влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Фотограф из США Ноа Брукс, провел несколько дней на позициях сил АТО на Донбассе

Фотограф из США Ноа Брукс, провел несколько дней на позициях сил АТО на Донбассе

Голосование

Кто следующий на очереди за Гиви, Моторолой и другими террористами?

Безлер
Ходаковский
Абхаз
Плотницкий
Захарченко
Пушилин
Губарев
Козицын
Мильчаков
Гиркин

Реклама

Печать

Made in China

25.11.2016 08:42

Made in China — три слова, которые можно увидеть на доброй половине вещей, нас окружающих: от нефтепроводных труб до капроновых трусов. Менее чем за полвека Китай превратился из закрытого для внешних связей тоталитарного государства с центрально-плановой экономикой в крупнейшего мирового экспортёра (правда, не менее тоталитарного, но сейчас не об этом). Реформы стартовали в 1978 году.

Политика реформ и открытости (改革开放 — gaige kaifang) должна была привести к созданию структуры, не имевшей себе равных в мировой истории — социалистической рыночной экономики — и открыть Китай для внешних инвестиций.

СОЦИАЛИЗМ ДЛЯ БИЗНЕСМЕНОВ

Надо сказать, что Китай на тот момент находился на грани катастрофы, столкнувшись с результатами следования реформационным паттернам СССР — так называемой «политики большого скачка». Скачок заключался в том, что с 1958 по 1960 год предполагалось резко модернизировать экономику, сделав её индустриальной. С 1953 года и по сей день китайская экономика планируется, как было в СССР, пятилетками, и согласно плану на вторую пятилетку (1958-1962) предполагалось разогнать промышленность на 45 %, а сельское хозяйство — на 20 %. Откуда планировалось брать на это ресурсы в стране, недавно пережившей войну? Первым источником была коллективизация, вторым, как ни парадоксально, должен был быть энтузиазм.

Крестьян объединили в коммуны, обязав, помимо работы в полях, самим изготовлять весь инвентарь и участвовать в промышленном производстве на близлежащих заводах. На деревенских заводах не получалось делать нормальную сталь, к тому же крестьяне совершенно не умели её обрабатывать; в итоге полученная сталь ни на что не годилась. Достижения сельского хозяйства тоже подкачали: погода в те годы вечно была плохая, а нагрузка на людей всё росла и росла. В результате, вопреки восторженным сфабрикованным отчётам об успехах, в 1961-1962 годах Китай поразил голод.

В Китайской коммунистической партии (КПК) развернулись споры о правильности выбранного пути — это был знаменитый период Культурной революции, и Мао Цзэдун отстаивал свой авторитет в буквальном смысле до конца. В 1976 году он умер, и власть перешла к представителям крыла прагматиков, которым руководил Дэн Сяопин. Это крыло было не столь леворадикальным, а что самое благоприятное для страны в глубочайшем кризисе, экономические решения были локальными адекватными решениями проблем, а не строились на цитатах великих теоретиков марксизма. В Китае началась своеобразная «оттепель».

МАО ЦЗЭДУН УТЕШАЛ НАРОД ТЕМ, ЧТО ЛУЧШЕ БЫТЬ БЕДНЫМ ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ, ЧЕМ БОГАТЫМ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ. ДЭН СЯОПИН СЧИТАЛ, ЧТО БЕДНОСТЬ — ЭТО ЕЩЁ НЕ СОЦИАЛИЗМ, И В НЕЙ НЕТ НИЧЕГО ДОСТОЙНОГО.

На все обвинения в том, что своими реформами он фактически реставрировал капитализм, Дэн Сяопин отвечал красивыми афористичными фразами, в целом сводившимися к тому, что если экономика действенна, то неважно, на какой идеологии она строится. Главной проблемой плановой экономики он считал отсутствие мотивации у людей. Чтобы её повысить, необходимо было разрешить людям зарабатывать деньги. 

С помощью серии реформ Дэн Сяопин сумел, сохранив видимость социалистического строя, создать условия для возникновения малого, среднего и даже крупного бизнеса. Поощрялось сотрудничество с иностранными фирмами и прямые инвестиции, в Китае появился иностранный капитал и технологии. С тех пор личная выгода для китайцев — это святое, успех бизнеса воспринимается как вклад в процветание всего государства. В 1999 году частный бизнес был признан важнейшим столпом экономики. До недавнего времени предпринимателей не принимали в компартию, но в 2002 году председатель КПК представил теорию Тройного представительства, которая уравняла в правах и значимости для страны буржуазию и «трудовое население».

ФАБРИКА МИРА

Китайский социализм не предполагает равенства. Разница в доходах между различными провинциями, помноженная на разницу в доходах между самыми богатыми и самыми бедными, ну очень велика. Большинство внутренних рабочих-мигрантов получают мало. После ряда забастовок в 2010 году руководства провинций вынуждены были обязать руководителей производств и фабрик поднять заработную плату. К 2016 году самой высокой зарплатой в Шанхае, финансовой столице Китая, стали 2 190 юаней в месяц (на тот момент — около 327 долларов). В среднем же рабочим стали платить 1 600 юаней (239 долларов), а в самых бедных регионах — около 1 000 юаней.

По большей части, беднейшее население Китая — выходцы из сёл и деревень, больше семидесяти миллионов человек до сих пор умудряется выживать на триста долларов в год. Многие из них в поисках лучшей жизни вынуждены перебираться в более крупные города на заработки. Обилие предприятий различной величины сполна обеспечивает людей работой, однако рабочая миграция до сих пор не одобрена государством с точки зрения законодательства.

Перед тем как КПК решила открыть экономику для внешних связей в 1978 году, было решено заранее предотвратить ситуацию «понаехали», введя систему по прикреплению человека к месту рождения. То есть, покидая родной город, ты гарантированно лишался пенсии, прописки, медицинского обслуживания и возможности получить образование. Многие работодатели пользуются этим более чем активно, в особенности это касается даже не кустарных мастерских по сборке айфонов, но крупных предприятий и официальных представительств зарубежных компаний.

Миф о том, что все китайские айфоны собраны на коленках за чашку риса, не находит документального подтверждения. Зато его находят леденящие душу случаи на предприятиях, работающих с настоящим Apple: взрывы, пожары и самоубийства из-за тяжёлых условий труда. Компании, принадлежащие конгломерату UNIQLO, также замечены за нарушениями условий безопасности труда: сотрудники работают на 150 часов в месяц больше, чем положено, находясь в помещениях с плохой вентиляцией и лужами токсичных отходов на полу. 

В целом на мелких и крупных фабриках и производствах страдает около миллиона человек в результате аварий и ещё порядка двадцати тысяч получают опасные заболевания. В 2012 году около семидесяти тысяч человек погибли на производстве, а случаи того, что люди просто объявляются пропавшими без вести — обычное дело. Производство в Китае не стихает и ночью: многие фабрики, предприятия и стройки работают круглые сутки. За сверхурочную работу полагается тройная оплата, но требовать её никто не станет: если работу не сделаешь ты, её сделает кто-то другой.

Ежедневно Китай производит огромное количество вещей. Заводы раскиданы вдоль дорог и железнодорожных путей, создавая единый индустриальный пейзаж с клубами дыма над громадными трубами. Здесь производится всё — от колпачков для тюбиков с зубной пастой до сложнейших технических устройств последнего поколения. Большая часть из них, конечно же, идёт на экспорт.

КИТАЙЦЫ ЗНАЮТ, ЧТО НУЖНО ЛЮБОЙ СТРАНЕ В ЛЮБОЙ ТОЧКЕ ЗЕМНОГО ШАРА: СУВЕНИРЫ, КОТОРЫЕ ПРОДАЮТ НА УЛИЦАХ ПО ВСЕМУ МИРУ, ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕ СДЕЛАНЫ В КИТАЕ — МАГНИТЫ НА ХОЛОДИЛЬНИК, ЗНАЧКИ И МАКЕТЫ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ.

Даже предметы баварского народного промысла, которые я недавно присматривала в аэропорту Мюнхена, были made in China. Кстати, самим китайцам вообще не нужно никуда ехать: в Китае уже построили копии практически всех самых известных мировых достопримечательностей.

Выезжая практически из любого крупного города, сразу попадаешь в промзону. Рядом друг с другом, по соседству, можно увидеть комбинат по производству плюшевых игрушек и игрушек для взрослых, фейерверков и целлюлозы, спирта и трусов. Всё это потом либо отправляется на экспорт (посмотрите на этикетку своих тапочек и скажите, где они сделаны), либо в маленькие частные магазины, либо продаётся через интернет.

Кстати, отчасти популярность интернет-покупок связана именно с дешевизной товара, который вы покупаете прямо с завода. А отчасти ещё и с тем, что некоторые заводы производят такие безумные вещи, которые в магазине купишь разве что в шутку. Но если вдруг понадобится, например, точилка для овощей, или поплавок с Bluetooth-оповещением о том, что клюёт, или селфи-палка с функцией ложки, ну или пробка для вина с сейфовым замком — вы знаете, что делать.

Иногда заводы специализируются на подделывании других брендов. Это не считается чем-то зазорным или неправильным. Роль копирования в китайской культуре достаточно велика, воспроизведение уже созданного — один из столпов китайской цивилизации.

ТО, ЧТО ИСКУСНО ПОВТОРЯЕТ НЕКИЙ ПРЕДМЕТ, СЧИТАЕТСЯ РАВНЫМ ЕМУ ПО ЦЕННОСТИ И ДАЖЕ ПРЕВОСХОДЯЩИМ ЕГО.

Современный предмет, копирующий древний, или же точная копия чего-либо ценится соответственно оригиналу, не говоря уже о копиях всех брендов и копировании технологий. Как сказал в одном из своих интервью один из самых богатых и успешных предпринимателей Китая Джек Ма, современные китайские подделки ничуть не уступают оригиналу, а может быть, и лучше него. Fake it until you make it: копируя что-либо, понимаешь его сущность гораздо лучше, чем просто изучая.

МАЛЕНЬКИЕ ИМПЕРАТОРЫ

Как бы там ни было с угнетением рабочего класса, предприниматели и бизнесмены в глазах народа — мерила успеха китайской экономики в целом. Большинство состоятельнейших людей Китая богатело вместе со всей страной, и их успехами измеряется, как пафосно бы это ни звучало, успех всего Китая. Они неизменно вызывают уважение и восхищение, без них невозможно гармоничное общество. До недавнего времени богатство ассоциировалось с хитростью, смекалкой и недюжинными талантами — то есть теми качествами, которые китайцы очень уважают и ценят в людях.

Ситуация стала немного меняться, когда успешные предприниматели обзавелись потомством. Для обозначения золотой молодёжи используется специальный термин — 富二代 (fuerdai). Это не просто дети очень состоятельных людей, fuerdai — это поколение богачей, которое умеет показать богатство, но не знает и не хочет знать, откуда оно берётся. Можно сказать, что отчасти они порождены принципом «одна семья — один ребёнок»: можно себе представить, каково быть одним-единственным ребёнком и единоличным продолжением целого рода в стране, для которой семейные связи и преемственность — это святое. Второй термин для обозначения избалованного ребёнка в китайском языке — 小黄帝 (xiao huangdi), дословно — «маленький император»: он только подумал о том, чего хочет, и уже это получил.

Они — дети магнатов и бонз, с детства получавшие всё, что хотели и всё, о чём их родители и мечтать не могли в их возрасте. Они, как Сиддхартха Гаутама во дворце, никогда не видели бедности, болезней и политических репрессий. Они не умеют зарабатывать деньги, но зато умеют жить на широкую ногу. Многие fuerdai — медийные звёзды Китая, по масштабу сравнимые с Пэрис Хилтон и Ким Кардашьян. Каждый месяц кто-то из них оказывается в центре медийного скандала, завязанного на безумных способах траты денег: кто-то устраивает публичное сжигание денег, кто-то — массовую сексуальную оргию с топ-моделями, кто-то покупает своей собаке семь IPhone7 и две пары Apple Watch.

Такие случаи, широко освещаясь в прессе, доставляют много проблем родителям маленьких императоров, и иногда последствия фатальны. Так, в 2012 году в Пекине произошла авария с участием автомобиля Ferrari, сына одного из приближённых Ху Цзиньтао, тогдашнего лидера Китая, и двух обнажённых девушек. Отец пострадавшего был арестован и обвинён в коррупции. Ненависть к золотой молодёжи растёт с каждым днём, и коммунистическая партия вынуждена признать их политической и экономической угрозой. Fuerdai не имеют никаких ограничений, но и ничего не хотят — проблема мотивации к труду снова возникает на горизонте экономического планирования.

СРЕДНИЙ КЛАСС И ТАПКИ

Золотые дети и маленькие императоры — апогей того скачка в экономике, который Китай совершил за последние десятилетия; их же часто обвиняют на данный момент в проявлениях культурного и экономического спада. И тем не менее, их роль крайне важна: они задают планку таланта тратить деньги, тем самым придавая китайскому «социалистическому» обществу всё больше черт общества потребления, и вот уже технику Apple приобретает не только сын магната, который может позволить себе сделать это оптом, но и бедный студент, который ради этого продал почку.

Постепенно появляется класс людей, которые живут не по средствам и хотят выглядеть богаче, чем на самом деле. Для этого они пока что используют принятую во всём мире кодировку социального статуса: айфон, брендовая одежда, иностранная машина и так далее. Люди хотят не иметь минимум, а жить красиво. Они уже больше не желают терпеть безумное неравенство. Пример тому — штраф за рекламу, призывающую к покупке всяких атрибутов гедонистического существования. Такая реклама, по мнению китайских социологов, оскорбляет чувства тех, кто не может себе этого позволить.

Не так давно КПК утвердила план на тринадцатую пятилетку (2016-2020 годы). Его главная цель — создать в Китае средний класс, или точнее, «cреднезажиточный», который наконец сможет покупать всё то, что сейчас производится в стране на экспорт. Это означает, что Китай расстаётся со своей ролью фабрики мира. Средний класс — это не дешёвая рабочая сила, он состоит из образованных и профессиональных представителей, получающих хорошую зарплату. А это уже, в свою очередь, означает, что китайские тапки подорожают. Пожелаю Китаю удачи в выполнении нового пятилетнего плана и пойду куплю пару про запас.

Текст и иллюстрации Даша Дзикевич,  batenka.ru 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua
Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...