«Зачистка» по-китайски. Иностранцам в Поднебесной указали на дверь

«Бюро общественной безопасности должно вычистить иностранный мусор.., — взывает с экранов популярный ведущий телеканала CCTV Ян Жуй. — Люди, которые не могут найти работу в США и Европе, приезжают в Китай, чтобы забрать наши деньги». В Китае набирает обороты 100-дневная кампания против иностранцев-нелегалов. Началась она вроде бы спонтанно, но на самом деле это обдуманная государственная политика.

Проще всего обвинить в бедах иностранцев в Китае пьяного английского туриста и хамоватого российского виолончелиста. Именно ролики с их участием, появившиеся в интернете, стали формальным поводом для антииммигрантской истерии в стране. В стельку пьяный англичанин пытался изнасиловать случайную прохожую, а виолончелист Пекинского симфонического оркестра Олег Ведерников решил, что лучший способ отдохнуть в поезде — положить ноги на спинку впередистоящего кресла и хамить в ответ на справедливое недоумение пассажиров.

Англичанина в итоге арестовали и депортировали, россиянин лишился работы. Но и на остальных иностранцев здесь объявили настоящую охоту.

Кампанию так и назвали — «борьбой с тремя нелегальностями»: нелегальным въездом, пребыванием и трудоустройством. Полиция воззвала к сознательности граждан, а проще говоря — попросила доносить на горячую линию о подозрительных иностранцах.

«Бюро общественной безопасности должно вычистить иностранный мусор, арестовать иностранных головорезов и защитить невинных девушек, — обозначил градус кампании популярный ведущий телеканала CCTV Ян Жуй. — Люди, которые не могут найти работу в США и Европе, приезжают в Китай, чтобы забрать наши деньги, заниматься торговлей людьми и распространять лживую информацию». Дальше он призывал «выявлять иностранных шпионов, которые живут с китайскими женщинами, но на самом деле собирают секретные данные». За тон комментариев Ян Жуя официально лишь пожурили, но не наказали.

Что и говорить, иностранцы в Китае не белые овечки. Очень многие работают, въехав в страну по студенческой или туристической визе. Одиннадцать лет назад, когда автор этих строк только приехала в Пекин, там практически не было наркотиков. На улице Саньлитунь была только одна проблема: слишком много пива. Сейчас во время ежевечерних облав там неизменно вылавливают торговцев наркотой, и большинство из них — студенты из африканских стран.

Иностранные журналисты склонны связывать начало кампании с желанием властей отвлечь внимание общества от ожесточенной внутрипартийной борьбы, обострившейся накануне осеннего съезда компартии Китая — с арестами, обвинениями в коррупции и подготовке государственного переворота.

На самом деле истоки обострения отношений местного населения с приезжими еще глубже. Они столетиями складывались непросто. Китайцы — нация самодостаточная, всегда жившая в убеждении, что их страна — центр мира, а остальные нации ютятся по окраинам. Все изменилось в ХХ веке, большую часть которого китайцы прожили с ощущением национального позора: в стране было множество иностранных концессий, а в парки, где любили гулять иностранцы, запрещали вход «собакам и китайцам». Забыть и простить такое трудно.

Тридцать лет назад инвесторов принимали с распростертыми объятиями — лишь бы человек был с деньгами. Иностранцы, в отличие от китайских бизнесменов, не платили налоги на образование, на недвижимость, на инфраструктуру. Но все это в прошлом. Льготы и преференции отменены, открыть иностранную фирму стало в разы сложнее. Более того, появились сферы, в которые китайское правительство официально прекратило доступ иностранных инвестиций, например автомобилестроение.

Фото: Getty Images/Fotobank

Фото: Getty Images/Fotobank

В иностранных капиталах нуждался бедный Китай, а теперь денег в хранилищах местного Центробанка больше, чем в любом банке мира. Соответственно поменялись и требования: теперь китайцам нужны не деньги, а технологии.

Естественно, изменилось отношение и к рядовым иностранцам. Они уже скорее обуза, чем фактор экономического роста. А значит, должны если и не уехать, то как минимум лишиться особого статуса. Осенью прошлого года всех иностранцев обязали платить налоги в социальные фонды — безработицы, пенсионный, медицинский. А это 23% фонда заработной платы любой фирмы, которая рискнет нанять чужака. Причем часть платит сам работник.

В Китае уже заговорили и об ужесточении закона о въезде-выезде иностранцев, который не менялся с 1985 года.

Пекин, «Русский репортер» №22 (251) 

Читайте также: