БОРЬБА С ОРГПРЕСТУПНОСТЬЮ КАК ФОРМА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Во вторник 26 ноября группа граждан, читающих и пишущих «УК» собралась в кафе супермаркета «Буква», дабы обсудить тему реформирования спецподразделений по борьбе с оргпреступностью. Впрочем, дискуссии не получилось, ибо все слишком очевидно. Посему встреча большей частью состояла из оглашения фактов преступления закона теми, кто призван его охранять. А еще волновал вопрос: как противостоять УБОПу, каким образом сделать неотвратимым наказание для людей в погонах? Уважаемое собрание пришло к неутешительным выводам.


Реформировать нельзя разогнать

Поиском места, где в вышеприведенной фразе следует ставить запятую, были заняты участники последнего заседания Комитета ВР по вопросам борьбы с преступностью и коррупцией. О перипетиях это заседания в «Букве» рассказал заместитель заведующего секретариата Сергей Янковский.

В частности, обсуждался законопроект о реформировании спецподразделений, поданный группой народных депутатов. Среди его авторов — человек, которого сложно обвинить в популизме и незнании темы: народный депутат, в прошлом – руководитель милицейского главка уголовного розыска Виктор Король. Своим выступлением он едва не сорвал аплодисменты коллег. По мнению Виктора Короля, изначально создание структур по борьбе с оргпреступностью было ошибкой. За одиннадцать лет существования они мало чем отличились на ниве борьбы с преступностью (в сравнении с эффективностью прочих служб), КПД их работы стремительно приближается к нулю, в то же время деструктивная роль спецподразделений напротив вызывает все большее беспокойство.

По словам Виктора Короля, УБОП в его сегодняшнем виде окончательно превратился в «вещь в себе»: УБОПовцы не сотрудничают, не делятся информацией с прочими службами, они стремительно отрываются от правоохранительных органов. Впору создавать особое министерство, или … разгонять УБОП. Но к последнему склоняются далеко не все. Так, присутствовавший на заседании Юрий Черкасов, возглавивший ГУБОП месяц назад, признает недостатки в работе службы, обещает ее рестуктуризовать, изменить основы ее деятельности. Теперь, по словам Черкасова, УБОП будет работать не так, как это было заведено с момента его создания – от преступной группы, а так, как это отродясь водится в прочих правоохранительных подразделениях – от преступления.

Но тогда возникает вопрос: зачем иметь дополнительную многочисленную и недешевую службу, коль скоро она и сейчас фактически дублирует давно существующие подразделения? По мнению Виктора Короля, ГУБОП следует упразднить, влив его сотрудников (после тщательной аттестации) в существующие службы – угрозыска, службы по борьбе с экономической преступностью, пр. Очевидно, кому-то придется отправиться на «гражданку». Впрочем, после появления столь нежелательного для руководства ГУБОПа и МВД законопроекта, порядка 700 работников УБОПа уже написали рапорта об увольнении. При этом многие, кто не понаслышке знаком с УБОПом считают, что для пользы дела борьбы с оргпреступностью будет много лучше, если заявления подадут все 5000 действующих УБОПовцев.

О роли прокуратуры в борьбе с преступностью и подразделениями по борьбе с оргпреступностью

Сергей Янковский: «В свое время ВР подготовила три законопроекта «Про оперативно-розыскную деятельность» и на все три было наложено президентское вето. Причем, президент всякий раз не желал согласиться с влиянием прокуратуры в части контроля за проведением оперативно-розыскных мероприятий. В результате прокурорский контроль сегодня номинальный, а спецподразделения в своей деятельности практически бесконтрольны. И без создания механизма независимого прокурорского контроля «самодеятельность» спецподразделений будет продолжаться. А это порождает весьма небезопасные процессы. И дело не только в том, что любой гражданин рискует стать объектом слежки, вмешательства в его личную жизнь без должных на то оснований. Это порождает иные формы злоупотреблений.

В частности, получил распространение следующий вид бизнеса: УБОП всеми правдами-неправдами забирает материалы уголовных дел с вещдоками (на том якобы основании, что речь идет об организованной преступной группе), собранные иным милицейским подразделением, после чего вещдоки продаются фигурантам дела, а само дело после этого благополучно закрывается ввиду невозможности что-либо доказать без вещественных доказательств. В конце-концов, при необходимости и наличии некоторой суммы, можно без особых проблем заказать «прослушку» чьего угодно телефона, либо установить «наружку» — хоть за женой хоть за бизнес-конкурентом, хоть за политиком. О чем порой становится известно общественности. Например, Виктор Ющенко на днях заявил «Вашингтон пост», что во времена его премьерства, в кабинете у руководителя правительства обнаружили несколько десятков «жучков», а в кабинете руководителя аппарата Кабмина – аж 54 штуки. Всякий раз, когда подобная информация всплывает в прессе все делают удивленные глаза и переполняются возмущением. Хотя, все происходящее вполне логично с учетом той бесконтрольности, в условиях которой «приходится» работать всевозможным спецподразделениям и службам.

Только общественные защитники нас защитят

Заседавшие в «Букве» пришли к однозначному выводу: «органы» действуют бесконтрольно, прокуратура толи не хочет толи не может сдержать творящийся беспредел. Остается надежда на судебную власть – возможность обжаловать действия УБОП-овских и прочих «орлов» в суде. Но для этого необходимо как минимум хотя бы в общих чертах ориентироваться в законодательстве, иметь время на бесконечные судебные тяжбы, либо деньги на оплату адвокатов, которые за вас будут все это доказывать в суде. Увы, ничего этого нет, если говорить об основной массе «рядового» населения, которое-то и является ежедневной целью для беспредельщиков в погонах. У тех, кто сегодня не торгует нефтью или хоть чем-то не торгует нет денег, нет времени и как правило, нет элементарных юридических знаний. Присутствовавший на встрече Tarkoff предложил даже ввести в программе средней школы курс «Действия граждан при общении с милицией». Мысль представляется весьма разумной, особенно с учетом очевидной тенденции к дальнейшей криминализации правоохранительной системы.

Владимир Бойко: «Я работаю в общественной приемной, где принимаю от людей самые различные жалобы, помогаю оформить документы, разъясняю права. Как правило, приходится объяснять самые элементарные вещи, которых население не знает. Я же обладаю такими «базовыми» знаниями. Но, поскольку не являюсь дипломированным юристом, то и не могу представлять интересы гражданина в суде. Ране такая возможность имелась. Ибо закон предусматривал существование института общественных защитников, то есть любой человек был вправе выступать в суде от имени одной из сторон процесса. Но с 21 июля 2001 года такого понятия уже не существует: таким образом ВР удовлетворила просьбу судей, которые жаловались на низкую квалификацию общественных защитников, что весьма усложняло работу судей, а порой превращало сам процесс в балаган».

Впрочем, что в этом удивительного: в стране с юридически безграмотным населением суды просто «обязаны» работать в таком режиме, в конце-концов, как говорилось выше, не может каждый гражданин иметь по адвокату-квалифицированному юристу. И поскольку страна у нас дикая, власть не в состоянии обеспечить защиту граждан, последние должны спасать себя от беспредела властей самостоятельно. Но получается нелогично: родственник может представлять интересы гражданина в суде, а какой-нибудь сосед-друг-собутыльник, знающий толк в законах, но при этом не имеющий диплома юриста – не может.

Виктор Бояров: «Помимо проблемы квалификации таких общественных защитников существовала и еще одна серьезная причина, которая подтолкнула судей инициировать отмену такого института: фактически общественные защитники мешали судьям делить деньги. Ибо с бесправным и юридически безграмотным человеком намного легче «работать» в зале судебных заседаний. Порой дело обстоит так: одна сторона (заказчик) подает иск в суд, платит судье и тот принимает необходимое решение, а жертва только молча наблюдает, как ее «делают». При появлении же в суде опытного защитника, возможны «варианты». Ну, например, всевозможные жалобы, обращение в апелляционную инстанцию. Ежели вы вспомните об адвокатах, то я осмелюсь заметить, что украинская адвокатура сегодня большей частью состоит з тех отставников прокуратуры, милиции, экс-судей. Зачастую они лишь играют роль посредника между судьей ми их клиентом, для чего не обязательны серьезная юридическая подготовка. Увы, часто случается, что дипломированный адвокат оказывается полным невеждой не способным помочь клиенту, а практик без диплома но со знаниями оказывает тому неоценимую помощь».

УБОП как коммерческая структура

Владимир Бойко: «На примере Донецкого региона могу сделать вывод: позитивный эффект от деятельности борцов с оргпреступностью едва ли виден. Зато вреда от него более чем достаточно. Фактически, говоря о роспуске УБОПа как такового, мы говорим о расформировании грандиозной ОПГ – хорошо вооруженной, работающей легально, под «крышей» государства. Мне известен например случай, когда УБОП самым беспардонным образом, не таясь, рекетировал предпринимателя, который не крал, не перепродавал, а просто производил вполне легально продукцию, попросту говоря, шил тапочки. С такими примерами сталкиваешься на каждом шагу. Поэтому, будь моя воля, я бы в обязал всех сотрудников УБОПа зарегистрироваться в качестве частных предпринимателей и платить в казну налоги со своего денежного промысла».

Виктор Бояров: «О какой эффективности подразделений БОП можно говорить в принципе, когда за 11 лет своего существования эта десятитысячная структура отличилась лишь двумя делами, где действительно речь шла о коррупции и злоупотреблениях высших должностных лиц. Это дело начальника консульского отдела МИД Коваля и осуждение одного из замминистров Министерства внешнеэкономических связей. Так о какой борьбе с мафией вообще идет речь? То, чем сейчас занимается УБОП, во все времена прекрасно выполнял угрозыск. Помню, мы лишь в одном колхозе на западной Украине посадили 12 человек. Это действительно была ОПГ. Но мы вполне справились без помощи УБОПа, поскольку его тогда и в помине не было».

Сергей Янковский: «Проблемы УБОПа не существует самой по себе, существует проблема всей правоохранительной системы, которая действует бесконтрольно и фактически противозаконно, ибо не выполняется требование разделения властей. Нужно рассматривать и решать эту проблему исключительно с такой точки зрения: должно быть четкое деление между ветвями власти. Ибо, по большому счету, все эти следственные и прочие действия должны относиться не к парафии исполнительной власти, а исключительно к судебной. Такое понимание уже зреет в стенах ВР, но достаточно медленно. Впрочем, насколько удастся действительно реформировать не один лишь УБОП, но и всю правоохранительную систему, станет ясно, когда парламент начнет обсуждать содержание проекта нового Уголовно-процессуального кодекса.»

Юрий Артеменко, народный депутат: «Пока идет речь о возможном усилении прокурорского контроля над деятельностью спецподразделений. И прокуратура воспринимает это с воодушевлением, как-никак, таким образом расширят ее полномочия. Но как это будет осуществляться, насколько глубоко будет контролироваться УБОП и прочие – пока это в стадии обсуждения. Все как бы соглашаются, что что-то делать надо, но что именно – никто еще не знает. Собственно, для того чтобы «узнать» и что-то «сделать», и была создана рабочая группа под крылом Комитета по борьбе с оргпреступностью и коррупцией.

На сегодняшний день реальным последствием желания депутатов «поставить на место» УБОП является пожалуй лишь сообщение о чистке в руководстве службы. Так, мне сообщили, что якобы в пятницу на коллегии МВД (впрочем, эта коллегия уже давно анонсировалась руководством милиции, но никак не состоится) будут уволены восемь руководителей областных УБОПов. Я запомнил лишь несколько подразделений, которые в ближайшие дни лишатся своих руководителей. Это УБОП Волыни, Запорожья, а также то ли Киева то ли Киевской области. Пообещали снять также руководителя УБОПа ЮЗЖД».

В заключение обсуждения темы, собравшиеся пришли к выводу: пока доблестному УБОПу, равно как и прочим службам по большому счету ничего не угрожает. О создании действенной системы контроля за работой всей правоохранительной системы тоже речь не идет. С чем мы и поздравляем всех генералов и их бравых подчиненных.

«УК»

Читайте также: