влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:


Письмо в УК

Фотогалерея

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Исправительная колония «Волчьи норы»: как живут осужденные за наркотики в Беларуси

Голосование

Какая судьба ждет Саакашвили в Украине?

Его депортируют в Грузию
Ему вернут гражданство
Ничего ему не будет, дело замнут - Тимошенко снова посадят
Его выдворят из Украины через 90 дней

Реклама

...
Печать

Профессиональная преступность в Грузии. «Воры в законе» за рубежом

12.07.2007 08:31
Значительное число «воров в законе» и авторитетов из Грузии проживают за ее пределами, главным образом в России. В начале 90-х в СССР насчитывалось 716 воров в законе, из которых 339 воров было из других республик бывшего Союза, гастролирующих на российской территории. Две трети этих элитных преступников были - русские (33.1%) и грузины (31.6%); остальные - армяне (8.2%), азербайджанцы (5.2%), узбеки, украинцы, казахи, абхазы и другие (21.9%).
e. Грузинские «воры в законе» за рубежом

Сейчас эти пропорции несколько изменились, но не на много. Последняя волна «воров в законе» покинула Грузию в 2002 году, что было обусловлено активизацией правоохранительных органов в ответ на заявления Шеварднадзе о необходимости очистить республику от криминалов.

Хотя современная грузинская группировка в России менее многочисленна, чем другие этнические преступные образования (азербайджанские, чеченские и др.) однако ее роль и активность достаточно велика и охватывает наиболее значимые и прибыльные криминальные сферы. Оставаясь как бы в тени, грузинская мафия обладает традиционными связями в странах ближнего и дальнего зарубежья, а если учесть, что к серьезной ответственности ни один "вор в законе" не привлекался, то можно с уверенностью сказать, что грузинская ОПГ до сих пор является мощной силой в криминальном мире.

Наиболее сильная из грузинских группировок в России – это "кутаисская", в которую входит порядка пятидесяти "воров" и "авторитетов" и около пятисот активных "бойцов". Основным руководителем клана считается "вор в законе" Тариэл Ониани, который не довольствуясь просторами СНГ успешно налаживает связи с дальней заграницей. По информации из Нью-Йорка, Ониани неоднократно выезжал в США, где встречался с действующими там российскими коллегами. Осенью 1993 года, после того как несколько грузинских "авторитетов" погибли от пуль наемных убийц, Ониани видимо, опасаясь за свою жизнь, перебрался во Францию, где, по слухам, владеет довольно значительной собственностью и руководит своими людьми оттуда.

Другими лидерами "кутаисцев" являются: Гарцхия по кличке "Чиж", Бухникашвили - "Пецо", Кордава -- "Вахо", Иобидзе - "Манго", Хачидзе, Габуния. Места лишения свободы от группировки "курирует" некий Стуруа. Примыкают к клану, правда, оставаясь достаточно независимыми, занимающиеся общеуголовными преступлениями курды во главе со своим "вором в законе" Захарием Калашевым ("Шакро").
Следующая по значимости – это "тбилисская" группировка, объединяющая порядка двухсот человек. Один из основных руководителей - инвалид второй группы Паата Члаидзе по кличке "Паата большой". Кроме него, видную роль в сообществе играют Аслан Усоян - "Хасан", Купрашвили (своя группа боевиков в 50 человек), Гулардава - "Гула"...

Значительно менее влиятельны сообщества выходцев из Западной Грузии и Абхазии, объединенных общим названием Самегрело. Они составляют "мингрельскую" группировку примерно в двести человек (лидеры: Кохия - "Кахо", Бумия и Кахачия) и "сухумскую" в триста (лидеры: Табагуа - "Муха", Кварацхелия - "Кимо", Апакела - "Боря Сухумский", Юрий Лакоба - "Хаджарат", он же - "Ваджахед"...). Тесно связана с ними и тщательно законспирированная уголовная "сванская" группировка из уроженцев Лентехского и Лечхумского районов, занятых в основном похищением заложников с целью выкупа.

Кроме традиционных "грузинских" группировок, за последнее время в России появилось несколько самостоятельных криминальных формирований, возглавляемых уголовными авторитетами и бывшими государственными чиновниками правительства Гамсахурдиа. Так, с "Мхедриони" связывают одну из опаснейших групп, "работающих" в Москве и Московской области под руководством "вора в законе" по кличке "Оник". Среди почти ста ее членов немало бывших сотрудников грузинских МВД и КГБ. На вооружении несколько десятков автоматов "Калашникова" и пистолетов "ТТ". Группа разбита на самостоятельные звенья. Одно, разместившееся в районе Таганки, занимается угонами и перепродажей исключительно автомобилей "Жигули". Есть бригада под руководством некоего "Малхаза", специализирующаяся на заказных убийствах. Через него же проходят наркотики.

За последние несколько лет "грузинские" группировки, не отказываясь от "традиционных промыслов" - похищений, вымогательств, грабежей, разбоев, квартирных краж, мошенничеств, все больше принимают участие во всевозможных финансовых аферах, создают коммерческие фирмы, акционерные общества, банки. Заметно их влияние в сделках, связанных с экспортом нефти, леса, цветных металлов.

Однако, как показывает практика, в «воровском» сообществе давно проявились явные признаки внутренней борьбы между различными этническими группами, за монополию и лидерство. Особенно эти противоречия проявились между русскими (славянскими) ворами чеченскими и грузинскими криминальными авторитетами.

Наиболее тяжелым для грузинских преступных группировок оказалось столкновение с чеченской общиной, которая в период своего бурного роста и завоевания Москвы была практически беспредельной, то есть не признавала никаких воровских законов и авторитетов и была способна на подлые, с точки зрения традиционных "воров в законе", поступки. В 1988 году группа грузинских "воров в законе", основными представителями которой выступали тбилисские курды Калашев (Шакро) и Джалальянц, попытались договориться о встрече с лидерами чеченской общины, в том числе и ее неформальным главой Николаем Сулейменовым по кличке Хоза в кафе "Аист" на малой Бронной. По законам воровской этики на такие встречи не принято брать любое оружие. Однако чеченцы, не найдя общего языка с лидерами грузинских и курдских группировок, схватили столовые ножи и спровоцировали резню, в которой, несмотря на численный перевес грузин, Калашев и Джалальянц получили серьезные ножевые ранения.

Недавно в самом центре Москвы было совершено новое покушение на Ш. Калашева, но он и на этот раз отделался незначительными ранениями, несмотря на использование нападавшими самого современного американского оружия. Для выработки тактики самообороны после последнего покушения на Шакро, грузинские группировки собрались на встречу, в которой приняли участие почти все находящиеся в Москве грузинские и тбилисские воры в законе. Милиции Москвы удалось, используя оперативные данные, пресечь эту встречу, в ходе которой были задержаны упоминавшиеся выше Отари Кварацхелия (Кимо), Тенгиз Гарцхия (Чиж), Вахтанг Кардава (Вахо), Мамука Микеладзе (Мамука) и другие. Большинство из них (кроме Кимо, выбросившегося из окна и сломавшего себе обе ноги) были отпущены на следующий день за неимением улик.
В 1994 году грузинская преступная община понесла значительные потери. При непонятных обстоятельства за очень короткий срок (около двух месяцев) были убиты более десяти грузинских воров в законе, занимавших видное положение в общине. (Среди них Автандил Чихладзе по кличке "Квежо", расстрел 28 августа в Сочи еще трех грузинских "воров", убийство семьи "авторитета" Гамцемлидзе выстрелами из пистолета 15 октября в Москве).

Потери продолжились и в дальнейшем. Так, по последним данным, 8 декабря 2003 года в Одинцовском районе Подмосковья убит Георгий Топурия, известный в криминальных кругах как «вор в законе» по кличке "Гога", 22 апреля в Брянске в перестрелке очередью из автомата убит 48-летний «брянско - грузинский» «вор в законе» Мераб Табагуа (Муха).

Обстоятельства убийств «воров в законе» таковы, что можно с уверенностью говорить о высочайшем профессионализме убийц и использовании ими информации и техники, которая также может быть получена только с помощью профессиональных методов.

Немало неприятностей грузинским группировкам причинил и затяжной конфликт со "славянскими" уголовными сообществами. Оппонентами "пиковых" грузинских "воров в законе" стала часть, так называемого "славянского крыла" воровского сообщества. Лидерство в "славянском крыле" долгое время держал известный теперь на весь мир Вячеслав Иваньков (Япончик). После его ареста в 1995 году в США, на лидерство претендовали также: Шурик Захар, Паша Цируль, Роспись, Савоська, Петруха и Сибиряк. По некоторым данным, в 1998 году, после гибели в автокатастрофе "вора в законе" Петрухи, лидером "славянского крыла" стал трижды судимый "вор в законе" 38 летний Андрей Беляев (Хобот, Андрюша Питерский). Хобот имеет поддержку в рядах тамбовской ОПГ (Санкт-Петербург) и контролирует криминальные связи с Прибалтикой.

Несмотря на понесенные потери, грузинские «воры в законе» в количественном измерении на территории бывшего СССР продолжают представлять собой внушительную силу, с которой следует считаться любой группировке. Накопившиеся с конкурентами по криминальному бизнесу проблемы не мешают грузинским «ворам в законе» активно заниматься организаторской деятельностью практически во всех уголках России. Их представители присутствуют в большинстве областных городов, где они, стараясь не ссориться с местными "бригадами", делают свои нехитрые "дела". Имена криминальных "кураторов" известны: Пачуашвили курирует Ярославль; Гоголашвили по кличке "Цико", он же "Цурик" – Тверь; Горделидзе - наркоман, самостоятельно присвоивший себе звание "законника", отвечает за Йошкар-Олу; Сихарулидзе по кличке "Кахи" и Гогличидзе ("Мишель") - за Новгород; Астрахань - подведомственна Микеладзе, более известному, как "Дато", который руководит вверенным ему регионом непосредственно из Москвы и т.д..

Другие грузинские воры в законе, проживающие в Москве, также оказывают влияние на криминальные сообщества практически на всей территории бывшего СССР. Так, в конце 80-х – начале 90-х начался кровавый передел Сибири и Дальнего Востока, в котором приняли активное участие многие грузинские "воры в законе". Большим влиянием пользовались воры "Кока" и "Дато Ташкентский", которые были крестными отцами ответственного за Дальний Восток вора Васина "Джема". Васин постоянно демонстрировал свое дружбу с кавказцами и открыто призывал к восстановлению мира и сотрудничества между преступными кланами, резко осуждая проявления национализма в среде лидеров криминальных формирований. Также примером может служить ситуация, сложившаяся в Сахалинской области, где действовали четыре обособленных преступных сообщества, лидерами которых были Джеджия "Вальтер", Джиникашвили "Мамука", Шония, "Чира".

Российская милиция не может эффективно бороться с лидерами, а лишь ограничивается санкциями в отношении рядовых исполнителей кавказских кланов, привлекая их к ответственности по обвинениям в грабежах, разбоях, убийствах, кражах и мошенничествах. Это обусловлено тем, что "воры в законе" практически никогда непосредственно не участвуют в совершении преступлений. Однако, и в случаях, когда их удается взять с поличным, воры легко уходят от серьезной ответственности, используя мздоимство, крючкотворство и несовершенство законодательства. Из семи "воров в законе" и 14 "авторитетов", арестованных в прошлом году, до суда по разным причинам дошла лишь одна треть. Вот некоторые из фактов:

- За ношение огнестрельного оружия в Москве был задержан "вор в законе" Шавдия, но не был привлечен к уголовной ответственности.
- У одного из лидеров "сухумской" группировки Юрия Лакоба по кличке "Хаджарат", неоднократно судимого, в том числе за убийство, при задержании изъяли пулемет "Калашникова", три автомата "АК-74", два пистолета, свыше трех тысяч патронов, две гранаты и вдобавок 7,200 фальшивых долларов США. За эти преступления Таганский народный суд Москвы приговорил "Хаджарата" лишь к году лишения свободы. Личность подсудимого и его "заслуги" во внимание приняты не были.
- Известный грузинский вор Шакро Какачия, кличка "Шакро Старый", семь судимостей, один из лидеров "мингрельской" группировки, был задержан за хранение наркотиков. По приговору Фрунзенского народного суда он получил только восемь месяцев лишения свободы.
- Реваз Лорткипанидзе, кличка "Резо Тбилисский", также был задер
жан за хранение наркотиков. Москворецкий народный суд ограничился шестью месяцами лишения свободы.
- 21 мая 2003 года в городе Кимры Тверской области задержан 52-летний «вор в законе», «смотрящий» за регионом, Тамаз Окропиридзе (Томик). В его автомобиле был обнаружен 1 грамм героина – был отпущен из под стражи.

Анализ криминальной хроники показал, что ни один из грузинских авторитетов не привлекался за организаторскую роль в преступных группировках. Впрочем, это и неудивительно, если учитывать их экономическую мощь и влияние на политиков России.

Лидеры грузинской организованной преступности имеют свои интересы и в странах дальнего зарубежья. Как показало исследование криминальных сводок из многих стран, лидеры грузинских кланов через эмигрантов-земляков, занятых уголовной деятельностью, уже наладили тесные связи с криминальными сообществами из Западной Европы и Америки. Наиболее сильные позиции грузинские "воры" имеют сегодня в Германии, Австрии, Бельгии, Израиле, США и Голландии.

Одним из наиболее громких дел, связанных с грузинскими криминальными группировками за рубежом, является заказное убийство в Вене (Австрия) дельца и директора грузинской авиакомпании “Орби” Давида Саникидзе, совершенное 11 июля 1998 года. Убийцами оказались представители грузинского криминального сообщества: А. Джавахадзе и Г. Ониани, в деле также фигурировал Шукри Бурчуладзе. Полиция Австрии получила на Саникидзе досье, согласно которому он являлся лидером грузинского сообщества в Австрии и, одновременно, близким к Эдуарду Шеварнадзе человеком.
В организации убийства участвовали также известные в преступном мире лица:
Акакий Джавахадзе – непосредственный исполнитель, который оказался сыном застреленного в мае 1996 года в Москве по приказу Саникидзе, бывшего директора гостиницы "Метехи" - Ричарда Джавахадзе и его телохранителя.

Георгий Ониани – соучастник - родной брат Тариэла Ониани, который как отмечалось ранее, вместе с Джемалом Хачидзе и Захарием Калашовым, курирует московское грузинское криминальное сообщество.

По всей видимости, причины убийства Джавахадзе, который до 1994 года работал директором "Отель Метехи", самой комфортабельной гостиницы в Тбилиси, построенной австрийской фирмой "ABV", были скрыты в его прошлой деятельности. Такой вывод обусловлен тем, что Джавахидзе был лишь формальным руководителем, а фактический контроль над гостиницей, при содействии главы "ABV" Леопольда Баусбека, осуществлял Д. Саникидзе. На этой почве между Саникидзе и Джавахадзе и возник конфликт, который вынудил последнего перебраться в Москву, где он и был застрелен. Пятизвездочная гостиница же Метехи до перехода в 1997 году к корпорации "Шератон", так и оставалась под контролем Саникидзе.

Австрийская полиция имела весомое досье на Саникидзе, где он фигурировал как крупный авторитет "грузинской мафии". Существует информация, что Саникидзе предоставлял ФБР информацию против Япончика, с которым он был хорошо знаком и даже якобы сотрудничал. Так, Саникидзе, давая однажды интервью русскоязычной нью-йоркской газете "Новое русское слово", открыто заявил, что "Япончик" является его другом. По мнению американских источников после своего осуждения Иваньков выбрал себе в преемники не "вора в законе", а Давида Саникидзе, человека с прекрасными связями в мире политики и бизнеса, для которого были открыты двери бизнесменов и банкиров Вены, где проживает один из сыновей Иванькова.

После убийства Саникидзе в российском криминальном мире началась "перестройка", и мафия решила сама, без Иванькова, посадить на трон своего нового "короля". Газета "Нью-Йорк пост" считает, что "королем" стал проживающий в США Александр Бор которому 43 года, ранее судимый, уроженец Москвы. Если верить ФБР, этот человек стал смотрящим "русской" мафии в США.

Покойный Саникидзе был известен в Вене и другими своими связями. Его считали человеком президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. Возможно, этот слух умышленно распространялся самим Саникидзе. Это помогало ему создавать себе определенную репутацию неофициального представителя Грузии в Австрии, чем он успешно пользовался. Так, однажды он обратился к правительству Австрии с просьбой закупить австрийские пистолеты "Глок", очень высокого качества, для сотрудников личной охраны Шеварднадзе. После этого обращения австрийцы пребывали в смятении. Они даже не могли понять, к какой категории, по меркам ООН, отнести Грузию. Они не могли решить, является ли Грузия страной "с неустойчивым политическим режимом", которой нельзя продавать оружие, или ее надо отнести к нормальным "развивающимся" государствам. Удивительнее всего было то, что Саникидзе просил для "личной охраны президента Грузии" ни много, ни мало, а 15 000 единиц оружия.

Соучастие Г. Ониани в убийстве Саникидзе также не случайно. По всей видимости у его брата "вора в законе", Тариела Ониани были все основания желать смерти Саникидзе. Еще в конце 1994 года Ониани объявил войну "Япончику" и Давиду Саникидзе, которые, как он полагал, перехватили у него законную добычу - 15 миллионов долларов одного грузинского банка, "лопнувшего" на глазах у обезумевших вкладчиков. Эти миллионы были изначально "предназначены" клану Ониани, но были похищены. Операцию "банкротства" в Тбилиси осуществил один из руководителей банка и бывший сотрудник КГБ некий Давид Чихашвили. Он должен был переправить деньги из Грузии в Западную Европу и передать основную часть Ониани. Но, в последний момент, что-то произошло, и Чихашвили просто исчез из поля зрения Ониани. Как удалось выяснить его людям, деньги, украденные у грузинских вкладчиков, достались Иванькову и Саникидзе. Хотя до сих пор не ясно, как Ониани удалось получить эту информацию.

По мнению оперативных служб, Ониани, не достав до Иванькова в США рассчитался за обиду с Д. Саникидзе. Хотя вся эта информация может рассматриваться не более как правдоподобная гипотеза.

Сам Т. Ониани стал хорошо известен полиции Франции с начала 90-х, когда он был вынужден из за кровавых разборок с беспредельщиками и чеченцами покинуть Москву и поселиться в Европе .

Четырнадцатого декабря 1994 года прокуратура Франции возбудила уголовное дело по факту "нелегального импорта или экспорта наркотиков, осуществленного организованной преступной группировкой". Начало этому уголовному делу положил доклад "Центрального бюро по борьбе с незаконным оборотом наркотиков", который, в свою очередь, был подготовлен на основе сведений, предоставленных Интерполом в Брюсселе. В докладе содержались сведения о задержании в Антверпене гражданина Израиля Рафаэля Микаэли, уроженца Грузии, 1953 года рождения. Он был известен правоохранительным органам как один из активных участников разветвленной сети по трефикингу наркотиков. Его арестовали при попытке переслать посылку Т. Ониани в Париж. В посылке были обнаружены два фальшивых бельгийских паспорта и два удостоверения вида на жительство. Проверка указанных документов показала, что они были похищены в Бельгии и затем подделаны на имена Д. Зоделава, родившегося в Тбилиси в 1954 году, и Т. Ониани, родившегося в Ткибули в 1958 году. Бельгийцы навели справки и выяснили, что Ониани ранее был осужден в Грузии за кражи, незаконное ношение оружия и торговлю наркотиками.

В октябре того же года, Ониани попал в поле зрения французской полиции, которая стала собирать на него информацию и устанавливать связи. Источником ценной информации стало Национальное бюро Интерпола в Израиле, которое сообщило о готовящейся встрече "лидера кутаисской организованной преступной группировки Т. Ониани и С. Михайлова, члена "солнцевской" преступной группировки, специализирующейся на контрабанде наркотиков во Францию."

Эта же служба, спустя месяц направила французам еще одно сообщение, о том, что в ноябре 1994 года, "два наркодельца, Джемал Хачидзе и некий "Зорик" или "Зорав", проживающий в Израиле, должны выехать в Париж, чтобы встретиться с Ониани по поводу создания на территории Франции и Израиля сети сбыта героина, поступающего из Афганистана через Россию". Телефонное прослушивание разговоров Ониани позволило французам сразу же сделать вывод, что они имеют дело с "вором в законе" и шефом, как сказано в уголовном деле, "клана мафиозного типа, который происходит из грузинского города Кутаиси и связан с множество криминальных операций". Перечень этих операций оказался крайне интересным: нелегальные поставки нефтепродуктов из Ирака, контрабанда сигарет в США и Испании, контрабанда водки, рэкет и установление контроля над банками и заводами в Грузии и России, крупные хищения денежных средств (15 миллионов долларов), торговля поддельными паспортами и визами, а также убийства, связанные с криминальными "разборками". Интересный эпизод был зафиксирован службой наблюдения 11 февраля, когда по телефонному аппарату, принадлежащему Ониани, с абонентом в Израиле разговаривал некий Ровен Наор. Он объяснял своему собеседнику в Израиле, что если тот хочет помощи в освобождении своего отца, захваченного в заложники, то должен заплатить 500 тысяч франков. Согласно информации, полученной французской полицией, Ровен Наор, он же Бабаликашвили, по кличке "Роберт Бубачо", являлся бывшим израильским военным и уже арестовывался во Франкфурте в мае 1981 года, при попытке контрабанды 1,3 кг героина.

В апреле 1998 года Т. Ониани сел на скамью подсудимых в Грасе (Франция) за подпольную торговлю водкой, сигаретами, паспортами и визами, а также - за похищение своего соотечественника с целью получения выкупа. Следствие по этому делу началось в декабре 1994 года по инициативе брюссельского бюро Интерпола.

Несмотря на проживание в дальнем зарубежье, Ониани не теряет связи с Грузией, а иногда и оказывает некоторые услуги. Так, Э. Квициани, представитель президента Шеварднадзе, подтверждает его посредничество в 2003 году в освобождении в Кодорском ущелье (Грузия) представителей ООН, захваченных заложниками местными криминалами. За их освобождение криминалы требовали 3 миллиона долларов. Заложники были переданы грузинской стороне – условия освобождения остались неизвестными, преступники не выявлены.

5. Преступные карьеры. Наиболее авторитетные грузинские криминалы

Грузинская криминальная элита имеет много личностей, оказавших большое влияние на развитие преступного сообщества в СССР и странах СНГ. Среди них особо выделялись ныне покойные:
- Джаба Иоселиани
- Отар Квантришвили


Джаба Иоселиани, живая легенда и непререкаемый авторитет преступного мира во времена бывшего Союза.

Джаба Иоселиани родился в 1926 году. В шестнадцать лет он был впервые арестован за кражу и вскоре добился высшего признания в уголовном мире, став "вором в законе". Это была неслыханная карьера для того времени. После второго ареста он бежал из тюрьмы, скрывался от розыска и, в конце концов, обосновался в Ленинграде. Там Иоселиани, проживая под чужой фамилией и не имея среднего образования, поступил на психологический факультет университета. К сожалению, он проучился только четыре года, т.к. в двадцать девять был вновь арестован за участие в вооруженном грабеже и осужден на 25 лет. По ходатайству народных артистов СССР Серго Закариадзе и Медеи Джапаридзе ему был снижен срок лишения свободы, а, в последствии, Иоселиани был этапирован из России в грузинскую колонию, где был избран ворами "куратором" зоны.

Иоселиани вышел на свободу в возрасте сорока лет. Он окончил вечернюю школу и поступил в театральный институт (благодаря ходатайству тогдашнего министра финансов Грузии П. Ананиашвили). Впоследствии он защитил кандидатскую и докторскую диссертации (тема последней - "Комедийные маски грузинского театра"), преподавал театроведение в Тбилисском театральном институте и в Государственном Университете, писал пьесы, которые с успехом ставились в Театре им. Марджанишвили.

Есть сведения, что все эти годы преступный мир сохранял за Джабой Иоселиани звание "вора в законе". Молодых воров учили выдержке и творческому отношению к делу, на примере операции, проведенной в 50-е годы под руководством Иоселиани в московском ГУМе. Он с товарищами поставил в торговых залах несколько собственных кассовых аппаратов, которыми они в течение нескольких часов исправно пробивали покупателям чеки и смогли уйти, оставив себе выручку, а магазину - аппараты.

По оперативным данным Иоселиани принимал участие во всесоюзных воровских сходках 80-х, на которых решались вопросы изменения "воровского закона" и участия в коммерческой деятельности, которые оказали большое влияние на дальнейшее развитие криминального сообщества СССР и СНГ.

Советская политическая сцена конца 80-х - начала 90-х не могла не востребовать человека такой судьбы и таких способностей, как Иоселиани, который смог стать одной из центральных государственных фигур независимой Грузии.
Иоселиани был первым из всесоюзных «воров в законе», который, отсидев в тюрьме около 25 лет, был избран депутатом Верховного Совета Грузии и советником президента Э. Шеварднадзе с 1992 по 1995 годы.

Иоселиани дебютировал в политике в 1989 году, когда на выборах народных депутатов СССР выступал в качестве доверенного лица известного общественного деятеля Акакия Бакрадзе. Дебют следует признать удачным – А. Бакрадзе стал народным депутатом. Вероятно, фактор Иоселиани сыграл свою роль в его успехе. В советском обществе причастность к преступному миру всегда ценилась прежде всего как знак мужественности и способности противостоять властям.

Трагические события 9 апреля 1989 года в Тбилиси, так болезненно сказавшиеся на судьбе Грузии и СССР, заставили Иоселиани принять решение, что необходимо создать вооруженное формирование для защиты интересов нации. Случай не заставил себя ждать. Летом 1989-го на грани кровопролития оказались отношения между грузинами и азербайджанцами, проживающими в Марнеульском районе Грузии. Еще свежа была память о тбилисских событиях, и группы вооруженной молодежи рванулись в Марнеули - защищать соотечественников. Среди них были и люди с сомнительным прошлым, и борцы за идею. В августе около 30 человек, участвовавшие в марнеульских событиях, собрались на тбилисском стадионе "Динамо" и назвали себя отрядом "Мхедриони". Относительно кандидатуры командира разногласий не возникло - этот пост был предложен наиболее авторитетному представителю - Джабе Иоселиани, который принял его без колебаний.

Иоселиани сразу же продекларировал политические цели "Мхедриони", лейтмотивом которого стали следующее заявление: "Мы не подчиняемся никаким политическим силам и государственным структурам, а служим интересам нации. Мы будем участвовать в межнациональных конфликтах, чтобы защищать мирное население". Действительно, на первых этапах войны в Абхазии и Южной Осетии члены "Мхедриони" не были замечены в кровопролитии, или мародерстве. Однако возникновение в Грузии неконтролируемой вооруженной силы во главе с таким лидером, как Иоселиани, напугало всех и в первую очередь З. Гамсахурдиа, который уверенно шел к победе на всеобщих выборах. Тем более, что своего отрицательного отношения к Гамсахурдиа Иоселиани не скрывал никогда. Публичное покаяние Гамсахурдиа на политическом процессе 1978 года он квалифицировал в соответствии со своим кодексом чести: "Заложил". Известна и программа действий, которую Иоселиани при свидетелях предлагал в отношении Гамсахурдиа: "Убрать этого подонка, пока он не погубил весь народ".

Главная цель Иоселиани в этот период была - придать "Мехедриони" официальный статус. В сентябре 1990 года за несколько недель до поражения коммунистов на выборах, Иоселиани добился своего и получил разрешение на регистрацию "Мхедриони" как юридического лица. В этом ему помог старый друг - первый зампред Совмина Гурам Мгеладзе (ныне крупный бизнесмен, контролирующий солидную долю игорного бизнеса в Москве). "Мхедриони" получил статус - корпуса спасателей на случай стихийных бедствий, что позволяло Иоселиани легально создавать базы и подразделения в разных районах Грузии.

"Мхедриони" была зарегистрирована как общественная организация без права обладания оружием, однако продолжала активно вооружаться (к этому времени она уже располагала и бронетехникой). За этими приготовлениями внимательно следил Гамсахурдиа, который после победы на выборах, немедленно отменил регистрацию "Мхедриони" и запретил его функционирование. Однако реально распустить эту организацию он не решался пока не настал удобный случай. Помог указ президента Горбачева СССР "О роспуске незаконных вооруженных формирований", обнародованный зимой 1990 года. Появилась возможность обратиться за помощью к Советской Армии. 18 февраля 1991 года спецназ ЗакВО провел операцию по изъятию оружия и техники на территории бывшего комсомольского городка на окраине Тбилиси, где располагалась центральная база "Мхедриони". Результат изъятия - несколько раненых с обеих сторон, арест руководителя "Мхедриони" и его ближайшего окружения. Иоселиани было предъявлено обвинение: незаконное хранение пистолета Макарова и он был помещен в тюрьму.

В этот период в тюрьме вместе с Джабой Иоселиани находились лидер Южной Осетии Торез Кулумбегов, председатель Национально-демократической партии Грузии Георгий Чантурия, кинооператор Георгием Хаиндрава. Все они были признаны Международной амнистией узниками совести. Там же заключенный Иоселиани был выдвинут кандидатом на президентских выборах. Узнав об этом, Гамсахурдиа спешно собрал сессию парламента и изменил закон.

Джаба Иоселиани хорошо знал как реагировать на произвол властей, находясь в тюрьме. Он сразу же объявил сухую голодовку и держал ее сорок два дня. Только после долгих уговоров он принял пишу на сорок третий день из рук патриарха Грузии Илии II. Как и у всякого фольклорного героя, время, проведенное в тюрьме, стало для Иоселиани пиком популярности.

В декабре 1991 года Джаба Иоселиани вышел на свободу. За шесть дней до этого события в Тбилиси начались выступления против президент Гамсахурдиа. Восстание возглавили гвардейцы Китовани - главная ударная сила путчистов – но они сразу понесли столь серьезные потери, что прекратили штурм президентского дворца. Им требовалась поддержка, которую оказал Иоселиани, мобилизовав "Мхедриони" большинство членов которой не вступали в бой, пока их лидер находился в тюрьме.

Оказавшись на свободе, Иоселиани уже через два часа выступил на митинге с призывом: "Все силы - на свержение режима". В течение суток гвардейцы получили требуемое подкрепление. (Правда, уголовный мир, выступая против диктатуры, не забывал и себя: из партии в двести "Калашниковых", доставленных к месту боев, на следующий день недосчитались половины).

Слово Иоселиани решило и судьбу З. Гамсахурдиа. Отвечая на предложение президента Армении Левона Тер-Петросяна предоставить убежище грузинскому коллеге, Иоселиани сказал: "Ради Бога, пусть убирается на все четыре стороны", - тем самым спас ему жизнь. Победу над Гамсахурдиа лидер "Мхедриони" отметил фразой, которая, видимо, вошла в анналы политической откровенности: "К власти в Грузии пришли известный вор и неизвестный скульптор". Ясное понимание меры своей и Китовани популярности и политических возможностей сделало Иоселиани в тот момент главным сторонником возвращения в Грузию Эдуарда Шеварднадзе. В разговоре с бывшим министром иностранных дел СССР, состоявшемся 6 января, он так сформулировал свою позицию: "Зачем выводить на футбольное поле Нодия, если у нас в команде есть Пеле?"
Сторонникам свергнутого Гамсахурдиа, по демонстрации которых он в тот же день приказал открыть огонь, Иоселиани адресовал другой афоризм: "Демократия - то вам не лобио кушать".

В Государственном Совете, потом на посту заместителя председателя Совета по безопасности и обороне и депутата парламента Иоселиани стал лоббировать тех, на кого он опирался, - крупных, средних и мелких фигур преступного мира. Именно по настоянию Иоселиани в 1993 году была объявлена амнистия, в результате которой на свободе оказалось около пяти тысяч уголовников. Иоселиани четко очертил границы сфер экономического влияния, проведенные им и Китовани: на одной стороне дань собирало "Мхедриони", на другой паслась гвардия. "Пока я жив, диктатура не пройдет" - так оценил свое место в сегодняшнем грузинском государстве Джаба Иоселиани. Скорее всего, он был прав: диктатура и уголовная власть - вещи несовместные.

Но как обычно случается, приходя в политику, вчерашние воры и грабители приносят с собой те нравы, обычаи и правила, по которым они жили прежде. Тогда был поставлен принципиальный вопрос так: или Грузия будем жить по воровским законам, или мода на криминальных политиков пройдет.

В 1995 г. Иоселиани с группой соратников обвинили в измене родине и организации покушения на Шеварднадзе. Помимо этого, ему инкриминировались и организация убийств лидера Национально-демократической партии Георгия Чантуриа, главы президентского Фонда Солико Хабейшвили, начальника дорожной полиции Георгия Гулуа и ряд других громких преступлений. «Мхедриони» была объявлена вне закона. В 1998 г. Иоселиани приговорили к 11 годам лишения свободы, но в 2001 г. он был помилован президентом Шеварднадзе. Выйдя из тюрьмы, Иоселиани опять занялся политикой. Незадолго до кончины он заявил о намерении участвовать в парламентских выборах.

В 2003 году Джаба Иоселиани скончался в центральной клинике Тбилисского медицинского института университета. Он умер, не приходя в сознание после инсульта. Лечить Джабу приезжали ведущие российские и европейские врачи, но и они оказались бессильны. Он был похоронен в пантеоне Дидубийского кладбища для государственных и общественных деятелей Грузии.

(Продолжение следует)

Глонти Георгий, Гиви Лобжанидзе

Центр по изучению Транснациональной Преступности и Коррупции

 

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter   
Редакция «УК» поможет отстоять ваши права и восстановить справедливость!
Пишите нам по адресу help@cripo.com.ua

Новости ТВ
Загрузка...
МетаНовости
Загрузка...