Черновицкая трагедия: как 10 лет людей травили талием

Черновицкая трагедия громко заявила о себе всей палитрой клинических и социальных проявлений осенью 1988 г. и продолжалась, постепенно стихая, до 1998 г. включительно. Более 10 лет длилась химическая катастрофа! Ее последствия.

..Правительственная комиссия закрыла все проблемы этой трагедии 25 ноября 1988 года. В своем заключительном акте тогдашние власти предержащие и звезды советской медицины подтвердили, что в Черновцах и пригородной зоне вспышка алопеции продолжалась с 1 ав­гус­та до 1 декабря 1988 года.

Офици­ально были признаны и зарегистрированы за этот период только 132 случая химической болезни, из которых 92% составляли дети в возрасте одного-пяти лет, в основном голубоглазые. Ограни­чивая черновицкую трагедию определенными «свыше» рамками в пространстве и времени, правительственная комиссия не приняла во внимание даже те объек­тивные закономерности и признаки, которыми всегда проявляются любые катастрофы или трагедии и, в первую очередь, динамику начала и окончания таких трагедий.

По всем токсикологическим и клиническим признакам в Чернов­цах и в пригородной зоне имела место массовая интоксикация талием людей и окружающей среды. Об этом местную власть и правительст­во СССР и УССР осенью 1988 го­да информировали Фран­ция, Ни­дерланды, Швеция, Герма­ния и предлагали свою помощь. Госу­дарст­во отказалось от помощи зарубежья.

Массовая интоксикация произошла вследствие хронического отравления жителей города и его ок­ра­ин небольшими дозами способно­го к накоплению и в окружающей сре­де, и в организме людей чрезвычайно токсичного (1-й класс токсичности) талия. Причиной вспышки эпидемии талотоксикоза послужила аварийная ситуация в июле 1988 г. на одном из предприятий города. Маленькие черновчане в возрасте до пяти лет стали своеобразным индикатором экологической ка­тастрофы. Раннее выявление признаков отравления у маленьких детей спасло жителей города от более тяжких последствий массового поражения.

Напомню и такую актуальную для черновицкой трагедии информацию, незнание которой часто загоняло в тупик врачей и других специалистов, причастных к расследованию массовой интоксикации, и даже породило бессмысленную версию об испытании спецслужбами на черновчанах какого-то специального генного оружия, поражавшего преимущественно голубоглазых дошкольников.

Согласно токсикологическим исследованиям врачей-гомеопатов, при интоксикациях тяжелыми металлами в низких концентрациях в первую очередь страдают голубоглазые люди (особенно дети). Они быстрее накапливают и дольше удерживают в своем организме токсичные элементы из-за замедленного их вывода из организма. У темноглазых людей токсиканты из организма выводятся лучше. Поэтому клиника интоксикации малыми дозами яда проявляется у темноглазых людей позднее и носит более легкий характер. Врачи-гомеопаты используют результаты таких исследований при дозировке лекарств. Например, дозу одного и того же лекарства для светло- и темноглазых пациентов определяют с учетом этих особенностей.

Незабываемыми для черновчан остались лето-осень 1988 года. Город и его окраины круглые сутки покрыты токсичным дымом. Сжигали мусор в контейнерах (не на чем было вывозить). Сжигали листву, сорняки в парках, садах, на приусадебных участках, превращая накопленный в них талий в твердый аэрозоль (дым, сажу, пыль). В этом состоянии токсичные ионы талия приобретали способность проявлять объемное токсичное действие наподобие инсектицидной дымовой шашки, проникая в жилые и служебные помещения, подвалы и т.п. От токсичного (инсектицидного) действия талиевого дыма в городе исчезли мухи, комары, птицы нижнего яруса проживания (воробьи и др.). На улицах и площадях бродили с очаговым облысением бездомные собаки и коты, порхали голуби и горлицы с частично утраченными перьями.

Основную роль в быстром накоплении талия в организме играл ингаляционный путь (в десять раз более эффективный, чем пероральное отравление). Это подтверждает начало черновицкой трагедии. Напомню: начиналась вспышка массового отравления талием в Черновцах синдромом поражения открытых слизистых оболочек (глаз, носа, рта, горла) и дыхательных путей. Только среди детского населения города в августе — ноябре 1988 года было зарегистрировано 17 297 случаев острых респираторных заболеваний (ОРЗ). А сколько еще осталось незарегистрированных ОРЗ как у детей, так и взрослых?

Из 1368 обследованных взрослых и детей только у 212 (15,5%) обнаружили вирусы респираторной группы. Подобные «вспышки ОРЗ» в городе и пригородной зоне регистрировались летом и осенью все последующие годы (особенно массово в 1989 г.), когда еще никаких признаков эпидемии респираторных заболеваний в других регионах Украины и СССР даже не намечалось.

Этот синдром талотоксикоза не был подвержен лечению стандартными методами и был причиной разных осложнений (язвы на слизистых рта, носа, глаз, половых органов, обструктивный бронхит или пневмония, кровоизлияния, тонзиллиты, гипертрофия миндалин и т.п.). А сколько патологий слизистых оболочек от прямого токсичного действия на них талия в течение 1988—1998 годов зарегистрировали отоларингологи и окулисты!..

Через четыре—шесть дней к респираторным проявлениям присоединялись гастроэнтерологический, психоневрологический и другие синдромы отравления талием и, напоследок, дерматологический синдром с разными формами облысения или диффузного поредения волос. У детей дошкольного возраста токсичное действие ионов талия приобрело выразительный специфический для талотоксикозов характер и проявилось всеми классическими симптомами и синдромами острого и подострого отравлений разных форм тяжести.

У взрослого населения и у подростков токсичные ионы талия проявили свое действие на пороговом уровне, только у ослаб­ленных людей и лиц, злоупотреб­лявших алкогольными напитками, талотоксикоз проявился более выразительно — с очаговой и в отдельных случаях тотальной алопецией. Однако надо помнить, что на таком уровне интоксикации ионы талия среди взрослого населения проявили выразительное мутагенное, гонадотропное, тератогенное и бактериостатическое действия.

Последс­твие этого — увеличение частоты прежде­временных родов, бесплодие у мужчин и женщин, импотенция. Уве­ли­чилось количество врожденных недостатков, симптомов диабета, ферментопатий, дисбактерио­зов, патологий желудочно-кишечного тракта и печени, нарушений нервной системы и иммунитета. Отда­ленные последствия интоксикации ионами талия способны обнаруживаться в течение многих лет после окончания эпидемии.

Рецидивы талотоксикоза у жителей города с повторным облысением или без него и приобретенный прогредиентный, то есть продолжительный и медленный ход интоксикации с постепенным отягощением состояния пострадавших, стали следствием допущенных ошибок в диагностике, лечении и постоянного проживания больных в техногенно загрязненной среде. Из-за этого значительная часть пострадавших не смогла полностью выздороветь. Особенно пострадали больные с очаговой алопецией, которых «химиками» не признавали и, соответственно, не лечили.

Самой грубой ошибкой стало необоснованное распределение больных с разными по тяжести талотоксикозами на две группы: «химиков» с тотальной алопецией и отдельные случаи больных с очаговой алопецией, которых лечили от «химической интоксикации»; «нехимиков», то есть больных с другими проявлениями алопеции «нехимического генеза», которых не лечили от «химической интоксикации» и не признали пострадавшими.

Такое распределение пострадавших от отравления талием помогло власти «уменьшить» количество «химиков», но привело к «одновременному возникновению и существованию в городе» двух эпидемий алопеции, что само по себе уже нонсенс. Это невозможно еще и потому, что обе эпидемии проявлялись одинаковой клиникой отравления с теми же симптомами и синдромами.

Врачи-дерматологи, которые, вопреки какой-либо логике, вместо токсикологов исполняли ведущую роль в диагностике отравлений, чтобы отделить «нехимическую алопецию» от «химической», все типичные синдромы отравления талия диагностируют как отдельные, не связанные с отравлением болезни, которые якобы и стали причиной очагового облысения.

Как только предложенная дерматологами в угоду властным структурам примитивная, ничем не обоснованная дифференциальная диаг­ностика была воспринята государственными и партийными чиновниками, так сразу же (с 25 ноября 1988 года) все случаи талотоксикозов, которые продолжали массово появляться в течение 1989—1998 гг. (фактически до 2004 года), начали диагностировать как «облысение иного, нехимического генеза».

По таким критериям в 1989 г. диагноз химической болезни был снят у половины тех детей, которых в 1988 г. относили к категории «химиков». Этим обманули в апреле 1989-го международных экспертов, заявив, что «химическая алопеция» исчезла сразу же после тщательной неоднократной тотальной уборки города с мытьем улиц и домов. Таким образом были скрыты от общественнос­ти и зарубежья масштабы и продолжительность черновицкой трагедии и ее последствия.

Приведу некоторые данные из токсикологической характеристики талия. Этот химический элемент — один из самых опасных для живых организмов загрязнителей окружающей среды. Его токсичность превышает токсичность сулемы и мышьяка. При техногенном загрязнении окружающей среды талий образовывает стойкие медленного и продолжительного действия зоны химического поражения!!!

Талий имеет способность накапливаться и длительное время сохраняться в живых организмах по закону концентрации в трофических цепях. При переходе от одного звена трофической цепи к другой (например, из почвы в овощи) концентрация талия может возрасти в 1,5—8 и более раз.

Какие-либо ощущения при контакте с талием отсутствуют. Талий относят к тем ядам, которыми пользуются спецслужбы. На сегодня интоксикации талием, особенно профессиональные, встречаются часто, но диагностируются редко из-за отсутствия в больницах соответствующего оборудования и неосведомленности медперсонала в клинической токсикологии. Удивительно, но токсикология в медицинских учебных заведениях всех уровней аккредитации не изучается!

При отравлениях талием смерть чаще всего наступает от инфаркта миокарда или инсульта (в 1988 г. смертность в Черновцах от этих болезней увеличилась в 4,5 раза) и от нейроэндокринных расстройств (в 1988 г. в Черновцах смертность взрослых от психических и эндокринных расстройств выросла почти в три раза, а у детей в возрасте 2—6 лет — почти вчетверо). В отчетах эту проблему обошли.

До этого времени черновицкую трагедию и ее последствия, даже вопреки выводам правительственной и всех других официальных комиссий, принято рассматривать и оценивать, исходя из таких вот придуманных еще в 1988 году и ничем не обос­нованных четырех позиций.

Во-первых, вспышка химической болезни началась в конце августа и закончилась 25 ноября 1988 года. Это острое заболевание поразило 185 детей в возрасте до 14 лет и у всех закончилось полным выздоровлением. Взрос­лые жители города не болели.

Во-вторых, вспышка очаговой алопеции, которая началась одновременно со вспышкой черновицкой химической болезни (ЧХБ), не связана с действием химического фактора. Очаговая алопеция является самостоятельным заболеванием и не может рассмат­риваться как проявление ЧХБ. Всего в течение 1988—1989 гг. было официально зарегистрировано 1800 случаев очаговой алопеции.

В-третьих, причиной вспышки химической экзогенной интоксикации стало постоянное токсичное действие на фоне постчернобыльского периода, комплекса солей тяжелых металлов с участием талия, из-за чего и возникла ЧХБ с облысением детей.

В-четвертых, талий причастен к интоксикационной алопеции, но на сегодняшний день отсутствуют основания называть ЧХБ талотоксикозом из-за того, что не найден источник загрязнения талием.

Напомню, что эти позиции были сформулированы еще осенью 1988 г., но до сих пор остались неизменными. Чтобы убедиться в этом, посмотрите через Интернет показанный телеканалом «1+1» в мае 2011 года телефильм «Украина. Смертельная лаборатория».

В ноябре 1988 года дерматологами (другие врачи молча согласились) в угоду компартийным и государственным мужам была допущена диагностическая ошибка, которая, словно неудачная косметическая операция, так исказила клинику массового черновицкого отравления талием, что оно прев­ратилось, как написал в своем научном отчете один из местных научных сотрудников, в «загадочное дитя экологической химеры с таинственной улыб­­кой сфинкса».

Чаще всего спрашивают: «А откуда в Черновцах и на его окраинах взял­ся талий?» Приведенные в заключительном акте правительственной комиссии 5 декабря 1988 года данные (гриф «Со­вер­шенно секретно») свидетельствуют, что в Черновцах были постоянно дейст­вующие антропогенные источники загрязнения талием, к которым отнесены предприятия бывшего военно-промышленного комплекса СССР «Кварц», «Гра­­витон», «Гра­нит», «Измеритель», «Фотон».

На территориях бывшего СССР в 80—90-х годах предприятие «Кварц» было единственным производителем инфракрасной микрофотоэлектроники для ВПК. По данным московских научных сотрудников, причастными к загрязнению талием окружающей среды оказались также кирпичные заводы и ряд других городских предприятий. Кроме талия, эти предприятия выбрасывали в окружающую среду другие токсичные микроэлементы, из которых кадмий, бор, свинец, алюминий способны усиливать токсичность талия. На заводе «Кварц» в июле 1988 года произошла аварийная ситуация на одной из установок по выращиванию монокристаллов талия.

Среди черновчан и большинства врачей до этого времени не потеряла «популярность» и не опровергнута «ракетная версия», подброшенная в критический момент спецслужбами, чтобы сбить с толку и отвлечь внимание жителей города и СМИ от поиска источника и причины болезни, которые уже были хорошо известны членам правительственной комиссии и военным. Ракетная версия омрачила разум до такой меры, что никто не обратил внимания на очевидную неувязку во времени между началом и продолжительностью болезни детей и «прохождением ракет» через город.

Ну никак не стыкуются во времени с ракетами начало и продолжительность черновицкой трагедии! Замечу, что тактические ракетные комплексы, которые могли проехать по черновицким улицам, твердотопливные. Жидкотоплив­ными являются только стратегические ракетные комплексы. Призадумаемся, могли ли стратегические жидкотопливные ракетные комплексы путешествовать по Черновцам? И еще. Жидкое ракетное топливо — чрезвычайно токсичные, быстрого действия, высоколетучие жидкости, которые испаряются в течение нескольких часов.

Так почему в ближайшее время (часы или даже дни) после разлива топлива не появились пораженные по правилу эпицентра возле места аварии? Или могло ли однажды разлитое высоколетучее ракетное топливо продолжать токсичное действие и вызывать разные формы облысения с одинаковой клиникой по всему городу в течение последующих месяцев, лет, поражая жителей города и пригородной зоны там, где ракет не было и близко? Кстати, компоненты ракетного топлива в первую очередь поражают печень и почки. Пострадавшие быстро умирают, никогда не успевая облысеть. Емкости для транспортировки ракетных топлив имеют такую тройную степень защиты, что для пролива жидкости надо приложить чрезвычайные и целенаправленные усилия. Так что ракетная версия лишена логики.

О том, что урок черновицкой трагедии надлежащим образом не усвоен, выразительно свидетельствуют события с токсикодермией в Первомайском районе Николаевской области, где все в диагностике и ликвидации массового отравления компонентами ракетного топлива повторилось как в зеркальном отражении с диагностикой и ликвидацией массового талотоксикоза в Черновцах. Даже участники ликвидации трагедии в Болеславчике и Чаусове почти все те же лица, совершавшие подобное действо в Черновцах (в первую очередь, главный дерматолог и главный токсиколог). Как и в Черновцах, алопецию без какого-либо обоснования разделили на «химическую» и «нехимическую», так и токсичное поражение кожи в Болеславчике и Чаусове без каких-либо обоснований тоже разделили на две части — «химическую токсикодермию» и «обычную чесотку».

Острые поражения жителей сел Первомайского района скорее всего вызвали окись и двуокись азота, образовавшиеся при испарении окислителя (азотной кислоты) из-за повреждения могильника. В виде пары эти соединения действуют как боевые ядовитые вещества удушающего действия, поражая органы дыхания, кожу, слизистые оболочки и печень. Пары этих соединений (вещества-хромофоры) в зависимости от концентрации приобретают окраску желтого, красного или бурого цвета (лисий хвост). Они тяжелее воздуха и распространяются в приземных пластах по направлению воздушных потоков. Жители пораженных сел видели цветное облако, которое создают эти соединения в парообразном состоянии.

Постепенно распадаясь в могильнике, жидкая азотная кислота образовывает нитраты и нит­риты. Из-за нарушения герметичности эти соединения проникают в землю. Распространяясь по подземным водам, образованные при распаде кислоты нитраты и нит­риты загрязняют землю и все, что на ней растет. Нитраты являются канцерогенами, а для грудных детей еще и смертельными ядами. Земли в этом регионе перенасыщены нитратами и нитритами.

А, по законам накопления в трофических цепях, нитраты и нитриты насытили и до сих пор продолжают насыщать овощи, фрукты, воду, молоко, мясо и т.д., которые упот­ребляли и употреб­ляют местные жители. Поэтому в их крови находили и находят метгемоглобин на уровне 5—12 мг% и более (норма до 4 мг%). А насыщение крови метгемоглобином (метгемоглобинемия) и ее сгущение (темная, гус­тая, почти шоколадная кровь) приводит к гипоксии (хроничес­кой кислородной недостаточнос­ти), общей слабости.

Участились сердечно-сосудистые растройс­тва, тромбозы, инфаркты, инсульты. Особенно чувствительны к метгемоглобинемии беременные женщины и новорожденные дети. Она может привести к внутри­утробной гибели плода или смерти грудного ребенка.

…Господи, научи нас, грешных, познавать истину и самих себя, помоги усваивать суть тех исторических уроков, которые Ты попускаешь нам для просвещения нашего и обращения нас на путь истины! Может, Твоим промыслом придут к покаянию все, кто обманывал нас во время этих трагедий.

Автор: Владимир Билоус, «Зеркало недели. Украина» №45

Читайте также: