влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Как функционировали нацистские бордели в Украине во время Второй Мировой

23.06.2017 08:42

К сексуальных потребностей своих солдат руководство III Рейха относилось очень внимательно и пыталось контролировать ситуацию на государственном уровне. Стремясь избежать или предупредить нежелательные для Рейха отношения вояк с местными (в частности, славянскими) женщинами и неизбежніе от таких контактов явления (венерические болезни, ухудшение военной дисциплины, моральное разложение, шпионаж), в вермахте ввели военные бордели, сопровождавшие солдат на фронте, и стационарные бордели, которые функционировали на оккупированных территориях.

Соответствующий приказ в Берлине выдали во второй половине июля 1940 года, и касался он Западного театра военных действий. На Восточном фронте бордели в оккупированных городах активно начали открыватьс 1942 года.

Интересно, что среди нацистской верхушки в этом вопросе не было единодушия. Например, Браухич считал солдатскую сексуальность частью военной политики. Он предполагал, что, оставаясь без половых контактов, мужчины накапливают в себе сексуальные желания, которые со временем выливаются наружу в извращенной форме - изнасиловании женщин или гомосексуальных отношениях. Чтобы этого избежать, фельдмаршал предлагал создать систему военных борделей для Вермахта на захваченных территориях. Поддерживал эту идею и рейхсмаршал СС Генрих Гиммлер, который предполагал, что сильные сексуальные желания во время войны неизбежны, учитывая молодой возраст солдат Вермахта и удовлетворения их гетеросексуальных желаний выгодно для ведения военных кампаний, потому поддерживает боевой дух, дисциплину в войсках и препятствует беззаконию с «недоарийскими» женщинами.

Немецкие солдаты развлекаются с проститутками 

Их оппоненты считали, что сильный немецкий солдат может контролировать свои сексуальные желания, а соответствующие учреждения нельзя приближать к фронту, потому что им место только в глубоком тылу. 

Победила в споре идея создания фронтовых борделей. Потому что и сам фюрер верил в ухудшение боевого духа арийского воинства за отказ от сексуальных утех. Диктовали такое решение и зафиксированніе на фронтах негативные тенденции, а именно: распространение венерических болезней. Бордели должны были, по замыслу их остановить, ведь в них проститутки находились под тщательным контролем, что существенно уменьшало риск инфицирования. 

Но нас больше интересует Восточный фронт. Итак, в 1942 году в оккупированных немцами советских городах начал стремительно развиваться неконтролируемый сексуальный бизнес. Главный врач Вермахта в распоряжении от 20 марта 1942 писал: «Половые заболевания в городах и селах советской России очень распространены. Причиной их возникновения является очень распространенная подпольная проституция. Надлежит всеми возможными средствами работать над остановкой дальнейшего распространения в немецкой армии венерических заболеваний, а также предотвращать половыме связи с непроверенными лицами женского пола ». Единственной возможностью успешного контроля проституток, по мнению нацистского эскулапа, было их привлечения в дома терпимости. Помимо того, тайная проституция, по мнению специалиста, имела в себе не только опасность инфицирования, но и открывала пути для неосторожной відачи военных тайн. 

Для нивелирования этих проблем и удовлетворения физиологических потребностей солдат Вермахта и гражданских немецких чиновников нацисты принялись открывать в оккупированных городах СССР военные бордели. Разрешение на их открытие в Украине, согласно распоряжению Эриха Коха от 22 декабря 1942 года, відавала военная и гражданская администрация городов, которые обеспечивали армию помещениями и мебелью. Сначала военные получали разрешение у командующего Вермахта, направив заблаговременно в его адрес письмо-ходатайство. Предусматривалась возможность открытия борделя и без согласия командующего, в таком случае нужно было соглашение между воинской частью, полевой и городской комендатурами. 

После разрешения командующего привлекались гражданские структуры городских управ - финансовый отдел и биржа труда, предоставляя соответствующие средства и расчет. 

Медицинское обеспечение возлагалось на местных врачей, а при их отсутствии - на военных. Управляющими должны быть компетентные женщины из Западной Европы. Бордель дважды в неделю предоставлялся в распоряжение немецких гражданских работников из оккупационной администрации или торговых, строительных, промышленных фирм. Но этот вопрос четко не регламентировался: если житомирский бордель гражданские могли посещать по договоренности, то в Юзовке (Сталино, ныне Донецк) военные имели эксклюзив. С управляющими тоже не всегда придерживались требований - в Юзовке всем руководил украинец, который, собственно, и выхлопотал патент в городской управе. 

Содержались бордели преимущественно в городах и местечках, где были дислоцированы значительные немецкие части. Правда, как отмечает немецкий исследователь Регина Мюльгойзер, места их открытия варьировались в зависимости от региона. Много значило, существовала ли в данном месте проституция до войны. 

Немецкий передвижной военный бордель 

Стоит заметить, что на Восточном фронте действовали еще и передвижные военные бордели, которые постоянно двигались за воинскими частями. К сожалению, мне не удалось разыскать документальные подтверждения наличия таковых на территории Украины, но соответствующие упоминания содержатся в воспоминаниях военных или людей, которые пережили оккупацию. Скажем, украинка Антонина Демчина помнит, как на Сумщине несколько раз у их населенного пункта появлялся передвижной бордель, составленный из нескольких прицепных вагонов (в двух отдельных держали девушек только для офицеров). Работали там, по словам А.Демчины, девушки разных национальностей в возрасте от 13 до 19 лет, но украинок было больше. За несколько недель, что бордель был в городе, жителям удалось узнать, что при девушках для специальных услуг были врач, медсестра и косметолог. Все они были изящно одеты и имели красивые украшения. Есть упоминания о функционировании передвижных борделей в первые дни оккупации Николаева.

Солдаты Люфтваффе с проституткой на улице Кельна 

Интересно, что в начале Великой Отечественной войны оккупанты, руководствуясь расовыми законами, завозили в действующие в СССР публичные дома женщин из Западной Европы. В частности, в житомирском борделе, открытом в 1942 году, работали проститутки из Нидерландов. В элитный бордель в Николаеве проституток доставляли из Германии. 

Но со временем все изменилось, главным образом из-за недостатка женщин и девушек. В бордели от начала 1942 года начали набирать работниц из разных социальных слоев и национальностей, в частности, евреек, цыганок, латышок, литовок, украинок, белорусок, россиянок. Даже Г.Гиммлер, который достаточно ревностно относился к половым контактам солдат с не немецкими женщинами, предположил, что секс в борделе с лицом другой национальности не повредит немецкой расе, так как в этом случае не бывает отцовства и кровосмешения из-за использования презерватива.

Об обустройстве и персонале борделей в Украине много можно узнать из рассказов руководителя юзовского заведения Николая Никишина на допросах в советских «органах». Заведение, где работали 12 украинских девушек, открыли 2 апреля 1942 в гостинице «Великобритания». В комнате проститутки стояли два стульчика, стол, диван, кушетка, шифоньер, вешалка, умывальник, миска, два ведра. Постельное белье стирали раз в неделю. Посетитель сначала покупал билет в кассе, потом врач проверял состояние здоровья, его фамилия записывали в журнале посещений и забирали военный билет. После этого он выбирал себе проститутку по вкусу. У нее он находился не более 15 минут (если задерживался, то жандарм, надзиратель по времени, просил немедленно выходить). После посетитель снова шел к врачу, указывал номер комнаты, который записывали в журнале посещений, и получал свои документы. Делалось это для того, чтобы в случае обнаружения у солдата венерического заболевания, можно было быстро выявить, какая девушка его инфицировала. Во время полового акта клиент должен обязательно использовать презерватив и не требовать у женщин анального, орального или мазохистского секса.

Круглосуточный немецкий бордель. На стене - табличка "Только для иностранцев». 

Установили немцы и четкую норму приема клиентов для каждой проститутки, которая составляла 9-11 человек. Но обычно она была гораздо больше. Так, работницы юзовского борделя, из показаний М.Никишина, за 7 рабочих часов (с 14.00-21.00) обслуживали до 30 клиентов, но со временем количество немного уменьшилось. Ежедневно заведение посещали в среднем 100-220 военных. Наверное, когда женщинам приходилось «принимать» до 30 и более мужчин, их рабочий день увеличивался. Ведь, учитывая, что каждый солдат имел только 15 минут на половой акт, за 7 часов женщина могла принять только 28 клиентов, и то при условии, что работала, не вставая с постели. 

Не работали женщины во время менструальных циклов, или после обнаружения венерической болезни. Инфицированных доставляли в больницу, в случае отказа могли применить силу. После завершения курса лечения они возвращались к работе. Проститутки, которые забеременели в борделе, проходили процедуру аборта и снова возвращались к работе. Для нарушителей внутренних правил порядка предусматривались наказания: как правило их отстраняли на определенный срок от работы, что означало потерю средств к существованию. Например, за нарушение запрета покидать бордель в ночное время и посещать клиентов дома нарушительницу могли на неделю отлучить от работы. 

За свою работу проститутки в основном получали продуктовые пайки, которые в условиях голода ценились больше быстро обесценивающихся инфляцией денег. Паек составлял в день 300 г хлеба и при необходимости дополнительные 300 г, если рекомендовал врач, 30 г круп, 10 г масла, 30 г меда, колбаса кровяная, 70 г мяса. Затем девушкам стали выдавать гораздо больший по наполнению военный паек. Случалось, что продукты питания и деликатесы приносили клиенты. 

Правда, есть свидетельства и о получении проститутками денег. Сергей Новиков в исследовании «Военно-полевой бордель: опыт рейхсвера» отмечает, что женщины юзовских борделей за работу получали в неделю примерно 500 руб., Тогда как зарплата специалиста колебалась от 450 до 1200 руб. на месяц. Исследователь не указывает, откуда у него эти данные, вероятно, такую ​​зарплату получали проститутки итальянского публичного дома, потому что в немецком, как замечал Никишин, зарплату не платили. Там установили официальную таксу - 3 марки (30 руб.) С клиента. Часть оседала у арендатора (к сожалению, не удалось установить, какой процент), а часть направлялась ​​в финансовый отдел городской управы. Девушкам владелец заведения позволял по договоренности с посетителем увеличивать цену за услуги до 5 марок, а разницу забирать себе. Поэтому в борделе нередко наблюдалась картина, когда проститутки вели торги с военными за цену и только после договоренности уединялись в номерах. 

Учитывая, что норма составляла не менее 9 клиентов в день (в неделю, соответственно, - 63), если у каждого из них удалось выторговать две марки, то получается 126 марок (1260 руб.) в неделю, а в месяц - 5040 рублей. Но Никишин отмечает, что женщины часто в день обслуживали и до 30 клиентов, тогда сумма в 5040 руб. может вырасти в разы. За эти деньги работницы могли должным образом содержать свои семьи, даже с учетом цен на «черном рынке». В то же время 12 проституток в борделе Юзовки приносили арендатору в день 5-6 тыс. руб. прибыли и 140-150 тыс. в месяц.

Солдатский талон на посещение борделя и презерватив - такие выдавали его посетителям 

С чисто немецкой дотошностью уделялось внимание средствам гигиены в помещениях борделей и среди проституток. Специально для этого главный врач Вермахта разработал комплекс мер, которые четко прописал в распоряжении для гарнизонных комендатур и военных частей от 29 марта 1942 года. Гигиене и правилам поведения в борделях в документе отводилось 11 пунктов: 

«1. Созданные для немецких солдат публичные дома закрыты для посещения местным населением. Внешне они должны содержать таблички с надписью: "Вход для местного населения запрещен" (на немецком и русском языках) 

2. С целью предотвращения заноса сыпного тифа в бордель и заражения им других посетителей вход осуществляется по предоставлению справки о дезинфекции не более трехдневной давности; 

3. В заведении создаются места для проведения санации, где посетители будут проверяться на наличие половых заболеваний и вшей. Они не могут одновременно использоваться как место проживания для персонала; 

4. В помещениях должны висеть таблички с надписью: "Пользуйся презервативом, поскольку существует угроза заражения половыми заболеваниями: запомни контрольный номер твоей партнерши. После полового акта проведи санацию "; 

6. Разливать спиртные напитки и раздавать продукты посетителям - запрещено; 

7. Изготовление, владение и распространение предметов садистского или мазохистского характера в борделях - запрещено 

8. Борделям запрещено иметь рекламных агентов; 

9. Девушки не имеют права в ночное время находиться за пределами заведения, реклама на улицах им запрещена; 

10. Дом разврата должен иметь запасы презервативов и выдавать их посетителям при входе в комнаты; 

11. В комнатах в наличии должны быть чистые средства гигиены для пользования посетителями и самыми девушками (ирригаторы / оросители) ».

Шильд-реклама немецкого солдатского солдатского борделя 

В остальных 6 пунктах распоряжение говорилось о гигиенических правилах для проституток: 

«1. Проститутки проходят обследование у врача два раза в неделю. При проведении исследований необходимо также выявлять паразитов; 

2. В случае выявления вшей у проституток необходимо проводить мероприятия по их выводу, чтобы предотвратить возникновение сыпного эпидемического тифа со всеми последствиями; 

3. Проводить и осуществлять контроль гигиенических мероприятий имеет  право только специально для этого предназначенный немецкий офицер медицинской службы (по возможности - старшего возраста); 

4. Проститутки вместе с номером получают контрольные карточки для записей, где фиксируются все данные о проведении контрольных исследований; 

5. Женщины с венерическими заболеваниями или подозрениями на них немедленно направляются на лечение в больницу. Муниципальные органы власти обязаны держать их в медицинском учреждении до полного выздоровления; 

6. Все вопросы, связанные с проведением контрольных мероприятий, касающихся проституток, подлежащие совместному рассмотрению с бургомистром ». 

Как видим, немцы в своих распоряжениях позаботились обо всех предостережения, чтобы избежать нежелательных явлений в борделях, но забыли учесть права проституток. По крайней мере в документах об этом не говорится, а если учесть, сколько клиентов за смену им иногда приходилось обслуживать или сколько делать вынужденных абортов, то вероятно вопросы прав проституток были на последнем месте. Работающие в борделях женщины были просто товаром, которым пользовались солдаты или офицеры, сохранением которого никто не занимался. Бывали случаи, когда проститутку пьяные посетители могли застрелить или нанести ей телесные повреждения, на это никто не обращал внимания. 

Немецкие бордели (обычно военные передвижные) могли еще и попасть в руки солдат Красной армии, но это не всегда означало освобождение для женщин, а скорее - насилие и физическое уничтожение. Ветеран КА Николай Никулин вспоминал, как разведчики его части однажды наткнулись на немецкий лагерь и решили узнать, кто находился в крайнем доме. Оказалось, что там находился бордель, где работали русские женщины. Вместо того, чтобы освободить несчастных, ослепленные яростью мужчины просто начали насиловать проституток, за что и поплатились. Одна из сотрудниц сумела сообщить немцам, завязался бой, в ходе которого почти все разведчики погибли. 

Организовать бордели на занятых советских территориях для нацистов было гораздо труднее, чем на Западе, где они в отдельных странах были частью культуры. С приходом немцев их владельцы быстро понимали, что сотрудничество с вермахтом - выгодное дело и предоставляли свои заведения вместе с персоналом в распоряжение военных. Их проститутки и в дальнейшем получали за свои услуги финансовое вознаграждение. Например, во Франции могли заработать до 200 рейхсмарок в день. На большей части территории СССР (кроме присоединенных к Советскому Союзу накануне войны) такое явление считалось в обществе аморальным и постыдным. Санитарная служба немецкой армии даже предполагала, что придется завозить женщин из Польши или Франции, потому что с местными представительницами «слабого пола» могут быть серьезные проблемы по привлечению в бордели.

На проблеме обеспечения проститутками борделей на оккупированной территории СССР останавливается в своем отчете начальник медико-санитарной службы 4-го горного дивизиона, дислоцированного на Донбассе. Он отметил, что обеспечение проститутками борделя Макеевки было проблемным из-за эвакуацию гражданского населения из города. По его словам, нужны были по крайней мере две недели, чтобы найти в Макеевке несколько проституток, а для комплектации штата учреждения - месяц.

Талоны на посещение военного борделя в Макеевке 

Впрочем, опасения немцев не оправдались, поскольку многие женщины оказались перед дилеммой - либо на работу в Германию, или в бордель. Некоторые выбирали бордель. Также женщин к такому шагу толкала вероятность голодной смерти - своей или близких. 

Но не только страх перед отъездом в Германию и голодной смерти заставлял женщин и девушек идти в бордели. Многих брали на работу далеко не по обоюдному согласию. Кому-то предлагали отработку телом через биржи труда, которые  функционировали в оккупированных городах, кого-то забирали силой, кого-то шантажировали арестом родных. Скажем, в борделе Мариуполя женщин забирали насильно через биржу труда. Проводили вербовку работниц и с помощью управдомов , которые подавали в полицию списки красивых девушек и женщин. Иногда немецкие власти просто обманывала украинок. Так, в Киеве им предлагали места официанток, но после двух-трех дней в офицерских столовых работниц насильно отправляли в дома разврата. 

Командир советских партизан Григорий Балицкий в воспоминаниях «Война ночью» рассказывал о партизанкке Нине Таран из Полтавы, которая бежала в «народные мстители» просто из борделя города Гомель. Туда она попала по дороге на работу в Германию. На полтавском вокзале немцы выстроили девушек в шеренгу и выбрали 28 высоких и стройных. Затем всех посадили в поезд, который отправился в неизвестном направлении. Остановились в Чернигове, где девушек осмотрели немецкие врачи, пять забраковали (они были целомудренными). По прибытии в Гомель всех разместили в общежитии, переодели в белые блузки и черные юбки, сделали прически на немецкий манер и сообщили, что им «выпала честь» работать проститутками в борделе. 

Исследователи до сих пор не могут четко определить количество борделей, созданных нацистами в порабощенных странах. Согласно данным немецкого историка Франца Зейдлера на 1942 год существовали 500 заведений, поровну разделенных между Западным и Восточным фронтом. В свою очередь американская исследовательница Венди Джо Гертьеянссен не без основания замечает, что данные Зейдлера не могут быть точными, так как количество борделей на Восточном фронте он определяет, просто увеличив вдвое количество борделей, обнаруженных им в Западной Европе. Мол, на Востоке не может быть меньше, чем на Западе. Историк Пауль Криста говорит о 569 домах. Он к 500 объектам Зейдлера добавляет 60 борделей для иностранных рабочих, действовавших на территории Рейха, и 9 - в концлагерях (хотя известно, что их было 10). 

Сколько же немецких публичных домов функционировало на оккупированной немцами территории СССР (а также на соседних украинских землях), пока установить трудно. Исходя из имеющейся источниковой базы, можно только выдвинуть предположения. Полагаясь на архивные документы, научные публикации, воспоминания свидетелей немецкой оккупации (в частности, партизанские мемуары), мне удалось установить существование 57 таких заведений. Из них 36 - в Украине: во Львове (2), Дрогобыче (2), Тернополе, Бродах, Станиславе, Ярославе, Перемышле, Замостье, Яснозорье, Киеве (2), Мошнах, Харькове (4), Житомире, Донецке ( 2), Снежном, Макеевке, Николаеве (3), Кировограде, Вознесенске, Одессе, Полтаве, Новомосковске, Малоархангельск, Украине (2), Феодосии, Керчи. Еще 21 нашелся в других городах СССР: Минск, Могилеве, Гомеле, Витебске, Бресте, Риге (2), Лиепае, Вильнюсе, Каунасе, Смоленске, Павловске, Дни, Пскове (2), Великих Луках, Калуге, Сольцы, Печка, марево , Таганроге.

 

Немецкий бордель в Бресте, устроенный в помещении синагоги 

Кроме официальных борделей, на оккупированных немцами территориях СССР действовали и неофициальные. Обычно их создавали на квартирах красивых одиноких женщин, склонных к разврату или желающих таким образом зарабатывать на жизнь. Начальник полиции безопасности и СД Киева писал, что фактором, который осложнял борьбу с венерическими болезнями, стало наличие в городе большого количества нелегальных борделей. 

Итак, как видим, публичные дома, которые действовали в Украине, должны были удовлетворять сексуальные потребности военных Вермахта и ограждать их от нежелательных факторов, которые могли повлиять на боеспособность немецких войск. Имеющийся материал свидетельствует, что обычно на Восточном фронте работниц этих заведений набирали силой, хотя были и такие, которые шли туда под давлением оккупационных реалий или из корыстных побуждений. 

Автор: Володимир ГІНДА, ZBRUC

 

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...