влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Тюрьма и мир: где содержатся несовершеннолетние преступники во Франции

30.05.2017 08:28

Куда попадают несовершеннолетние убийцы? Во Франции подростки могут «загреметь» в тюрьму начиная с 13 лет. Назначаемый им срок наказания составляет половину от возможного срока наказания, который был бы назначен взрослому преступнику за аналогичное преступление. Но есть одно исключение...

Если подростку исполнилось 16 лет и его судит суд присяжных по делам несовершеннолетних, который сочтет, что к нему неприменимо смягчающее обстоятельство – несовершеннолетие, то в этом случае юноша или девушка будет осужден как взрослый.

Но тюрьмы для несовершеннолетних совсем не похожи на подобные учреждения для взрослых. Хотя учреждения для несовершеннолетних и входят в состав пенитенциарной системы страны, управляются они представителями специальной организации, которая называется «Судебная защита молодежи» (СЗМ). СЗМ является составной частью Министерства юстиции. Приоритетом при исполнении наказания в отношении несовершеннолетних является образование.

Юные преступники могут содержаться в трех видах специализированных учреждений.

Отделения для несовершеннолетних в следственных изоляторах. Внутри французских тюрем имеются специально оборудованные отделения для несовершеннолетних. Правила внутреннего распорядка в таких отделениях более мягкие, а содержащиеся в них заключенные находятся под совместным контролем надзирателей и воспитателей. Посещение школьных занятий является обязательным для всех, не достигших возраста 16 лет. Молодые преступники посещают не только школьные занятия, но и различные курсы по профессиональной подготовке (производственному обучению).

Такие специальные отделения имеются не во всех тюрьмах, а там, где имеются, они, по отзывам экспертов, не приспособлены к отбыванию наказания несовершеннолетними, поскольку так или иначе их все равно окружает криминогенная атмосфера с присущей тюрьмам для взрослых жестокостью. Именно поэтому, следуя многочисленным рекомендациям, в 2002 году были созданы специальные пенитенциарные учреждения для несовершеннолетних (ПУН). Но подобных учреждений мало, мест в них не хватает, и поэтому многие несовершеннолетние осужденные вынуждены отбывать свои сроки лишения свободы в специализированных отделениях следственных изоляторов.

Пенитенциарные учреждения для несовершеннолетних (ПУН), как сказано выше, были созданы в 2002 году по принятому парламентом законопроекту, который называется «закон Пербена I».

Всего таких учреждений во Франции насчитывается шесть. Эти тюрьмы полностью зарезервированы для несовершеннолетних, помещение в них взрослых преступников запрещено. Самый первый ПУН был открыт в 2007 году, то есть спустя пять лет после принятия соответствующего закона. По словам бывшего в то время министром юстиции Паскаля Клемана, ПУНы должны были стать «просто школами, окруженными заборами». Эти учреждения полностью управляются представителями «Судебной защиты молодежи» и имеют в качестве приоритета продолжение получения образования. Спортивные мероприятия, учеба, получение профессии… В отличие от взрослых заключенных в ПУНах юные правонарушители постоянно заняты полезной деятельностью.

Закрытые учебные центры (ЗУЦ) не относятся к пенитенциарным учреждениям. Они являются образовательными учреждениями, альтернативными лишению свободы. Подчиняются ЗУЦы Министерству юстиции.

Созданные в 2002 году, эти небольшие учреждения, рассчитанные на содержание от 8 до 12 (это максимум) молодых людей, в принципе предназначены для юных правонарушителей-рецидивистов, но в них могут содержаться и несовершеннолетние преступники. Всего во Франции имеется 51 такое учреждение. Несовершеннолетние обязаны здесь проживать, но тюремная атрибутика в этих учреждениях резко снижена: так, например, вместо тюремных стен здесь простая ограда.

Является ли французская система уголовного правосудия для несовершеннолетних оптимальной? По мнению Домина Юфа, ученого, специализирующегося в области отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, «в последние годы были предприняты значительные усилия в этом направлении». Разделение несовершеннолетних и взрослых в тюрьмах является отныне обязательным, а с образованием ПУНов вообще появились тюрьмы, предназначенные только для юных преступников.

Однако со времени их создания эти тюрьмы для несовершеннолетних находятся под огнем постоянной критики. Ряд экспертов, считая их неэффективными и дорогостоящими, обвиняют ПУНы в том, что они являются не чем иным, как новым воплощением существовавших ранее «исправительных домов». Различные правозащитные организации указывают на то, что в ПУНах ежегодно происходит значительное число суицидов среди несовершеннолетних.

Бельгия: пятнадцать заключенных требуют эвтаназию

После того как бельгийский суд признал право на эвтаназию для сексуального преступника-рецидивиста Франка Ван Ден Бликена, пятнадцать других заключенных потребовали для себя того же.

Возможно ли применение эвтаназии по причине «невыносимых психических страданий» в тюрьме? После того как бельгийское правосудие дало свое согласие на госпитализацию сексуального преступника-рецидивиста Франка Ван Ден Бликена с целью проведения процедуры эвтаназии, Ulteam, специальная медицинская бригада, предлагающая свои консультации тем, кто решил уйти из жизни, сообщила, что еще 15 заключенных сделали такой же выбор. «Не думаю, что эвтаназия среди заключенных получит широкое распространение, – спокойно оценивает сложившуюся ситуацию г-н Жаклин Эрреманс, член комиссии по контролю за применением закона об эвтаназии (ККПЗЭ) и президент Бельгийской ассоциации за право умереть достойной смертью. – Каждый такой случай уникален и должен рассматриваться в отдельности». Бывший член этой же Комиссии г-н Фернанд Кеулинер, однако, подчеркивает: «Эта ситуация поднимает перед нами много вопросов…»

Во время проведения судебного процесса Франка Ван Ден Бликена признали не несущим ответственности за свои действия. В результате он был не «осужден», а «помещен» в тюрьму, где находится уже тридцать лет и которая не может ему предоставить специализированного лечения. В свои нынешние 52 года он прекрасно осведомлен о своем заболевании и утверждает, что если его освободят, он «незамедлительно и совершенно точно» вновь совершит преступление. Поскольку ему не разрешили отправиться в Нидерланды, где в одной из клиник он мог бы получить соответствующее лечение, а по заявлению его адвоката Йоса Ван Дер Вельпена, «неоднократно осматривавшие его врачи признали, что он испытывает невыносимые страдания», Франк Ван Ден Бликен начал в суде процедуру против министра юстиции, чтобы получить «право умереть».

Перед таким количеством этих «необычных требований» недоумевают даже сторонники эвтаназии. «В случае психического заболевания решение о применении эвтаназии не всегда может приниматься! – подчеркивает Крис, медицинский работник из Ulteam. – Имеется уже несколько случаев, когда Европейский суд по правам человека осуждал Бельгию за то, что она не обеспечивает своих заключенных должным психиатрическим лечением.

Условия жизни в тюрьме ужасны: когда наблюдаешь такое количество попыток суицида, то приходишь к выводу, что количество требований об эвтаназии будет только возрастать!» Председатель ККПЗЭ и известный онколог, профессор Вим Дистельманс отказался провести процедуру эвтаназии Франка Ван Ден Бликена. «Каждый имеет право на паллиативную помощь, – заявил он в интервью фламандской газете Het Laatste Nieuws. – В Нидерландах, например, возможно терапевтическое лечение. С этической точки зрения мы следуем ложным путем, если позволяем этому человеку получить эвтаназию».

По словам г-на Кеулинера, «помещение в психиатрическую больницу – это зачастую единственное решение для того, чтобы быть уверенным: опасный преступник (даже если он не является больным) больше никогда не выйдет на свободу. Если же его помещают в тюрьму, то все мы знаем, что рано или поздно он будет освобожден… Кроме того, можно страдать психическим расстройством в момент совершения преступления, и это мешает контролировать свои действия, а в течение следующих тридцати лет не испытывать этого психического расстройства. Да и потом, у кого нет психических расстройств? Почему тогда такой человек должен рассматриваться как больной?»

Адвокат протестует против всех этих «дебатов о страданиях». «Необходимо рассматривать конкретный случай этого конкретного заключенного. Мы ведь никогда не задавали себе вопрос о том, сможем ли мы разработать для тысяч других заключенных новые методы лечения, – настаивает он. – Мы просто пришли к выводу, что этот конкретный человек имеет право требовать себе эвтаназию при участии медиков…»

Что касается родственников жертв, то они испытывают ко всему происходящему отвращение. «Все эти комиссии, врачи, эксперты столько времени занимаются судьбой этого убийцы нашей сестры! – негодуют сестры Кристианы Ремакль, изнасилованной и убитой в 1989 году, когда ей было 19 лет. – Ни одна комиссия не озаботилась нами и нашими родными. Значит, мы, а не он, и дальше должны страдать! Это судебное решение о применении к нему эвтаназии совершенно непостижимо: он должен находиться там, где сейчас находится, а не спокойно уйти из жизни!»

Франция: первые пенитенциарные Олимпийские игры

Десятки заключенных приняли участие в первых национальных пенитенциарных Олимпийских играх, которые прошли в городе Вар, находящемся на юге Франции, между Марселем и Ниццей. Цель этих соревнований – улучшение взаимоотношений и оказание помощи в ресоциализации.

Пенитенциарные Олимпийские игры – спортивное состязание, впервые организованное в национальных масштабах региональным Олимпийским комитетом Лазурного Берега (РОКЛБ) и Министерством юстиции. Торжественная церемония закрытия, прошедшая 26 сентября, подвела итоги неделе спортивных испытаний в самых разных дисциплинах, в которых приняли участие осужденные за незначительные преступления и пенитенциарный персонал. На первые национальные Пенитенциарные игры в общей сложности приехали более 1500 участников, представляющих сорок тюремных учреждений.

Идея проведения спортивных игр для заключенных родилась в регионе Прованс–Альпы–Лазурный берег (ПАЛБ). «Уже довольно давно мы стараемся проводить различные спортивные мероприятия для безработных молодежного возраста», – объясняет Пьер Камбреаль, заместитель директора РОКЛБ, отвечающий за проведение спортивных мероприятий на Лазурном берегу.

В региональном Олимпийском комитете убеждены, что спорт «является лучшим способом социальной сплоченности людей», и поэтому решили расширить свою деятельность путем привлечения к участию в соревнованиях и заключенных, поскольку, как полагают в РОКЛБ, спорт в тюрьме является «единственным доступным видом деятельности для заключенных, не считая чтения». Пенитенциарные Олимпийские игры должны стимулировать спортивных тренеров, работающих в тюрьмах, к тому, чтобы их деятельность не сводилась лишь к формальному проведению спортивных мероприятий, а действительно способствовала социальной реинтеграции их подшефных.

Поначалу, в 2012 и 2013 году, эти соревнования проводились лишь в масштабах одного региона. Но затем на них обратили внимание в национальных инстанциях, и в 2014 году всем французским пенитенциарным центрам на добровольной основе было предложено принять в них участие. Как подчеркивает Пьер Камбреаль, участие базируется прежде всего на «моральном контракте»: «Идея состоит вовсе не в том, чтобы привлечь тех, кто ничего не делает в тюрьмах и не намеревается ничего не делать». В первую очередь отбираются те, у кого есть мотивация. И конечно же большую роль играет «юридический отбор».

Региональные пенитенциарные службы ресоциализации и пробации досконально изучили личные дела кандидатов, а затем каждому, на индивидуальной основе, предоставили право временного выезда на Лазурный Берег. Как объясняет Пьер Камбреаль, речь, конечно, не идет о тех, кто приговорен, предположим, к 30 годам тюремного заключения за какое-нибудь «кровавое преступление», а о заключенных, приговоренных к одному или к двум годам лишения свободы за нетяжкие правонарушения. И конечно, заключенные сами должны стремиться к тому, чтобы реинтегрироваться в общество.

Около 600 заключенных, мужчин и женщин, на четыре дня покинули свои тюрьмы, и переоделись в спортивную форму. Сначала в пенитенциарных учреждениях прошли отборочные соревнования по легкой атлетике, боксу, гимнастике, настольному теннису, бадминтону, баскетболу, футболу и фехтованию. В тех видах спорта, которые предусматривают командные соревнования (футбол, баскетбол и т.д.), заключенные и тюремный персонал могли выступать вместе. Это один из способов улучшить взаимоотношения между теми, кто должен отбывать наказание, и теми, кто обязан их охранять.

В течение всех игр не было зафиксировано ни одного инцидента. Ни попыток побега, ни «разборок» между заключенными или заключенными и персоналом. Питание участников было организовано в туристическом центре, рядом с местом, где проводились соревнования. При этом все участники – и заключенные, и сотрудники тюрем – сидели за одними столами и ели одинаковую пищу. Со стороны администрации пенитенциарных учреждений в соревнованиях приняли участие десятки добровольцев. Общая стоимость проведения первых национальных пенитенциарных Олимпийских игр составила 120 000 евро, которые, по словам Пьера Камбреаля, собрали «многочисленные партнеры». Ряд магазинов, например, сделали значительные скидки для закупки необходимых материалов либо предоставили необходимые денежные средства.

«Как и в любых других соревнованиях, в которых участники одеты лишь в шорты и майки, никто попросту не знает, кто и кем является за пределами спортивной площадки», – подчеркивает Пьер Камбреаль. И это, по его мнению, является еще одним способом установить «другие, не конфронтационные, взаимоотношения». Это также способ «поставить перед бездельничающими в своих камерах лицами определенную цель», давая им возможность приложить некоторые усилия и получить от этого удовольствие. Пьер Камбреаль убежден в этом: «Получение спортивных результатов благодаря своей воле, благодаря тому образу жизни, который мы им предлагаем, стимулирует этих людей, которые выйдут на свободу через полгода или через год, и дает им определенные возможности и надежды».

А пока, после торжественного закрытия Олимпиады, они возвращаются в свои камеры. Многие из них повесят на стену завоеванные медали.

Составил и перевел Юрий Александров, НЕВОЛЯ

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...