежном пространстве, где опорочивание Украинского государства производится системно и непрерывно.+

Итак, несмотря на необходимость оперативного усиления войска, вопрос активности и возможности отечественных разведывательных органов становится все острее и актуальнее. К сожалению, хотя на смену Закону Украины «О разведывательных органах Украины» еще три года назад был подготовлен проект нового закона Украины «О разведке», он до сих пор не подан для рассмотрения.

Примечательно, что еще в июне 2016 года Экспертный совет по вопросам национальной безопасности (негосударственное объединение профильных экспертов, созданное в апреле 2014 г. инициативой ЦИАКР) отмечал о необходимости усиления внимания власти Украины к разведывательным органам государства с целью повышения эффективности их работы, в частности, через создание отдельного Комитета Верховной Рады Украины по вопросам специальных служб (СВР, ГУР МО, СБУ).

Среди прочего такой шаг должен был обеспечить усовершенствование парламентского контроля и надлежащего законодательного обеспечения этих структур, баланс между политическим доверием к руководителям разведывательных органов и необходимым уровнем их профессионализма. Сейчас же принятый ЗУ «О национальной безопасности» (21 июня с.г.) определил создание такого комитета ВРУ и сделал возможным вернуться к конкретному реформаторству специальных служб, и в частности, военной разведки.

Можно согласиться, что реформу разведывательных органов и спецслужб вообще осуществлять ранее было крайне сложно еще и потому, что Россия оставила мощные агентурные сети в самих украинских спецслужбах. Стоит лишь вспомнить, что силовыми ведомствами руководили представители РФ и зафиксированный факт указаний представителя российского посольства министру юстиции Украины, муж которой был на то время руководителем СВР. Или управление «Укроборонпромом» через своего засланца Дмитрия Саломатина, которое стоило Украине потери огромного иракского рынка оружия в пользу России. Таких примеров десятки, и они имеют соответствующий шлейф.   

Так что есть основания поразмышлять над содержанием будущей реформы.

ИДЕОЛОГИЯ, МЕСТО В СИСТЕМЕ НАЦБЕЗОПАСНОСТИ И АМБИЦИИ РАЗВЕДКИ

Это — главная составляющая реформы, потому что без увеличения амбиций успех невозможен. Но это вопрос не к разведчикам, а к военно-политическому руководству. Кажется, сама война требует изменить отношение к военной разведке, да и ко всем разведывательным органам страны. Стоит возобновить безосновательно забытый Комитет по вопросам разведки при Президенте Украины.

Опять-таки еще летом 2014 года подавляющее большинство специалистов упомянутого уже Экспертного совета при ЦИАКР выступило за создание в Украине разведывательного содружества. Когда бы в единый в государстве координационный центр стекалась информация всех разведывательных органов и где бы осуществлялась координация работы этих специфических структур. Эксперты высказались за целесообразность подчинения такому координационному органу не только СВР, ГУР Минобороны и разведывательного органа Государственной пограничной службы, но и структур, которые занимаются финансовой и технической разведкой.

От себя добавлю: в состав координационного органа стоило бы включить подразделения информационной борьбы — как технического формата (кибер-подразделения), так и структуры, отвечающие за информационно-психологические или контентные операции. В то же время эксперты отметили о необходимости сохранения полной автономии разведывательных органов государства, обеспечения полной защищенности источников информации. При этом, отмечают представители Экспертного совета, координационный орган самостоятельно не вырабатывает разведывательную информацию и не осуществляет монополизацию в этой сфере. Кроме того, почти все эксперты высказались за необходимость для главы государства прямого контакта с руководителями разведывательных органов, а не только через координационный орган.

Создание профильных комитетов — ВРУ и при Президенте Украины — позволит не только усилить внимание руководства государства к разведкам, но и способствовать наращению их возможностей, а также более тесной координации между собой в рамках разведывательного содружества. К тому же нужно обеспечить интеграцию к общегосударственной системе национальной безопасности (речь не только о силовиках, но и о других государственных институциях, таких как МИД, Минэкономразвития, Министерство информационной политики и другие, которые имеют отношение к обеспечению национальной безопасности в разных сферах).

При этом специалисты подчеркивают, что в условиях войны чрезвычайно важным является усиление разведывательных органов Украины, особенно военной разведки, которая и сейчас на 80-90% обеспечивает проведение Операции объединенных сил на востоке Украины. Речь идет как о необходимости увеличения финансирования разведок, так и о необходимости улучшения их технического оснащения.

Вполне очевидно, что амбиций разведкам не хватает. Если враждебные ФСБ, ГРУ ГШ РФ и СВР РФ всегда действовали «во всех углах мира», то Украина не осмеливалась даже на реализацию амбиций регионального лидера (даже такую перфектную идею, как ГУАМ, оказалась неспособной реализовать). Отсюда низкий уровень финансирования и оснащения разведок, а также недостаточность внимания к ним со стороны высшего военно-политического руководства государства (стоит только спросить, сколько раз за последние полгода глава государства с глазу на глаз встречался с руководителем военной разведки или СВР). А все это создает преграды: организация стратегической компоненты агентурной разведки нуждается не только в достаточно больших деньгах, но и нередко в существенной административной поддержке, включении в обеспечение деятельности агентов крупного калибра работы других ведомств.

Следовательно, планка задач военной разведке (да и другим разведорганам) должна быть существенно повышена. ГУР МОУ — Главное управление разведки Минобороны Украины — должно стать информационно-аналитическим центром не только обработки информации и выдачи проектов решений, но и реализации современных форм активного противодействия врагу. Кстати, не только в информационной сфере. Усиление разведывательных органов Украины должно стать частью общей доктрины — адекватное техническое оснащение и обеспечение возможностей создания агентуры, трансформация заданий разведок, формирование координационной структуры. Современная разведка — это не только обеспечивающая структура. Это структура, которая сама активно действует!

Нетривиален и вопрос разграничения сфер и уровней разведывательной деятельности. Ныне он не выдерживает критики. Например, СВР отстаивает эксклюзивное право заниматься вопросами военно-технической разведки и обеспечения военно-технического сотрудничества (ВТС). Хотя в современной специфике разведывательной деятельности на фоне глобализации всех процессов любой эксклюзив неуместен. Тем более, что ВТС является той сферой, где военная разведка априори является центром компетенции.

ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА. ЧЕМ И КАК ЕЕ УСИЛИТЬ

Уникальность военной разведки всегда заключалась в развитии этой составляющей в первую очередь в органической среде военных, а также тех гражданских, которые тесно связаны или работают на нужды армии. Такие способности развиваются десятилетиями, и их невозможно перевести на плечи «пиджаков», которые мало понимают вопросы военной стратегии, или на плечи «штабистов», которые довольно часто не понимают разницу между воинским и военным аспектами деятельности разведки.

Стоит согласиться, что эта военная структура должна одновременно решать  крайне важные задачи как на направлении обороны, так и безопасности Украины в условиях интенсивной «гибридной» войны. То есть работать на всех участках обеспечения безопасности — от международного терроризма до стремительного распространения международных конфликтов в мировом измерении вследствие критического изменения глобальных климатических условий, массовой неконтролируемой трансграничной миграции населения, распространения и применения незаконного и запрещенного вооружения, возникновения смертоносных эпидемий, а также разворачивания борьбы за национальные ресурсы существования.

В этом контексте не лишним было бы напомнить, что в условиях войны военная разведка должна получить возможность непосредственно доводить информацию до конечных потребителей, в т.ч. до Президента Украины как Верховного Главнокомандующего, секретаря СНБОУ, главы правительства и спикера ВРУ — по тем вопросам, которые их касаются.

Нельзя согласиться на сужение задач военной разведки до исключительно военных вопросов. Сейчас на выполнение Национальной разведывательной программы в структуре Генерального штаба ВС Украины создано разведывательное управление (аналог J2 по стандартам НАТО), в прямое подчинение которого передана военная разведка, отдельные элементы технической разведки и геопространственной. Это важный и оправданный шаг, но он вовсе не значит, что сферы деятельности военной разведки должны сузиться только до военной.

Ключевой составляющей ГУР МОУ является САР — стратегическая агентурная разведка. Которая при идеальной реализации заданий должна влиять через свои сети на решения отдельных политиков и даже правительств иностранных государств, на позиции международных организаций, на создание и проведение специальных мероприятий при участии топ-менеджеров стран.

Попытаемся  очертить основные направления усиления разведки и пути реализации этих идей.

Направление № 1 — правовое обеспечение реформирования военной разведки в соответствии с требованиями времени, в том числе к требованиям приближения к стандартам НАТО. Это означает не только создание профессиональных рабочих групп по реформированию, но законодательной формулировки четких по содержанию задач национальной военной разведки в рамках функционирования общегосударственного разведывательного содружества. Конечно, доработки и принятия закона Украины «О разведке» с целью имплементации стандартов НАТО в сектор разведки государства. Среди прочего — четкое определение распределения полномочий между разведывательными органами для возможного устранения дублирования их функций, а также их взаимодействие. Без сомнения, создание оптимальных форм парламентского контроля за разведывательными органами и определение правовых аспектов назначения и увольнения руководителей разведывательных органов, требования к их квалификации.

Направление № 2 — соответствие организационно-штатной структуры ГУР МО Украины характеру и объему задач, которые поставлены национальным руководством перед военными разведчиками. Сама проблема является производной от уже обсужденной выше проблемы амбиций. От непонятности и размытости формулировки правовых основ функционирования, сферы ответственности и полномочий в целом вытекает возможная неэффективность и организационно-штатной структуры.

Направление № 3 — эффективное решение кадровой проблемы — военной разведке, как никогда, нужен компетентный, высокопрофессиональный личный состав, а также вооружение и военная техника, соответственно, содержательное и современное материально-техническое обеспечение. Требования к кадровой политике здесь должны быть еще жестче, чем в ВСУ или НГУ. Качество подготовленного личного состава в условиях длительной «гибридной» войны приобретает все большую важность и является ключевым фактором усиления ГУР МОУ. Действительно, у военной разведки Украины уже есть настоящие герои нашего времени, которые проявили высокие морально-волевые и профессиональные качества во время защиты отчизны от оккупантов. Герой Украины генерал Максим Шаповал собственно за проведение ряда успешных операций военной разведки против оккупантов на востоке Украине погиб в результате террористического акта противника. Командир разведроты, старший лейтенант Сергей Свищ, ценой своей жизни остановил танковый прорыв оккупантов.

Человеческий фактор сложный и многогранный, но четкость формулировки требований к тем или иным должностям, а также прозрачность в конкурсах на замещение должностей безальтернативны, если смотреть на усиление потенциала военной разведки Украины.

Кроме того, для решения проблемы кадров на законодательном уровне следует определить механизм закрепления прав разведывательных органов осуществлять подбор кадров в любых учреждениях, на предприятиях, в университетах и военных частях страны. Обязательно обеспечить возможность для ГУР МОУ размещения заказов для подготовки специалистов разведки в гражданских учебных заведениях страны, а также за рубежом с использованием в том числе зарубежной финансовой поддержки (гранты, именные стипендии и тому подобное).

Отдельная проблема кадров — это решение вопроса всесторонней защиты сотрудников разведки, и не только социального. Речь и о физической, и о правовой защите. И когда к освобождению узника Кремля, режиссера Сенцова, приобщается все мировое сообщество, то проблематику уничтожения, пыток, захвата в плен и содержания в российских тюрьмах украинских разведчиков нужно и осознать, и решать на таком уровне, эффективность которого для сотрудников разведки была бы очевидной.  

Направление №4 — Курс на активную ликвидацию угроз. Вспомним, что авторитетный классик американской стратегической разведки, бригадный генерал В. Плетт, определил проблему объективного существования так называемого тумана будущего, то есть неопределенности  развития событий в будущем. Рецепт преодоления ее только один —  нужно постоянно уделять большое внимание эффективности разведки, которая в свою очередь должна своевременно и верно определять вызовы, опасности, оценивать их и предлагать пути их решения. А в некоторых случаях, как свидетельствует собственный опыт противостояния «гибридной» войне, непосредственно и решительно ликвидировать эти источники опасности. Это, и особенно активные действия ГУР МОУ, необходимо закрепить на законодательном уровне, так же, как и контроль за этим процессом со стороны парламентского комитета (но, разумеется, не на этапах подготовки и реализации операции, а как соответствие действий в рамках отчета).

Итак, крайне необходимо законодательно закрепить развитие боевых разведывательных структур в составе национальных разведывательных органов, которые будут способны выполнять специальные задачи разведывательно-боевого характера за пределами Украины.

Направление № 5 — окончательный выбор содержания и составляющих реформирования военной разведки в контексте соответствия его национальным интересам и развития ситуации в контексте использования стандартов НАТО.

Разумеется, использование положений стандартов НАТО (англ. — STANAG) на национальном уровне Украины полезно для реформирования военных формирований Украины, в том числе военной разведки, в результате достижения совместимости с большинством союзников Украины, а также изучения передового опыта и, это тоже реально, недостатков, которые проявили себя в разных ситуациях во время военных и других операций лучших армий мира. Важно заметить, что ряд стандартов НАТО (англ. —  STANAG) определяет только рамочные требования для обеспечения совместимости вооруженных сил партнеров, в том числе военных структур командования, использования и подготовки военных частей и подразделений, в т.ч. военной разведки, их всестороннего обеспечения, но не определяет, за счет чего это достигается на национальном уровне. Поэтому принятие стандартов НАТО не гарантирует автоматически высокую степень эффективности вооруженных сил любой страны.

Таким образом, стратегический выбор содержания реформирования украинской военной разведки следует базировать исключительно на требованиях обеспечения достаточного уровня национальной безопасности Украины. В практическом смысле это значит не «слепое» копирование стандартов НАТО, а осознанный выбор лучших вариантов организации деятельности военной разведки стран НАТО, в том числе соответствующих национальных структур США, Великобритании, собственный предыдущий лучший опыт, а также опыт других стран, даже вне структур НАТО, в том числе недружелюбных и враждебных Украине. Необходимо учесть и то, что большинство стандартов НАТО являются трансформированными с существенным сокращением стандартов в сфере национальной безопасности передового в военном смысле государства — США. Непосредственный опыт функционирования военной разведки США и ее современное доктринальное обеспечение на национальном уровне явно заслуживает первоочередного, приоритетного изучения и заимствования специалистами Украины.

Например, прогнозирование характера будущих войн этого века начальником штаба Сухопутных сил США, известным и опытным генералом М. Милли, который во время выступления 2016 г. перед представителями влиятельной «Ассоциации Сухопутных войск США» (Association of the United States Army) прямо заявил о безотлагательной необходимости трансформации современных подходов США к ведению боевых действий, а значит и новым способам и формам деятельности, а также применению средств военной разведки. Указанная трансформация уже начала реализовываться в рамках новейшей концепции ВС США так называемого «Многоуровневого боя».

Считаю, следует прислушаться к ключевым тезисам авторитетного американского генерала:

Первое. Война, даже уже ближайшего будущего, коренным образом изменится: использование приемов и правил, которые эффективны сейчас, могут привести даже к стратегическому поражению, если не будут пересмотрены и трансформированы; боевые действия станут более смертоносными, будут комбинировано вестись в авиакосмическом пространстве, киберпространстве, суше и море, с применением большого количества автоматизированных, роботизированных систем вооружения и обеспечения, причем противостояния значительным образом переместятся в мегаполисы с существенным присутствием и потерями среди гражданского населения.

Второе. Поле боя не будет фиксированным, «линейным», как во времена предыдущих мировых войн, единый фронт не будет существовать вообще, подразделения преимущественно не будут иметь непосредственного контакта с соседним подразделением.

Третье. Управление боевыми действиями, деятельность командиров будет требовать принятия самостоятельных и верных решений и будет чрезвычайно усложнено в результате сокращения времени на принятие решений; кризисы безопасности, которые нуждаются в реагировании, будут возникать чрезвычайно быстро, разведка во время обеспечения командования данными будет иметь дело с неопределенностью факторов, а сама связь с высшим командованием может быть прервана на длительное время в результате мощных информационных войн, в том числе применения новейших технологий радиоэлектронной борьбы и защиты информации.

Четвертое. Поток данных многократно вырастет, что будет вызывать информационную перегруженность систем обработки информации, нуждаться в качественном анализе этого большого потока разносторонней информации; с другой стороны, будут иметь место случаи временного или длительного блокирования электронных средств разведки, связи, навигации, целеуказания, что требует подготовки личного состава к действиям без поддержки электронных устройств. Например, армия США уже вернулась к подготовке военнослужащих по использованию бумажных военных карт и магнитных компасов в придачу к использованию электронных устройств позиционирования.

Пятое. Роль разведки в реальном масштабе времени чрезвычайно вырастет за счет широкого использования сенсоров и других устройств разведки всеми сторонами конфликта, выявление цели почти гарантированно будет означать ее уничтожение, а оставление подразделения на месте более двух часов на одной боевой позиции будет означать его верную гибель.

Шестое. Противник, даже из второстепенных стран и террористических организаций,  будет иметь мобильные и эффективные средства поражения авиации, бронетехники и другого, даже сверхсовременного вооружения.

Седьмое. Меняется концепция дислокации: вместо размещения военных баз в районе боевых действий предусмотрено маневрирование хорошо вооруженных мобильных частей и подразделений; будет отдано преимущество применению мобильных боевых группировок небольшой численности, но хорошо вооруженных для действий, даже автономных и в окружении, во всех средах и сферах противостояния.

Восьмое. Структурная организация армии будет значительным образом пересмотрена, не исключается полный отказ от использования танков Abrams и БМП Bradley в пользу других боевых платформ. В этом контексте отметим, что ближайший союзник США — Великобритания — уже сейчас значительно сокращает количество основных боевых танков Challenger 2 и заказала почти 600 современных американских боевых машин AJAX, которые предназначены именно для разведки и быстрых рейдов вглубь враждебной территории.

Девятое. Сухопутные войска США получат возможность интегрировать нанесение одновременных мощных ударов из авиакосмического пространства, суши, моря и киберпространства, а также обеспечивать разблокирование доступа к воздушному и морскому театру боевых действий для действий своих ВВС и ВМС. Это будет требовать развития приемов и способов, а также средств ведения радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы.

Десятое. Появление новейших и разработка перспективных технологий изменят сам характер войны, особенно это относится к разведке — примером этого является «революция» в военном деле, которая вызвана взрывным ростом информационных технологий в конце предыдущего века. Уже сейчас использование сети интернет, смартфонов, других мобильных устройств позволяет собирать, передавать и хранить большие объемы информации. Появился «Интернет вещей», который позволяет устройствам разного функционального назначения самостоятельно обмениваться информацией и целеустремленно взаимодействовать. Количество людей, подключенных к интернету, стремительно растет, причем количество интегрированных в сеть устройств еще больше — в ближайшее время на 6-7 млрд населения Земли ожидается до 50 млрд интернет-устройств. Для военной разведки этот фактор имеет особое значение: за любым человеком во многих местах возможна слежка; почти каждый человек и устройство являются потенциальной платформой наблюдения и связи, которые способны передавать информацию в реальном масштабе времени. Указанный тезис можно проиллюстрировать современным примером технологии инспирирования массовых беспорядков путем использования технологий интернет, в том числе в социальных сетях.

Одиннадцатое. Фактор качества и подготовки личного состава является чрезвычайно важным: преимущество предоставляет возможность военнослужащих к творческому мышлению, самостоятельным решениям и действиям во время решения задач, а также качественная подготовка. Кроме сугубо профессиональной подготовки, особое внимание уделяется лидерским качествам военнослужащих на несплошном поле боя с отсутствием постоянного контроля высшего командования и децентрализацией структур, умению принимать правильное решение вне рамок формального приказа и делать моральный выбор в условиях напряженного боя, в том числе среди гражданского населения.

После ознакомления с тезисами выступления американского генерала и сопоставления его выводов с фактами «гибридной» агрессии РФ против Украины становится понятным и оправданным повышенное внимание к усилению разведок, особенно военной. Итак, вывод жесткий и простой: приоритетом для ГУР МОУ должны стать новые формы и методы боевых действий и соответствующая подготовка к ним. Конечно, реформирование нуждается в учете местных особенностей, в том числе фактора ответственности и компетентности исполнителей. Но в любом случае, реформа разведки приобретает огромное значение в контексте общей подготовки обоkроны государства.

Автор: Валентин БАДРАК, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР); ДЕНЬ

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...