О ВРЕДЕ ЖУРНАЛИСТИКИ

12 января автору этих строк Ельцову Олегу был преподан очередной урок о вреде журналистики. И этот урок в чем-то убедил. По крайней мере, заставил задуматься. Может, просто кому-то не дают покоя «лавры» убийц Георгия Гонгадзе? Но я не Гонгадзе. А еще, можно предположить, что кто-то очень остро воспринимает упоминание о себе в прессе? Так ведь не чего на зеркало пенять… Да и некрасиво как-то получается: то в подъезде с различными приборами вроде трубы и электрошокера поджидают, то стреляют из-за спины, да еще и в присутствии дамы. Если уж невмоготу проявить свою храбрость, то не лучше ли отправиться в одну из горячих точек и там с АКМ-ом в руках доказать себе, что ты настоящий джигит. Или, на худой конец, вызвать обидчика если не в суд, то на дуэль. Ниже – отчет о проделанной работе неизвестных милиции лиц негероической сущности.12 января в 22.10 я с женой возвращался домой. Прошли оживленный тротуар, перешли дорогу и были уже в 20 метрах от входа в подъезд. И тут за спиной раздался трескучий хлопок. Впечатление такое, словно недоросли балуются с петардами. Оказалось иначе: ягодица украинского журналиста подверглась огневой атаке коварного злоумышленника. Впрочем, об этом я сообразил лишь после того, как увидел, что справа от меня на крейсерской скорости несется некий гражданин невзрачной наружности. Он вдруг выбегает передо мной, вытягивает руку, слышится еще один хлопок. Я чувствую еще один малоощутимый укол в верхней части грудной клетки. Понимаю, что это не петарды. Ощутимого ущерба здоровью не ощущаю и отравляюсь в погоню за стрелком. Жене в догонку кричу, чтобы та поспешила в подъезд к консьержке, от которой надо звонить в милицию, ибо по опыту знаю: по мобильному дозвониться по «02» почти не реально.

Тем временем спешу за удаляющимся обидчиком. Тот, похоже, не на шутку обеспокоен за свою безопасность. Не очень цензурно призываю его остановиться. Тот на мгновение оборачивается, не останавливая движения. Запоминаю невзрачную внешность. Все как положено: невысок росточком – 170-175 см, черная кожаная куртка под пояс, темные штаны, темная вязанная шапочка. Сложения, как мне показалось крепкого. Но тут мы с женой позже разошлись в описании. Ей незнакомец показался весьма посредственных физических данных. Я склоняюсь к мысли, что под курткой мог быть бронежилет. Впрочем, это зря, ибо в этот день я был без пистолета. Чертовски жаль, конечно…

Не скажу, что я был преисполнен решимости догнать и обезвредить нападавшего. Что там у него еще в карманах – кто знает. Да и пистолет с резиновыми пулями при умелом использовании – серьезный аргумент. Впрочем, судя по достигнутому эффекту от стрельбы практически в упор, дело поручили отнюдь не Ворошиловскому стрелку. … Если, конечно, не преследовалась именно такая и никакая иная цель. Я бежал за нападавшим я с одной целью: заметить – как он будет «отходить». Тот забежал за угол дома и я потерял его из виду. Дальше было три возможных вектора движения незнакомца. Добежав до угла, я заметил двух собачников. Спросил: видели ли моего мальчонку – те замотали головами. Я побежал в противоположном направлении. И тут метрах в 150 увидел грязную машину то ли серого цвета, то ли металик, стремительно отъезжавшую с парковки из-под дома. Рассмотреть номер на таком расстоянии было не реально. Чтобы мой стрелок садился в нее также не видел. Но и других отъезжавших машин не заметил. Оставался еще один путь, куда могла убежать пропажа. Отправился туда, снова повстречал собачников: те никаких бегунов не видели.

Дома не без интереса познакомился с последствиями попадания резиновых пуль в здоровое тело журналиста. Обнаружил две безобидные ссадины, обрамленные брызгами крови. Когда снимал футболку, чтобы замазать рану зеленкой, на пол выпал резиновый шарик – пуля пробила куртку, кофту, футболку и осталась мне на память. Возможно, удар оказался бы внушительнее, если бы пуля не попала точно в молнию на куртке. Пластиковая молния в этом месте просто исчезла. Дальнейшее изучение куртки привело к тому, что у меня в руках оказалась и вторая пуля – я обнаружил ее в подкладке. Последующие поиски гильз на месте нападения с привлечением сил милиции результата не дали: очевидно стреляли из револьвера, как известно, гильз не выбрасывающего.

Милиция прибыла оперативно: минут через 10-15. Затем люди в погонах все подходили и подходили: от начальника райуправления до заместителя городского прокурора. Хочется надеяться на адекватный результат в поисках обидчика… На следующее утро возбудили уголовное дело по факту хулиганства – как и в истории полугодичной давности с нападением на меня в подъезде дома. Создана следственно-оперативная группа. Ждемс!

Перехожу к собственным версиям. Конкретных фамилий называть не стану: это эксклюзивная информация для следствия. Если говорить общо: возможно, кто-то из героев статей на «УК» решил устроить мне «поганку». Надеюсь, задачи убивать не было, однако до этого было не далеко. Пуля попала в середину грудной клетки – в каких-то 5 сантиметрах от яремной впадины. А если бы она полетела сантиметров на 10 выше, то препятствием ей послужило бы до боли дорогое мне лицо, а также очень важное для меня же внутреннее содержимое черепной коробки.

Не исключаю также политического окраса нападения. Если отмашку давала действующая власть, тогда это, очевидно, мессадж всем украинским журналистам: возможно не стоит «писакам» перебарщивать с собственной самостоятельностью… Но с другой стороны, только тупой еще не понял, что профессия журналиста, в особенности украинского –не самая безопасная и закреплять «пройденный материал» таким вот способом, власти не с руки: итак про наших вождей в мире думают что попало… Оппозиции такое событие очевидно, куда как полезнее. Но – это только предположение.

Я склоняюсь к мысли, что нападение на меня в июле минувшего года и нынешнее имеют одного заказчика. Слишком много общего: любовь нападающих к черным одеждам, некоторые подозрительные «шероховатости» в исполнении (электрошок не сработал, металлическая труба не пригодилась, резиновые пули летали как-то лениво, будто порох отсырел). Если это так, то напрашивается вывод: кто-то настойчиво делает мне рекламу. Хочется попросить: ребята, хватит – уже перебор. Да и на что вам это, никак в толк не возьму! В партиях не состою, на трибуны не лезу…

Гипотетически остается еще версия случайного нападения. Однако, никаких попыток сорвать, например, с моего плеча рюкзак или вырвать кулек из руки, не предпринималось. К тому же, за 40 лет своего существования я только дважды стакивался с подобного рода «хулиганами». И оба раза – на протяжении последних полугода. Какие-либо сомнительные бизнес-операции, невозвращенные долги, бытовые конфликты отсутствуют. Вобщем, скучно жить, будучи законопослушным гражданином.

И главное: сейчас инициаторы «резинового расстрела» тихо радуются под новогодней елочкой, отнюдь не объяснив мне за что собственно я подвергаюсь их атакам. В обоих случаях – никаких «терок-разборок», «предьяв» и прочего. Логика действий организаторов нападений не ясна. Зато с их моралью все прозрачно. Склоняюсь к мысли, что в обоих случаях задача была все-таки не убить, а запугать. Но, смею заверить, что использование оружия с резиновыми пулями с достаточно высокой степенью вероятности может привести к летальному исходу. Коль скоро было решено «атаковать» даже в присутствии женщины (фактически при втором выстреле моя жена находилась на линии огня, а если учесть, что она на 12 сантиметров ниже меня, то получается, что пуля была выпущена точно на уровне ее лица.), смею допустить, что подобная «ошибка» вполне допускалась.

Одним словом, есть над чем подумать. И следствию в том числе. Не смотря на то, что за полгода с момента первого нападения следствие так и не вышло на моих обидчиков, продолжаю надеяться, что у нашей милиции остался еще порох в пороховницах и хоть одно из «моих» дел по хулиганке будет расследовано. То есть, тогда статистика раскрываемости дел в отношении конкретного гражданина Ельцова хоть и будет значительно ниже средней официальной статистики раскрываемости по стране, но все же составит целых 50%. И меня это вполне устроит. Впрочем, дело не столько в гражданине Ельцове, сколько в целой армии журналистов, которые подозрительно часто фигурируют в статусе потерпевших в многочисленных следственных «висяках».

Ну а пока что заявления милицейских генералов о том, что журналисты такие же люди как все и частенько влипают во всякие криминальные истории из-за пристрастия к алкоголю, чужим женам и желанием заниматься бизнесом, выглядят менее убедительно, нежели аргументы тех, кто не ощущает на себе принципа неотвратимости наказания. Так, аргументы организаторов нападений на меня убедили в том, что пора наконец, расслабиться, отдохнуть, без спешки поразмышлять. Делать это лучше вдали от горячо любимой родины, там где реже летают резиновые пули, включаются электрошокеры, а в качестве аргумента используются металлические трубы. Впрочем, проснувшаяся в Ельцове тяга к философствованию отнюдь не означает, что сайт «УК» прекратит свое существование или сменит направленность. Он будет существовать и обновляться с завидной регулярностью – не взирая ни на что.

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: