влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Что можно узнать об украинских колониях и тюрьмах, изучая истории самых скандальных побегов

26.06.2017 09:31

Что можно узнать об украинских колониях и тюрьмах, изучая истории самых скандальных, типичных и трагикомических побегов 6 июля 2012 года, в 5:00 утра, бывший депутат Александр Шепелев совершил дерзкий побег. В сопровождении подкупленного конвоира из Киевского СИЗО, он вышел из здания Киевской городской клинической больницы скорой помощи, сел в машину и отбыл в неизвестном направлении.

О побеге узнали только через пять часов. К тому времени беглецы были уже далеко. Спустя какое-то время, Шепелев "всплыл" на территории России, где его взяла в оборот ФБС. Теперь экс-депутат дает показания на Юлию Тимошенко и других политиков, чтобы его не экстрадировали в Украину. Конвоира, который помог Шепелевую бежать, больше никто и никогда не видел и не слышал. По свидетельствам друзей, он отличался общительным характером, и рано или поздно вышел бы на связь. Но этого не произошло. Вполне вероятно, его уже нет в живых.

В издании Realist решил изучить историю побегов из украинских колоний и тюрем. Рассматривая их, мы хотим не только оценить уровень криминального таланта беглецов и халатности персонал, но и поговорим о проблемах нашей пенитенциарной системы.

Побеги из тюрем: от простыни до вертолета

В следующем году начнется бум и одиночных, и массовых побегов, — мрачно предрекает правозащитник Эдуард Багиров. – Существует большая проблема с персоналом, его не хватает. Ситуация будет усугубляться и этим воспользуются заключенные.

Добавьте к этому тезису аксиому о коррумпированности пенитенциарной системы, и положение дел покажется еще более устрашающим. Но вот что об этом думают зеки со стажем:

— А зачем бежать? Раньше сядешь – раньше выйдешь, — смеется Василий, бывший заключенный, отсидевший 17 лет. — Конечно, у всех такие мысли проскальзывают. Но потом ты понимаешь, что твой план может закончится плачевно. Что бы бежать, нужна дополнительная мотивация: или глубочайшее отчаянье, или ярая воля к свободе. Такое есть у единиц.

60399 чел.

Содержалось в 148 учреждениях Государственной пенитенциарной службы Украины на начало 2017

17495 чел.

В 29 следственных изоляторах (учреждениях исполнения наказаний с функцией СИЗО)

42600 чел.

В 113 уголовно-исполнительных учреждениях

1902 чел.

В 11 колониях для содержания женщин

1383 чел.

В лечебных учреждениях при колониях и СИЗО

2089 чел.

В 21 исправительном центре

304 чел.

В 6 воспитательных колониях для несовершеннолетних

Сбежать с работы

— У нас много побегов, как бы помягче выразиться, безмозглых, — рассказывает Олег Цвилый, правозащитник, бывший заключенный. – Очень часто такие происшествия случаются на поселках (поселение при колонии, где действует облегченный режим. — R0). И заканчиваются они тем, что беглецов за ухо возвращают назад.

Наиболее ярко иллюстрирует такой тип побегов случай, который произошел весной прошлого года в Кропивницкой исправительной колонии.

Кропивницкая исправительная колония №6

По данным реестра судебных решений, одного из осужденных перевели из колонии среднего уровня безопасности на участок социальной реабилитации 4 апреля 2015-го. Буквально через два дня его отправили работать за город, копать траншеи для местного предприятия. Осужденные рассказывали, что едой их не обеспечивали, потому они с конвоиром ходили за продуктами в магазин.

И вот, в 9 утра, наш герой купил себе мороженое. В 11 ему захотелось колбасы. В обеденный перерыв он захотел пить, и пошел за водой уже самостоятельно (на суде свидетели говорили, что их могли свободно отпустить за покупками, конвоир, это, естественно, опровергал). И вот, нашим героем был куплен литр… но не воды, а водки.

Протрезвел «беглец» вечером в посадке. Выбрел из нее, пошел полем назад к своей недорытой траншее. На беду, встретил по дороге кого-то из местных. Купили еще литр. Пошли в соседнее село. Там, в одном из домов и нашли беглеца на следующий день. Свобода настолько опьянила, что самостоятельно передвигаться он не мог. И как эпилог — 3 года и шесть месяцев.

Детский крем из червивого сала

— Вот, вы удивляетесь таким безумным побегам. А кто будет добровольно работать на поселках? Только сумасшедшие. Кто в своем уме согласиться стать рабом и пахать за копейки? – спрашивает Олег Цвилый.

По его словам, нарушения правил безопасности и ужасающие условия труда стали нормой во многих исправительных заведениях.

Хоздвор Крыжопольского исправительного центра

— Я вам расскажу о том, что совсем недавно творилось в Харьковской области. Администрация закупала тюки страшного гнилого сала с червями. Это «сырье» приходило в колонию, и там в огромном чане варили контрафактные кремы, в том числе и детские, — рассказывает Цвилый. — Там невозможно было работать. Сало рвали руками, мололи его на мясорубках. Смрад, жара от чана – бешеные, а на подобных работах респираторы не выдают, вытяжки не включают. Один мой знакомый не выдержал подобных условий, такого ритма и сунул руку под пресс. Отправили его в больницу, починили. Он вернулся, и его опять заставили работать, уже одной левой рукой.

Заметим, что такого понятия, как «принудительный труд», у нас нет, но…

— Если ты не хочешь выходить на работу, то на отряде ты тоже спокойно сидеть не сможешь. Тебя отправят мыть самые грязные места. Тебе скажут: «Не хочешь трудиться как мужик, будешь делать уборку как п…рас». Администрация все знает о «кастах» и субкультуре. Они нормально «плавают» в этих нюансах и используют их, – рассказывает Цвилый. – О чем вообще можно говорить, если у нас начальство колоний слушает шансон и «мурчит»?

Евгений Нецветаев, руководитель отдела мониторинга пенитенциарных учреждений секретариата уполномоченного Верховной Рады по правам человека, добавляет:

— Во время проверки одной из колоний мы увидели картотеку с надписями карандашом: «козлы», «петухи» и даже «блатные петухи». Мы спрашиваем: «Что это?», в ответ: «Ой, извините, сейчас сотрем». А из голов как это стереть? – сокрушается Евгений.

Самые дерзкие побеги которые удавалось совершить ...

Прерванный полет

Самой невероятной, самой обсуждаемой была попытка улететь из колонии на вертолете. Произошла она 16 марта 2013 года. В этот день небольшой вертолет приземлился в одном из секторов колонии №49 в селе Новый Стародуб (Кировоградская область).

План авиапобега разработал 41-летний крымчанин Дмитрий Тычков, который отбывал свой пятый срок за мошенничество. Все было продумано до мелочей. С помощью мобильного телефона, планшета и интернета он узнал всю информацию о частных полетах и обзвонил нескольких пилотов. По легенде надо было приземлится на промбазу под Александрией, взять там «ценный груз» и доставить его в Херсон. И, на свою беду, Евгений Зотов, вертолетчик из Киева, согласился выполнить эту работу за $6,5 тыс. (к слову, Тычков получил свой срок за хищение 2 млн грн).

Колония №49 в селе Новый Стародуб

Итак, в назначенный день вертолет вылетел из Киевской области. В Александрии он подобрал «охранника» с «автоматом». Дело в том, что Тычков привлек к выполнению заданию отчима своего сокамерника Олега Крушанка. Ему переслали макет автомата, попросили его сесть в вертолет, передать пилоту лист с координатами и сопроводить «спецрейс».

По словам вертолетчика, он до последнего не подозревал, что участвует в побеге. Дескать, на многих промзонах есть старые цеха, общежития, сторожевые башни и колючая проволока. Поэтому он спокойно и посадил вертолет в центр одного из локальных секторов.

Естественно, все всполошились. Сотрудники колонии бегут к вертолету, но вход в сектор заблокирован с помощью троса и навесного замка. С другой стороны, Тычков спешит сесть в кабину, держа в руках коробку (тот самый «ценный груз»). И с третьей стороны, мчит его подельник. Но…

Версии, объясняющие, почему заключенные «пролетели», разняться. Пилот говорит, что из-за шума винтов он не слышал криков караульных и обратил на них внимание только, когда они начали бросать в лобовое стекло камни. Он удивился, решил выйти из кабины, но тут в его спину уперся «автомат» и раздался крик: «Взлетай!». И на суде Зотов рассказывал, что он рукой отбил ствол, а потом заглушил двигатель и побежал к охране.

При этом, и Олег Крушанок рассказывал судье, что именно он предотвратил побег. Якобы ни он, ни его отчим не подозревали, что их используют в «многоходовке» Тычкова. Дескать, думали, что речь идет о разовой подработке охранником. Поняв, что намечается побег, Олег побежал к вертолету и вроде бы сам вырвал «автомат» и как дубиной погнал им из кабины сокамерника. Тычков же рассказывал о больном отце и о том, что только на свободе он мог передать деньги на лечение.

Побег из канадской тюрьмы на ВЕРТОЛЕТЕ в голливудском стиле

Как бы то ни было, побег не удался. Срок мошеннику увеличили до 14 лет, но осенью прошлого года он все-таки исчез из Кропивницкого СИЗО.

Из «Белого лебедя» не улетишь. Так как же убегают из тюрем?

"Заключенные ходят в "Самоволку"

— До сих пор не ясно, что же произошло в СИЗО Кропивницкого. Отсутствие беглеца обнаружили только через несколько дней, и не ясно, когда и как он сбежал, — утверждает Сергей Старенький, экс-глава Государственной пенитенциарной службы (ГПС). – Да, в изоляторе есть видеокамеры. Но в случае подобных инцидентов весь компромат оказывается «случайно» уничтоженным или исчезнувшим.

По информации Старенького, часть замков в упомянутом СИЗО устарели как морально, так и физически, механизмам по 15-20 лет.

— И уже много лет в камерах есть дубликаты ключей. Заключенные могут свободно перемещаться и даже уходить в «самоволку», покидать СИЗО и возвращаться. А зачем им убегать? И в СИЗО можно чувствовать себя не плохо. Алкоголь, наркотики, крыша над головой – все есть, — говорит Старенький. (Правозащитник Эдуард Багиров уточняет, что перемещаться могут не все желающие, а лишь заключенные с высоким неформальным статусом.)

Александр Гатиятуллин, председатель правления ОО "Мониторов НПМ "Украина без пыток", добавляет:

— Если у тебя 10 лет впереди, то в начале проскальзывают, бродят мысли о побеге. Но человек такое существо, которое ко всему привыкает и со всем свыкается. Пять лет за решеткой провел и думает: «Вроде осталось еще два раза по пять. Как-нибудь досижу», — рассказывает Гатиятуллин. — К тому же надо иметь колоссальные деньги, чтобы жить после побега на нелегальном положении.

Сантехник Монте-Кристо

— Если хорошо подготовиться, можно сбежать практически из любой колонии. Территория делится на жилую зону и промышленную, из последней сбежать легче, — говорит Гатиятуллин.

Действительно, примеров побега с промзоны предостаточно. 19 мая 2013-го двое заключенных одной из одесских колоний разобрали кирпичный чердак склада, выбрались на основную стену и прыгнули с четырехметровой стены на улицу. Свидетели рассказывали, что приземление было жестким, один из беглецов сломал ноги, второй разбил голову об асфальт. Парни не сделали и шага на свободе, их на носилках увезли в госпиталь. Отметим, что, по одной из версий, парни решились на такой отчаянный побег после конфликта с другими заключенными. И наши эксперты говорят, что подобный мотив, увы, может иметь место.

Картотека одной из колоний

Но продолжим разговор о пути на свободу:

— Бегут, не только перебираясь через стены. На промзоне есть и подземные коммуникации, — продолжает Гатиятуллин. – В одной из колоний, не буду называть номер, есть сантехник-заключенный. По правилам, все люки должны быть запечатаны, но там есть коллектор, по которому можно пройти за стену. И мой знакомый иногда проходит по нему, просто посидеть, подышать на свободе. Потом возвращается.

Яна Баранова, президент общественной организации Союз «Золотой век Украины», добавляет: «Я тоже знаю историю о том, как заключенные рыли тоннель из колонии. Но не для того, чтобы сбежать, а чтобы получать по нему алкоголь и т. п.».

Впрочем, был случай, когда подкоп делали именно для беглеца. В 2010-м в Луганске двое жителей Ялты вырыли 14-метровую штольню криминальному авторитету, одному из лидеров крымской ОПГ «Башмаки».

Бандиты арендовали склад неподалеку от СИЗО, начали рыть ход в сторону камеры. Копали вручную, укрепляли выработку по всем законам горного дела. Чтобы не привлекать внимания, мешки с землей оставляли на складе. Но владелец помещения все равно насторожился. Его удивило то, «бизнесмены» исправно платили аренду, а никаких машин с товаром на склад не приезжало. Луганчанин решил проверить свою недвижимость, увидел там пробитый пол, мешки с землей и позвонил «102». Через пару дней пособников авторитета задержали.

Спустя пять лет из упомянутого нами СИЗО сбежал не один, а шестеро. По информации informator.lg.ua 5 июля 2015 года 16 заключенных, вооруженных заточками, захватили дежурную часть. Часть из них сбежала, переодевшись в милицейскую форму.

Как бегут из российских тюрем

Военно-полевой побег

Сергей Старенький, экс-глава Государственной пенитенциарной службы, рассказывает, что ночью 6 июля 2014 года к Славяносербской исправительной колонии № 60 в Луганской области подъехало около 20 «ополченцев» на двух микроавтобусах. Дальше сюжет развивался, как в голливудском боевике.

— Было обстреляны часовые на двух наблюдательных башнях, («ополченцы». – R0) пытались разрушить основное ограждение с помощью гранатометов. Башни задымились от зажигательной смеси и гранат. Часовые открыли огонь, – вспоминает Старенький.

Вот под этот «шумок» и сбежало восемь заключенных. По словам правозащитников, через недолгое время семерых беглецов вернула «милиция» так называемой «ДНР». На свободе остался лишь организатор побега Андрей Фадеев, который в 2007 году был осужден на 15 лет за убийство. В «республике» бандит быстро делает «карьеру». Даже российские СМИ и блогеры пишут о его бойцах как об организованной преступной группировке (ОПГ): «В послужном списке этой ОПГ и похищение бизнесменов с целью получения выкупа, и попытки «отжатия» бизнеса, и пытки заложников, и бандитские налеты на богатые квартиры Донецка под видом «борьбы с диверсионными группами», и контрабанда угля в Старобешевском районе, в том числе захват железнодорожных составов, и даже разворовывание гуманитарной помощи». В период, когда в «ДНР» начали происходит «чистки», Фадеев лег на дно. В соцсетях пишут, что он купил себе особняк в Ялте, где и проживает.

Заканчивая рассказ об этом эпизоде, обращаем внимание на факт, что сотрудники Луганского СИЗО, равно как и некоторых других колоний, в первые дни войны буквально сражались за свои стены.

Славяносербская исправительная колония № 60

— Но сложилась печальная трагическая ситуация. Всех начальников колоний на неподконтрольной части Донецкой и Луганской областей объявили в розыск, — говорит Александр Гатиятуллин, эксперт Сети ЛЖВ, монитор Национального превентивного механизма. – А что им было делать в 14-м? Они подчинялись вышестоящему начальству. Сказали бы: «Эвакуировать», они бы ответили: «Есть». Были планы эвакуации, но они не были реализованы. И как поступить? Сказать подчиненным: «До свидания, я уехал, а вы тут делайте, что хотите»? Для многих работа была как второй дом, а теперь может стаьт и первым.

"Мы бежали из тюрьмы в СИЗО"

Заметим, что в период острой фазы АТО произошло несколько массовых побегов.

— Донецкая 124-я колония в августе 2014-го попала под обстрел. Развалило ворота, и заключенные побежали. У меня там был знакомый, я ему позвонил: «Что у вас было?». Он: «Ломанулось нас человек сто. Выбежали, стоим и думаем, что делать дальше. Тут подъезжают из какого-то батальона: «Записывайтесь к нам. Кто пойдет в ополчение, тех освобождаем». Ну, стали к ним в очередь. И тут подъезжают из другого батальона: «Никакого не записывать. Загоняйте всех назад», – рассказывает Гатиятуллин.

Донецкая колония №124 после обстрела

Фактически из одной колонии в другую бежали в феврале 2015-го заключенные Чернухинской колонии (Луганская область, 15 км от Дебальцево). Заведение находилось в зоне боевых действий, много говорили об эвакуации, но дальше разговоров дело не зашло. И когда снаряды начали попадать в бараки, часть осужденных решилась на побег.

Рассказывают, что одним из первых даже не бежал, а умчал бывший житель Крыма. Он угнал в поселке старенькие жигули, доехал на них до украинского блокпоста. Там его остановили, вернули в колонию, поместили в штрафной изолятор и пообещали добавить срок за побег. Другой заключенный дошел до блокпоста пешком, и до свободы оставалось пару шагов, но в его в телефоне увидели флаг «Новороссии». Естественно, и его привезли назад. После этого заключенные решили бежать в сторону «ДНР». Обмотались белыми простынями. Пошли по полям, в обход блокпостов. Но, говорят, что они так никуда и не дошли. Погибли, то ли попав под снаряды, то ли напоровшись на мины.

Тем не менее, побеги продолжались, через развороченный забор день за днем уходили группы по 8-10 человек.

Чернухинская колония. Фото: Александр Ратушняк

— Я почему не спешил уходить? Смотрел, что дальше будет. Но в какой-то момент открыл глаза, а в колонии никого нет. Все давно ушли. Че мне там сидеть? Охранять кого-то? Развернулся и пошел, — вспоминает осужденный Игорь, с которым автор общался в СИЗО Бахмута.

По его словам, он с сокамерниками собрал вещи и пешком по трассе пошли к блокпосту украинских военных. Далее был такой диалог:

— Стой! Кто такие? – слышится окрик нацгвардейцев.

— Зеки. Мы из колонии сбежали, – отвечают парни с клетчатыми сумками в руках.

— И куда вы идете? – недоумевают военные.

— В тюрьму... (зеки понимали, что их все равно поймают полицейские или «милиция» и шли «спокойно досидеть УДО»).

Сейчас территорию Чернухинской колонии использует как базу «ополчение». Зимой 2015-го в Чернухинской было более 300 заключенных. Только 23 добрались до СИЗО Бахмута. Неизвестно, сколько человек погибло в дороге, сколько добралось до дому, сколько осело в отрядах «ополчения» и сколько дошло до колоний на территории «ЛНР».

Побег из СССР: самый дерзкий, о котором долгое время молчали

"Рабовладельческое квазигосударство"

— Всего на территории ОРДЛО осталось около 10 тыс. заключенных. Из них примерно 3,5 тыс. получили срок уже во время оккупации. Обменяли, вывезли на подконтрольную территорию более 140 человек, еще 12 из Крыма, — рассказывает правозащитник Павел Лисянский из "Восточной правозащитной группы".

Заключенные на оккупированной территории

По его словам, в колониях «ЛНР» стал правилом рабский труд.

— У нас в центре Европы рабовладельческое квазигосударство. Я знаю, что в некоторых колониях оплата за рабочий день — пять сигарет. С недовольными быстро расправляются. Люди работают только для того, чтобы сохранить себе жизнь и здоровье, — продолжает Лисянский. – Были истории, когда люди гибли из-за того, что им вовремя не оказывали медпомощь после побоев. Там никто не скрывает пытки. Один заключенный рассказывал, что после отказа работать он был вынужден весь день проводить во дворе локальной зоны. Он 8-10 часов стоял на жаре, не мог ни сесть, ни лечь.

10 тыс.

Заключенных осталось на територии ОРДЛО

3,5 тыс.

Получили срок уже во время окупации

159 чел.

Обменяли/вывезли на подконтрольную Украине территорию из Крыма и ОРДЛО

По его словам, в «ЛНР» есть план по наполнению колоний — промзоны надо обеспечивать бесплатной рабочей силой.

Нам также рассказывали, что в колониях и «ДНР», и «ЛНР» процветает телефонное мошенничество (подробнее). Заключенные под разными предлогами выманивают у пенсионеров коды от карточек, определенный процент часть прибыли отдают администрации.

Но, справедливости ради, заметим, что подобные проблемы (в том числе и жулики с мобильными) есть не только в ОРДЛО.

О нечеловеческих условия труда, антисанитарии и мизерных зарплатах мы писали в предыдущем нашем материале. Евгений Нецветаев, руководитель отдела мониторинга пенитенциарных учреждений секретариата уполномоченного Верховной Рады по правам человека, рассказывает о мизерной заработной плате.

— Как человек может нормально заработать, если покрой и пошив утепленных брюк стоит 5 грн? – спрашивает Нецветаев.

И даже там, где условия внешне идеальны, процветает ужасающее отношение к людям.

— Одна из системных проблем заключается в том, что часть персонала не воспринимают осужденных как личность. Для них это зек. Когда мы приехали в ИК 100 (Харьковская область), то обратили внимание на то, что заключенные отвечают на вопросы, не поднимая на нас глаза, все смотрели вниз. Понимаете, почему? – возмущается Евгений. — Или вот, приезжаем мы прошлым летом в Измаильское СИЗО. Тогда была вспышка гепатита «А», воду в город привозили из Одессы. И мы удивляемся тому, что в камере нет бачков: «А как вы поите заключенных?» — «А из системы водоснабжения».

Такое отношение не может не перетекать в оскорбления, побои и поборы.

— Речь идет не столько о коррупции, сколько об «отжиме» денег. Чтобы к тебе по-человечески начали относиться, надо платить. Надо давать деньги, чтобы ты не был рабом, чтобы ты мог лечиться. Это не взятки, это вымогательство, — считает Олег Цвилый, правозащитник, бывший заключенный. — И пытки у нас тоже есть. Вот сидит человек в камере, у него есть право на один час прогулки. Но если его не выводят? Ты ни солнца не видишь, ни свежим воздухом не дышишь. Это не пытки?

Эдуард Багиров продолжает: «Я не так давно был в Бердичевской колони 108, там мне жаловались, что избить могут за то, что ты отказываешься работать 12 часов в сутки и получать только половину зарплаты (остальное забирает администрация). Могли ударить и просто так, «для профилактики». Проблема в том, что администрация чувствует бесконтрольность и рассчитывает на безнаказанность. Но, надо сказать, что ситуация с насилием по отношению к осужденным гораздо лучше, чем была 5-10 лет назад. Правозащитники, СМИ понемногу влияют на ситуацию.

При этом Олег Цвилый замечает: «Вся наша пенициарка построена на том, что любая должность стоит денег. Ты заплатил, и получил рабов и станки. У кого-то деньги приносят карьеру, у кого-то года. Там потоки. И пока из кабинета в кабинет несут деньги, все слепы к нарушениям прав человека».

Что происходит с заключенными, которые остались на оккупированных территориях

Побег на 500 гривен и $10 миллионов

— Бежать без материального поощрения администрации невозможно. После побега вина списывается на одного-двух человек. Но заплатить надо шестерым-семерым, всем — от рядового до руководителя. В итоге выйдет сумма в несколько десятков тысяч долларов. От $50 тыс. минимум, — говорит правозащитник Эдуард Багиров.

Говоря о подкупе, нельзя не вспомнить историю побега ценой в $10 млн. В СМИ проскальзывала информация, что именно такую цену заплатил за свободу экс-нардеп и экс-арестант Александр Шепелев. Напомним, последнего обвиняют в причастности к расхищению сотен миллионов гривен, он фигурирует в делах об убийстве и покушениях на убийство и, как «вишенка на торте», дело по статье "госизмена" за сотрудничество с ФСБ.

В июле 2013 года Шепелев был задержан в Венгрии, после чего его экстрадировали в Украину. В июле он попадает в Лукьяновское СИЗО, оттуда его переводят в тюремный блок БСМП — больницы скорой медпомощи. Ранним воскресным утром, 6 июля, начальник конвоя ведет арестанта якобы в душ, по дороге снимает наручники, передает другую одежду и выводит во двор БСМП. Там пару ждет внедорожник, а затем — поездка в РФ. В марте Шепелева задерживают в ресторане «Ветерок» в Подмосковье уже российские правоохранители. Но затем РФ отказывает от экстрадиции беглеца. Судьба начальника конвоя неизвестна.

Условия содержания в Лукьяновском СИЗО. Фото: www.npm.org.ua (2016 г.)

После этого нашумевшего скандала были уволены высокопоставленные чиновники их ГПС. Но, несмотря на подобные скандалы, вопрос коррупции остается неизменно актуальным. При этом корни проблемы известны давно и всем.

Александр Шепелев

— Во время одной из поездок я был в секторе для пожизненников. Мрачный подвал не с самыми лучшими условиями. И охранник тоже сидит в этом подвале, в таких же условиях, как заключенные, по 8 часов в день. За это он получает 2,5-3 тыс. грн. Можно прокормить семью на эти деньги? Будет ли он думать о дополнительных заработках? – риторически спрашивает Павел Лисянский из "Восточной правозащитной группы".

Сами заключенные говорят, что за деньги можно позволить себе на зоне если не все, то практически все, в том числе и свободу. И, как вы понимаете, никаких «тарифов» нет. Бывало, когда арестанты выскальзывали за ворота и за $60. Именно такая история случилась в Лукьяновском СИЗО 19 апреля 2013 года.

Руслан Пыжов, житель одного из сел Киевской области, получил пять лет за угон мотоцикла, и свое 20-летие отмечал за решеткой. В реестре судебных решений сказано, что после распития спиртных напитков он договорился с младшим инспектором отдела режима и охраны о «самоволке». За 500 грн Руслана выпустили на свободу с условием, что он съездит в родное село и вернется до 5 утра.

Путь домой оказался не самым быстрым и прямым. На 15-й минуте свободы Руслан совершил первую кражу. Он залез на балкон, стащил джинсы и кофту с капюшоном и надписью на спине «Италия». Еще через несколько минут он познакомился с девушкой, предложил ей выпить шампанского. Через час он проводил ее до дома и в подъезде вырвал у нее сумочку. И тут начинается самое интересное. Как писали СМИ, именинника задержали по «горячим следам». Он чистосердечно во всем признался, дал расписку о невыезде, после чего его отпустили.

Глубокой ночью он добрался до родного дома. Но утомленному побегом сознанию привиделись рядом с ним патрульные (на самом деле искать Руслана начали лишь днем следующего дня). Парень заснул на околице, в заброшенном доме. На следующий день его задержали на вокзале райцентра Мироновка. По решению суда Руслан встретит еще четыре дня рождения вне дома.

— Конечно, после таких ЧП ищут виновных. Но проблема в том, что у нас огромные кадровые проблемы. Менять некем. И если люди такими темпами будут увольняться, то в следующем году у нас не будет хватать 50% от штатного расписания, — заявляет правозащитник Эдуард Багиров. – Вот тогда у нас будет всплеск и одиночных, и массовых побегов.

Автор: Влад Абрамов, Realist

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...