Що вони собі нарозслідували: старший слідчий прокуратури Рівненської області Іван Скобух

Після запуску системи електронного декларування ми неодноразово писали про чиновників, у деклараціях яких раптом з’явилася велика кількість майна, яка була відсутня в паперових деклараціях. Навіть зараз, переглядаючи декларації суддів і прокурорів,  знаходяться ті, у...

Три истории о московском «женском» СИЗО: «Если не отдашь телефон, мы всю камеру через гинекологическое кресло пропустим»

Каждое уголовное дело сопровождается историями о нечеловеческих условиях существования — несъедобная пища в СИЗО, жестокие сотрудники в колониях и повсеместные пытки. Людоедские нравы царят не только в российских «мужских» СИЗО и колониях, но и в женских.

Бегство из СССР. Как советские летчики угнали бомбардировщик на Запад

70 лет назад,  9 октября 1948 года, на аэродроме американской военно-воздушной базы Хёршинг близ Линца неожиданно приземлился советский фронтовой бомбардировщик Ту-2.

Поліцейські в метро Харкова не тільки били чоловіків, але й ставили жінок на коліна

На відео, що розповсюдила прес-служба прокуратури Харківської області, можна побачити, як кремезний поліцейський кидає на підлогу чоловіка, доставленого до службової кімнати на станції метро «Південний вокзал», лупцює його ногами, б’є кийком і стільцем.

Исповедь заключенных. Как тюремщики в России зарабатывают на пытках и издевательствах

Одной из самых обсуждаемых тем последнего времени стали пытки в российской пенитенциарной системе. Между тем, издевательства над узниками имеют вполне прагматичные цели для администрации ФСИН и помогают ей неплохо зарабатывать.

Оккупация Крыма: 10 военных преступников из 810-й отдельной бригады морской пехоты ЧФ РФ

Публикуем очередную десятку оккупантов из 810-й отдельной бригады морской пехоты ЧФ РФ (в/ч 13140, пункт постоянной дислокации — г. Севастополь, Крым, временно оккупированная территория Украины).

Отчет о пленных в здании Луганской ОГА: Подвал пыток

Читать признания бывших заложников о пребывании в подвале Луганской областной государственной администрации очень тяжело. Мать готова была на все, даже вскрыть себе вены, лишь бы только боевики сказали, где ее маленький ребенок.