влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Самодельные бронемашины боевиков-смертников ИГИЛ на базе обычных кроссоверов

Голосование

Можно ли победить коррупцию в Украине?

Можно, но не быстро
Это невозможно
Окончательно победить не удастся

Реклама

...
Печать

Возможна ли в Украине реформа тюремной медицины?

23.03.2017 09:37

Паны дерутся, а у холопов чубы трещат… Сегодня это самое подходящее выражение для пациентов, находящихся в местах лишения свободы. Почему? На данный момент на политической повестке дня остро стоит вопрос о реформировании системы здравоохранения пенитенциарной службы. И самая болезненная тема: кто же будет организовывать, финансировать эту систему и отвечать за здоровье заключенных – Министерство юстиции или Министерство здравоохранения?

 3 марта 2017 года Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская и Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко обратились к Премьер-министру Владимиру Гройсману с инициативой. А именно: принять постановление Правительства о передаче от Минюста в Минздрав функции оказания медицинской помощи больным в учреждениях Государственной уголовно-исполнительной службы Украины.

15 марта Генпрокуратура уже рапортует на своем сайте"Принимаются меры по передаче от Минюста в Минздрав функции оказания медицинской помощи заключенным и осужденным".

Все ликуют и радуются… Однако совершенно не понятно – почему в Минздрав? Если учитывать реформирование самого Министерства здравоохранения? Как это видят политики, и как это отразится на самом пациенте?

Мне, например, все равно, из какого министерства будет финансирование системы здравоохранения в тюрьме. Главное, чтобы медицинская помощь оказывалась своевременно и качественно. Сегодня – просто имитация медицинской помощи, особенно бесплатной, и независимо от того, где предоставляется эта помощь – в тюремной или общегражданской системе здравоохранения.

Многие эксперты при аргументации передачи тюремной медицины в Минздрав ссылаются на Европейские пенитенциарные правила. Наверное, они плохо читали эти правила: в них не написано, к какому ведомству должна принадлежать медицинская служба. Дословно в разделе "Организация медицинского обслуживания в пенитенциарных заведениях" сказано, что:

во-первых – медицинские службы в пенитенциарных учреждениях организуются в тесном сотрудничестве с общегражданскими органами здравоохранения общины или страны;

во-вторых – политика пенитенциарных учреждений в области здравоохранения является неотъемлемой частью национальной политики здравоохранения и совместима с ней.

Там есть еще и пункты, касающиеся не только организации медицинского обслуживания, но и медицинского и санитарного персонала, обязанностей врача, медицинского ухода и психического здоровья.

Но нигде не пишется, что тюремная медицина должна быть в системе Минздрава.

Даже в правилах Манделы (минимальные стандартные правила ООН в отношении обращения с заключенными) вы не найдете упоминаний, что Минздрав должен обеспечивать медико-санитарное обслуживание заключенных.

Там написано, что это обязанность государства"…следует организовывать в тесном контакте с системой государственных органов здравоохранения и таким образом, чтобы обеспечить непрерывность лечения и ухода, в том числе, в связи с ВИЧ, туберкулезом и другими инфекционными заболеваниями, а также с наркозависимостью…".

Также в правиле 25 говорится, что в каждом тюремном учреждении должна быть медико-санитарная служба, на которую возложена задача оценивать, поддерживать, охранять, улучшать физическое и психическое здоровье заключенных и еще много-много всего.

Что, кстати, не выполняется у нас в Украине. Поскольку медицинским обслуживанием осужденных, которые содержатся в исправительных центрах (а это 21 исправительный центр, где содержится порядка 2,5 тыс. человек), занимаются как раз коммунальные учреждения общегражданской системы здравоохранения.

Хочется спросить у экспертов: кто-нибудь видел в исправительных центрах терапевта или медсестру из коммунального учреждения, которые проводят медицинский осмотр прибывших (что должно быть обязательным в таких учреждениях!) и остальные функции, которые возложены на медико-санитарную службу?

И не увидите, потому что в исправительных центрах, согласно законодательству Украины, медико-санитарной службы не существует!

Единственный документ, в котором я нашел рекомендации, что тюремная медицина должна быть подчинена Министерству здравоохранения, разве, что этот – "Разумное стратегическое руководство охраной здоровья в местах лишения свободы в XXI веке. Краткий аналитический обзор по вопросу организации пенитенциарного здравоохранения", подготовленный Европейским региональным бюро ВОЗ в 2014 году.

Именно в нем группа экспертов пришла к выводу, что "…предоставлять медико-санитарные услуги в местах лишения свободы и быть подотчетными за их предоставление, а также отстаивать необходимость поддержания здоровых условий в местах лишения свободы должны министерства здравоохранения".

К сожалению, на практике Минздрав в своих больницах не может поддерживать здоровых условий.

Кстати, будучи в мониторинговом визите Национального превентивного механизма в Киевскую туберкулезную больницу №2, расположенную в 30 километрах от столицы – в лесу близ Гостомеля, я лично убедился, как на практике "поддерживаются здоровые условия" в отделении, где находятся подследственные Лукьяновского СИЗО, имеющие туберкулез.

Вот что пишет в своей публикации журналист Маргарита Тарасова, посещавшая вместе с мониторинговой группой это заведение.

"…В каждой (прим. – из палат) примерно одна и та же картина – сумки с вещами, грязные тарелки и чашки вперемешку с какой-то едой, пакеты с сахаром и сухарями, кастрюли, бутылки, пустые пачки от сигарет, фотографии и плакаты, мокрое белье, развешенное на зарешеченных окнах.

В камерах сильно прокурено и отдает алкоголем, в некоторых – еще и темно. Вентиляции нет, поэтому все окна нараспашку.

В таких условиях люди лечатся от тяжелейшего заболевания. Впрочем, их состояние здоровья никак не мешает возить их на следственные действия и в суд – работники пенитенциарной службы все равно не несут никакой ответственности ни за прогресс в лечении конкретного человека, ни за распространение им опасных микобактерий вне больницы..."

Более того, из рапорта врача следует, что пациенты "ходят в гости" друг к другу. Одна из палат была, кстати, женская. Как пояснял главврач мониторинговой группе, сами заключенные не пускают персонал для уборки и кварцевания, поэтому подследственные убирают сами.

…Уже на протяжении многих лет идут популистские заявления, что система здравоохранения пенитенциарной службы должна быть в сфере Министерства здравоохранения Украины. Но каким образом это все передать в МОЗ – неизвестно никому из тех политиков или активистов, которые громогласно об этом заявляют.

На примере лечения в вышеописанной противотуберкулезной больнице я бы категорично не заявлял, чтобы заключенных лечили минздравовские учреждения. По крайней мере, до того момента, пока они сами не наладят в конце концов общегражданскую систему здравоохранения.

СПРАВКА. Из чего в данный момент состоит пенитенциарная медицина? Это Управление медицинского обеспечения Министерства юстиции Украины. При 6-ти межрегиональных управлениях по вопросам исполнения уголовных наказаний и пробации Министерства юстиции Украины создаются отделы медицинского обеспечения.

Это все в Минюсте создается в спешном порядке для управления 132-мя учреждениями здравоохранения. Из них – 79 медицинских частей при учреждениях исполнения наказания, 29 – при СИЗО, 6 медицинских частей при воспитательных колониях для несовершеннолетних, 18 больниц, среди которых 8 – противотуберкулезных, 9 – многопрофильных (в том числе, лечебное учреждение для оказания медицинской помощи людям с инвалидностью при ВК № 45, Днепропетровская область) и 1 – лечебное учреждение психиатрического профиля (ВК № 20, Запорожская область).

Во всех этих учреждениях здравоохранения по состоянию на 1 июля 2016 насчитывалось 2707,5 штатных должностей, в том числе – 2081,5 штатных должностей гражданских медработников; 626 штатных должностей аттестованных медработников. 

В 2015 году 1894 лицам, находившимся в СИЗО, была оказана медицинская помощь в учреждениях здравоохранения Минздрава Украины. За 8 месяцев 2016 оказана медицинская помощь в этих учреждениях 1309 лицам.

Всего за этот период за пределами СИЗО пролечено 3203 человека. Учитывая среднее пребывание больных в лечебных учреждениях здравоохранения Минздрава (7 суток) и среднюю стоимость конвоирования и охраны одного заключенного в эти учреждения здравоохранения – 881,00 грн/сутки, за этот период СИЗО потрачено на конвоирование и охрану осужденных средств государственного бюджета в сумме примерно 20 миллионов гривен.

Что касается тюремной системы здравоохранения в других странах. На самом деле, из всех стран Европейского регионального бюро ВОЗ, а это ни много ни мало 53 страны, только в 4 странах медицинское обеспечение в тюрьмах находится под Министерством здравоохранения. Это Норвегия, Франция, Италия и Соединенное Королевство. В двух странах – Испания и Швейцария, в отдельных регионах. Планируют передать тюремную медицину под Минздрав – Казахстан, Республика Молдова, Финляндия и самопровозглашенная Республика Косово.

Согласен, что передача тюремной медицины под Министерство здравоохранения имеет потенциальные возможности для достижения целей и задач функционирования полноценной системы здравоохранения. В то же время есть аргументы и против. Ведь существует весьма ограниченный опыт создания такой системы в странах Европейского Союза и высокая бюджетная затратность обеспечения режимных требований. Это подтверждается даже той статистикой затрат государства на конвоирование в коммунальные и государственные учреждения для лечения лиц, находящихся под следствием.

Да и сами эксперты ВОЗ отмечают, что "передача пенитенциарного здравоохранения под юрисдикцию министерств здравоохранения и, соответственно, интеграция пенитенциарного здравоохранения в национальные системы здравоохранения будет длительным процессом". А у нас, как всегда, принимаем решения, а потом разгребаем последствия.

На мой взгляд, в условиях реформирования Минздрава передавать им сейчас еще и пенитенциарную медицину является глупостью, которая будет иметь катастрофические последствия. И, в первую очередь, для пациентов. Но это всего лишь мое мнение.

В Европейском суде по правам человека не смотрят, в чьем ведомстве находится тюремное здравоохранение. Для них важно – обеспечило ли государство медицинской помощью заключенных.

Пока же по решениям Европейского суда, у нас неутешительная картина. За неполных 2 года (состоянием на октябрь 2016 года) мы имеем 13 решений в пользу истцов относительно ненадлежащего медицинского обеспечения заключенных и 213 641 евро до выплаты.

Будет еще больше, особенно после передачи функций Министерству здравоохранения Украины. Потому что из опыта знаю, что там, где соприкасаются два ведомства, там нет адекватного лечения и защиты прав человека. Как это видно из описанной выше туберкулезной больницы, где персонал пенитенциарной службы должен обеспечивать режим, а медперсонал – лечение, но на самом деле никто ни за что не отвечает.

А сегодня пока политики решают, в чьем же ведомстве будет тюремная медицина, в 148 учреждениях украинской пенитенциарной системы болеют, заражаются и умирают пациенты…

Пусть заключенные, но люди, которым государство, согласно ст.49 Конституции Украины, гарантирует право на охрану здоровья, медицинскую помощь и медицинское страхование.

А пока ситуация очень напоминает фильм "Чужой против Хищника", где кто бы не выиграл – человечество проигрывает...

Автор: Александр Гатиятуллин, эксперт Сети ЛЖВ, монитор Национального превентивного механизма, Центр информации по правам человека

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...