Новый УПК: развенчивание мифов

«…Ответственность прокуроров и следователей относительно нарушений прав человека во время досудебного следствия в УПК прописана недостаточно. Следственные судьи поверхностно, не анализируя материалы, дают разрешения на обыски или задержание подозреваемых. Н»есмотря на четко прописанную в УПК норму о приеме всех заявлений, следователи все же находят причины для отказа в открытии уголовного производства».

Не так давно был презентован научно-практический комментарий к действующему Уголовному процессуальному кодексу. Его особенностью является то, что в состав авторского коллектива вошли преимущественно специалисты, которые работали над новым УПК в 2006–2009 гг. В обсуждении комментария приняли участие ученые, представители органов государственной власти и другие специалисты в области права.

В процессе обсуждения собравшиеся отметили гуманистический характер нового УПК, где на первом месте – защита прав человека. В старом кодексе было больше возможностей у обвинения, сейчас, по мнению ученых, на первый план выходит защита, и даже малейшее сомнение в виновности человека суд должен трактовать в пользу обвиняемого. Важный тезис: человек может выйти из суда или осужденным, или оправданным – третьего не дано. Это стало возможным благодаря ликвидации института дополнительного расследования.

Учитывая наличие общих знакомых и очевидную платежеспособность Шульмана, а так же то, что он действительно купил у меня две живописные работы (масло, холст, oil paintings) художников Борисова-Мусатова и Морозова, подтвержденных заключениями украинских и российских музеев, за 20 тысяч долларов (1000 долларов я сразу же отдал Гуткину за посредничество), я проникся к Шульману доверием. 

"Уважаемые" люди и украденный Шагал

Также внимание юристов и ученых было обращено на то, как в кодексе реализуется принцип непосредственности. Ранее следователи при направлении обвинительного заключения и материалов дела в суд могли, по крайней мере, игнорировать некоторые из них. Выстраивая собственную версию, они, как правило, направляли в суд только те материалы досудебного следствия, которые свидетельствовали в пользу следствия. Все, что работало против их гипотезы или могло сыграть на руку защите, можно было отбросить.

Например, если вину обвиняемого свидетель не подтверждал, его не вносили в список тех, кого нужно вызвать в суд, если проведенный обыск ничего не дал, можно было сделать вид, что никакого обыска не было и т. д. Теперь же все без исключения доказательства, независимо от того, в чью пользу они свидетельствуют, должны быть приобщены к материалам дела. Они будут исследоваться непосредственно в зале суда, и прямо в ходе судебного разбирательства можно будет заявить о тех или иных доказательствах.

Проблемы толкования норм УПК

Одной из проблем нового УПК является то, что некоторые его нормы толкуются неверно. Ученые отметили моменты, которые чаще всего тревожат граждан.

1. «Могут подаваться анонимные заявления о совершении уголовного правонарушения»

На самом деле новый УПК исключает возможность анонимных заявлений, ведь в п. 2 ч. 5 ст. 214 УПК четко указано, что в Единый государственный реестр досудебных расследований должна быть внесена информация о «фамилии, имени, отчестве (наименовании) потерпевшего или заявителя». Отсутствие этих сведений у следователя или прокурора делает невозможным начало уголовного производства и проведения следственных действий.

2. «Необходимо постоянно носить с собой паспорт или другой документ, удостоверяющий личность».

Кодекс не содержит такого требования. Наоборот, возможности оперативных подразделений в вопросе задержания лиц существенно ограничены. Теперь временем задержания считается не момент составления протокола, а время непосредственного задержания (ст. 209 УПК). При этом, в соответствии с ч. 8 названной статьи, задержанному должны сообщить и разъяснить все его права и дать возможность немедленно уведомить своих родственников о факте задержания.

Ограничен также срок лишения свободы без решения суда: вместо прежних 72 часов для уведомления о подозрении дается 24 часа. Если в течение суток с момента фактического задержания лицу не вручат письменное уведомление о подозрении, его должны освободить. Как и в случае, когда уведомление вручили вовремя, но не доставили в суд за 60 часов с момента фактического задержания. В противном случае следует подавать ходатайство следственному судье.

3. «Можно проводить обыск без санкции суда»

На самом деле, согласно нормам УПК, любой обыск должен проводиться на основании постановления следственного судьи (ч. 2 ст. 234 УПК).

4. «Трупы не выдают без справки прокуратуры»

Такие заявления основывались на положениях ч. 4 ст. 238 УПК, предусматривающих письменное разрешение прокурора на выдачу трупа только после проведения судебно-медицинской экспертизы и установления причин смерти. На самом же деле упомянутая статья касается следственного действия «осмотр трупа», а любое следственное действие, в т. ч. и этот осмотр, невозможны без внесения сведений в реестр досудебных расследований. Т. е. без заявления родственника или иного свидетеля об обнаружении трупа с признаками насильственной смерти осмотр трупа производится в ином, чем предусмотрено кодексом, порядке.

5. «Привлечение стороной обвинения «своих» адвокатов для проведения отдельных следственных действий»

Такая позиция обосновывается якобы отсутствием в УПК указания на время уведомления о проведении следственного действия. На самом деле анализируемая ст. 53 «Привлечение защитника для проведения отдельного процессуального действия» не содержит таких положений. Однако гл. 8 и 11 предусматривают, что вызовы и сообщения должны производиться не позднее, чем за 3 дня до назначенного времени.

Если заблаговременно уведомленный защитник не явился для проведения процессуального действия, сторона обвинения или суд имеют право привлечь другого защитника с помощью новой системы бесплатной правовой помощи, которая начала действовать с 1 января с. г. Она должна существенно уменьшить возможность стороны обвинения манипулировать выбором защиты. Ведь конкретного защитника выбирает не следователь или прокурор, а координатор в центре правовой помощи. Список адвокатов сформирован на конкурсной основе без участия представителей прокуратуры или органов следствия.

6. «Право стороны обвинения на выдвижение дополнительного обвинения в ходе судебного разбирательства – это дискриминация стороны защиты и возврат отмененного института дополнительного расследования»

Важной гарантией от злоупотреблений этим механизмом со стороны прокуратуры является положение ч. 1 ст. 339 УПК о необходимости «тесной связи» нового обвинения с первоначальным. С другой стороны, защитнику предоставляется дополнительное время для подготовки своей позиции относительно нового обвинения.

7. «Показания с чужих слов – новая проблема для уголовного производства»

Этот вид доказательства уже давно существует в англо-американской правовой системе. Необходимость его введения у нас обусловлена введением новых правил признания допустимости доказательств в виде показаний лиц. Отсутствие этих правил привело бы к ситуациям, когда суд не принял во внимание показания очевидца (в т. ч. врача), который находился возле пострадавшего перед его смертью сразу после совершения нападения на него и услышал его слова о приметах нападающего (возможно, имя).

Для уменьшения злоупотреблений этими правилами кодекс устанавливает четкие ограничения для данного вида показаний: они должны определяться двумя сторонами производства (ч. 4 ст. 97) и не могут быть единственным доказательством (ч. 6 ст. 97).

Для того, чтобы сделать правильные выводы, насколько хорош или недоработан Уголовный процессуальный кодекс, еще нужно время. Также необходимо признать, что УПК вступил в действие, и на сегодняшний день следует принять этот факт. Далее необходимо нарабатывать правильную практику исполнения прописанных норм.

Комментарии

Николай Хавронюк, профессор, д. ю. н., замруководителя аппарата – начальник правового управления Верховного Суда Украины в 2006–2012 гг.

– Комментарий – это интерпретация УПК. Она может происходить на базе логики и здравого смысла, а может – на базе судебной практики. К сожалению, с практикой у нас проблемы. Во время подготовки комментария мы опирались на практику Европейского суда по правам человека, а также Конституционного Суда. Содержание УПК европейское, но, к сожалению, содержание комментариев и самого закона не смогли решить проблему: у нас остается всего около 0,2% оправдательных приговоров. Проблема состоит в том, что прокуратура считает себя основной ветвью власти в государстве.

Арсений Яценюк, народный депутат Украины

– На данный момент Уголовный процессуальный кодекс является «прокурорским» и не учитывает интересы всех сторон. В нем полномочия защиты не прописаны даже отдельной статьей, что также необходимо изменить. Мы подготовили перечень законопроектов, которые касаются восстановления судебной и правовой справедливости в стране. То, что происходит сегодня в суде, является последствием принятия Уголовного процессуального кодекса.

Виктор Гевко, дисциплинарный инспектор Высшей квалификационной комиссии судей Украины

– Прошло более полугода с тех пор, как работает новый УПК. Мы уже получаем жалобы и видим, где и какие в нем есть недостатки. Осталась проблема ответственности – очевидно, ответственность прокуроров и следователей относительно нарушений прав человека во время досудебного следствия в УПК была прописана недостаточно. Жалобы также касаются того, что следственные судьи поверхностно, не анализируя материалы, дают разрешения на обыски или задержание подозреваемых, а также того, что несмотря на четко прописанную в УПК норму о приеме всех заявлений, следователи все же находят причины для отказа в открытии уголовного производства.

 

Обнаруженные проблемы в реализации нового УПК могут быть решены путем выполнения некоторых рекомендаций:

  1. пересмотр подзаконных нормативных актов на предмет их соответствия положениям УПК;
  2. усовершенствование работы и наполняемости Единого реестра досудебных расследований;
  3. обеспечение беспрепятственной регистрации заявлений и сообщений об уголовных правонарушениях на основании ст. 214 УПК;
  4. уменьшение формализма во время досудебного расследования, в частности, по оформлению результатов и порядку проведения допросов лиц.

P.S. Старые проблемы нового УПК: итоги полугодия

Анализ уголовной статистики за I полугодие 2013 г. по сравнению с соответствующими данными за 2011 и 2012 гг. позволяет сделать некоторые выводы относительно первых результатов внедрения нового Уголовного процессуального кодекса Украины. Невзирая на такой непродолжительный срок действия УПК, можно отметить как положительные, так и отрицательные моменты, с которыми уже столкнулись практики.

На защите частной жизни

Как один из положительных моментов практики отмечают продолжающуюся тенденцию к уменьшению количества уголовных процессуальных задержаний – их стало меньше на 30%, или на 850 случаев ежемесячно. Количество ходатайств следователей и прокуроров о заключении под стражу сократилось на 45%, число обысков – на 30%. В то же время, следует заметить, что перечень объектов, для обыска которых необходима санкция суда, значительно расширился за счет внедрения понятия «другие владения физических и юридических лиц».

Кроме того, прослеживается тенденция к уменьшению предоставленных судом разрешений на прослушивание лиц – на 25%. А случаев снятия информации с телекоммуникационных каналов во II квартале 2013 г. по сравнению с I кварталом стало меньше на 10%. Таким образом, УПК ограничил негласное вмешательство в частную жизнь лиц.

Изменения себя не оправдали?

Вместе с тем, можно с уверенностью утверждать, что введение автоматического начала досудебных расследований себя не оправдало. Новый механизм начала расследования имел целью защитить права потерпевших. Однако на поверку количество зарегистрированных заявлений об уголовных правонарушениях упало почти вдвое (300 тыс. заявлений ежемесячно в 2012 г. против 140 тыс. – в первой половине 2013 г.). Это происходит из-за нежелания представителей органов расследования регистрировать все без исключения заявления о преступлениях. Причем говорить о большей загруженности этих органов не приходится, поскольку штат следователей и прокуроров значительно увеличен, на это выделены бюджетные средства.

В частности, согласно Закону «О внесении изменений в Закон Украины «О Государственном бюджете Украины на 2012 год», прокуратуре было дополнительно выделено 174 млн грн на реализацию положений УПК. В 2013 г. прокуратуре выделено на 550 млн грн, или на 17% больше, чем в 2012 г. Министерству внутренних дел в 2013 г. государство выделило на 1,5 млрд грн, или на 9% больше, чем годом ранее.

В связи с принятием нового УПК увеличивалось бюджетное финансирование и для судов общей юрисдикции – согласно приказу Государственной судебной администрации от 13 июля 2012 г. «Об определении количества судей в местных общих судах», в Украине должно было стать на 1 176 судейских вакансий больше. Еще одним указом ГСА увеличена штатная численность работников аппарата судов.

Также значительно сократилось количество направленных в суд завершенных уголовных производств – с 15 тыс. ежемесячно в 2012 г. до 11,5 тыс. в I полугодии 2013 г.

Властное нормотворчество

Чтобы обеспечить выполнение требований нового УПК, парламент и другие органы власти продолжают принимать новые и вносить изменения в действующие нормативные акты. Однако при этом не обходится без ошибок и несоответствий требованиям закона. Они обусловлены, в первую очередь, тем, что при внесении изменений не учитывается новая идеология УПК.

С помощью проведенного анализа выявлены недостатки в некоторых нормативных актах. Так, например, согласно ст. 8 Закона «О предварительном заключении» от 30 июня 1993 г., одним из оснований отдельного содержания арестованного лица в камере является обеспечение «тайны досудебного расследования». Но новый УПК отказался от концепции «тайны следствия».

Также действующие Гражданский кодекс Украины (ч. 6 ст. 295) и Закон «Об Уставе гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Украины» (ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 218) устанавливают ограничения в реализации определенных прав для лиц, «в отношении которых осуществляется уголовное производство». Но УПК не содержит такой формулировки, и поэтому непонятно, о статусе каких именно лиц идет речь – подозреваемого, потерпевшего или еще кого-то.

Неурегулированными остаются и нормы Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно выполнения Плана действий по либерализации Европейским Союзом визового режима для Украины относительно ответственности юридических лиц» от 23.05.2013.

Согласно нормам этого закона, представитель юридического лица, к которому применяются меры уголовно-правового воздействия, не признается стороной уголовного производства – он является лишь «другим участником уголовного производства» (ст. 64-1 УПК) наряду со свидетелями, специалистами и т. д.

При этом юридические лица фактически имеют статус подозреваемых физических лиц. В таких производствах определяющий принцип равенства и состязательности сторон будет сведен «на нет». Также для представителя юрлица введена новая обязанность – не препятствовать «установлению обстоятельств совершения уголовного правонарушения» (п. 2 ч. 7 ст. 64-1 УПК). Она отражает логику старого УПК и необоснованно ограничивает возможности защиты юридического лица, ведь любое активное адвокатское расследование может быть расценено как препятствование установлению обстоятельств.

Таким образом, полгода действия нового Уголовного процессуального кодекса Украины показали, что существуют факторы, которые серьезно тормозят тенденцию к гуманизации сферы уголовной юстиции и возвращают нас к практике старого кодекса. Это постоянные манипуляции и злоупотребления законом, отсутствие надлежащих организационных изменений в милиции, прокуратуре, судебной системе, отсутствие должного сотрудничества между следователями и прокурорами.

Автор: Анна Шульгина, «Судебно-юридическая газета»

Читайте также: