Что значит объявление джихада России

Террористическая организация «Исламское государство» 1 августа опубликовала видеообращение, в котором объявила джихад России. На видео боевик обращается к президенту РФ Владимиру Путину, заявляя, что «мы придем в Россию и будем убивать вас в ваших домах». Бывший офицер-оперативник международного управления национальной полиции Израиля рассказал  почему волна терактов не пойдет на спад.

Бывший офицер-оперативник международного управления национальной полиции Израиля Сергей Мигдаль рассказал изданию Rus2Web, чем новый уровень террора ИГ грозит россиянам, почему волна терактов не пойдет на спад и как можно победить экстремистскую группировку.

Что значит объявление джихада России

Угрозы ИГ в адрес России —  сигнал того, что стоит ждать новых терактов в отношении россиян. И хотя у «Исламского государства» нет больших возможностей в РФ (сторонников группировки на территории страны мало), серьезная опасность подстерегает российских туристов и дипломатов в таких местах, как Турция и Египет. Я не исключаю, что такой теракт уже подготовлен и заявление ИГ сегодня — это часть информационного обеспечения атаки. Новые угрозы в отношении России объясняются тем, что интенсивность действий ВКС РФ (Военно-космических сил России) была высокой последние месяцы, авиации удалось поразить много стратегических объектов ИГ и их союзников.

Примечание: в октябре 2015 г. самолет А321 «Когалымавиа», который выполнял рейс из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург, потерпел крушение. Погибли 217 пассажиров и семь членов экипажа. Позже выяснилось, что лайнер был взорван. Ответственность за теракт взяло на себя ИГ.

Какова цель новой волны терактов ИГ в Европе

Главная цель террористических атак «Исламского государства» за его пределами — это внести как можно больше хаоса. Создать впечатление, что война ИГ на Западе идет, и что ИГ добивается в ней успеха. Ведь на своих фронтах в Ираке и Турции ИГ переживает проблемы и поражения.

 

 

 

 

 

Теракты за рубежом — это новая тактика ИГ, отвлекающий маневр, призванный отвлечь противника от неудач экстремистов в борьбе за уже захваченные территории. Вполне возможно, что ИГ хочет перенести войну из своего халифата в Европу. Еще один вариант — ИГ надеется запугать страны, которые их бомбят, настолько, чтобы они отозвали свои военные формирования. Перед глазами пример Испании, которая после крупнейших в истории страны терактов в Мадриде в 2004 году, вывели испанские войска из Ирака.

Почему до сих пор не удалось победить ИГ

Проблема в том, что никто из западных стран во главе с США не готов по-серьезному, в полную силу, начать войну против ИГ. Союзники хотят одного — победить экстремистов малой кровью и на чужой территории. Они хотят использовать только авиацию и силы специального назначения, и чтобы основную работу все-таки делали местные арабские военные силы – повстанцы, воюющие против правительственных войск Башара Асада (президент Сирии —  прим.), армия самого Асада, курды и официальная армия Ирака. Но качество военных формирований у тех, кто воюет с ИГ на земле, крайне неровное — у некоторых так просто сомнительное. Вот и получается, что несмотря на полное превосходство противников ИГ в воздухе, оно не отменяет необходимости наземной операции.

Почему Запад не хочет участвовать в наземной операции против ИГ

Нежелание США и европейских стран влезать в операцию по борьбе с ИГ обусловлено тем, что наземная операция приведет к новым существенным тратам из бюджета этих стран и погибшим, что, в свою очередь, вызовет недовольство общества. Кроме того, ИГ усилят террористическую активность в этой стране. В результате, правительство, которое приняло решение о наземной операции против ИГ, станет непопулярным и будет вынуждено уйти в отставку.

 

 

 

 

Главную роль в позиции Запада по отношению к борьбе с ИГ играют США. Президент страны Барак Обама не хочет вмешиваться в конфликт. Наоборот, он стремится как можно больше уйти из военных операций за пределами Америки — максимально вывести войска, оставить большие группы советников, если нужно поставлять оружие, но уменьшить американское присутствие за рубежом до минимума.

Известно, что когда началось большое наступление ИГ на Мосул, то бедный Нури аль-Малики, занимавший тогда пост премьер-министра, звонил Обаме по три раза в день с просьбой разбомбить колонны ИГ, которые шли на Мосул по пустыни. Тогда их нейтрализировать было очень просто. Однако США не хотели ввязываться, а европейские страны были заняты собственными проблемами. На фоне бездействия Запада ИГ росло как на дрожжах, захватывало все новые города и провинции.

Сколько человек воюет за ИГ

Подсчитать точно, сколько человек считают себя членами ИГ, невозможно. На мой взгляд, разумно звучат цифры от 30 до 50 тысяч боевиков в Ираке и Сирии. Еще несколько тысяч экстремистов есть в Ливии, несколько тысяч на Синайском полуострове, и несколько тысяч в Афганистане. Кроме того, есть еще несколько сотен натренированных сторонников ИГ в Европе, готовых совершать очень серьезные теракты. Вокруг этих боевиков есть тысячи или может быть даже десятки тысяч сочувствующих «Исламскому государству». Они не являются напрямую членами группировки, но могут оказать им разную поддержку — например, спрятать у себя в квартире боевиков ИГ или достать для них оружие.

Таким образом, получается, что силы западных союзников и локальные участники наземной операции не могут справиться с группировкой численностью не более 70 тысяч человек. То, что борьба с ИГ до сих пор не увенчалась успехом, связано не только с лимитированной помощью Запада, но и с ужасным разнобоем и разногласием внутри арабского мира.

Почему уничтожить ИГ не помогают арабские страны

Саудовская Аравия не участвует в борьбе с ИГ, поскольку у Эр-Рияда очень плохие отношения с легитимным сирийском правительством. Саудовская Аравия реально финансирует и вооружает многие группировки повстанцев, которые воюют против Башара Асада. Отношения с Багдадом у Эр-Рияда тоже довольно натянутые. Поскольку правительство Ирака очень близко работает с властями Ирана. А Иран, в свою очередь, враг номер 1 для Саудовской Аравии. В результате, ИГ пользуется тем, что весь арабский и мусульманский мир разодран противоречиями и представляет собой клубок, в котором геополитические и религиозные интересы тесно сплетены. И пока эта ситуация не меняется, территория ИГ и заявленный статус халифата будут привлекать потенциальных рекрутеров ИГ со всего мира – от Бангладеша до Франции.

 

 

 

 

В чем феномер «Исламского государства»

ИГ перехватило инициативу у другой крупнейшей экстремистской группировки – «Аль-Каиды». Во многом, ИГ преемник сети Бен Ладена. Однако есть и существенное отличие. ИГ стало первой экстремистской группировкой, которая объявила себя государством и приобрела такую форму – с собственной территорией и официальным статусом халифата. Это первый раз, когда экстремизм перешел на новый уровень – государственный. И в этом его опасность – людей с неуравновешенной психикой и деклассированную молодежь в Европе привлекает сила. ИГ привлекает новых рекрутеров благодаря тому, что сумело создать имидж победителей, наводящих хаос и захватывающих мир.

Кто вступает в ИГ

Помимо тех, кто уже радикализован и считает, что жить нужно по шариату, «реклама» ИГ привлекла значительно число сторонников с антисоциальными наклонностями. Вплоть до людей с нервными и душевными расстройствами. Ведь «Исламское государство» дает отличный способ найти себя. Оно дает возможность убивать, грабить, насиловать и не только не бояться наказания, но и ждать поощрения за эти действия — виллу, наложниц, зарплату в $3 тысячи. Таким образом, ИГ — это просто мечта для подобных людей, настоящий рай социопата.

Пиар-кампания с участием заложников

В 2014 году ИГ внедрило новый метод: оно начало захватывать западных заложников. Среди них были американцы, европейцы, россияне, канадцы и японцы. Изначально захват заложников планировался как бизнес. Члены ИГ начали требовать выкуп — от $1 миллиона до десятка миллиона долларов. Однако довольно быстро выяснилось, что западные государства не готовы вести переговоры с экстремистами. Особенно жесткую позицию заняли США.

После этого ИГ начало публиковать видео изощренных казней: в хорошем качестве HD, с хорошей режиссерской работой. Миру продемонстрировали разительно отличие от тех роликов, которые 15 лет назад обнародовала «Аль-Каида». Видео ИГ вызвали настоящий шок — как в Европе, так и в Америке. Публичные казни привели к давлению общества на власть – как в США, так в Великобритании и во Франции. В результате, западные страны были вынуждены принять участие в борьбе против ИГ. На борьбу с группировкой, которая первые три года своего существования считалось локальной проблемой, были брошены силы союзников.

 

 

 

 

Видео с казнью заложников были маркетинговым ходом с двумя целями. Заставить мир платить и привлечь добровольцев в ИГ со всего мира. Надо сказать, что PR-кампания очень хорошо сработала. Только в 2014 году вступать в «Исламское государство» поехало где-то от 30 тыс. до 50 тысяч человек. Как из стран Запада и Африки, так и из России. Из РФ в ИГ приехали около 2 тысяч человек. В основном, из Чечни, Дагестана и Башкортостана.

Что в итоге произойдет в ИГ?

В случае с ИГ на данный момент существуют два сценария. Если западные державы по-прежнему будут отказываться от 100% участия в этой войне, то история с «Исламским государством» затянется еще на много лет. Теракты будут продолжаться вместе с военной операцией против ИГ в нынешнем формате.

Однако есть и второй вариант. Дело в том, что такая система, как в ИГ, может существовать только в состоянии перманентной тотальной войны. Но проблема в том, что подобная агрессия и попытка воевать в формате «один против всех» приводит к полному краху. Не смотря на это, скорее всего, западные страны решатся на наземную операцию только, если произойдет крупный мегатеракт, который одновременно вынудит США, Францию и Великобританию вместе высадиться в Ираке и в Сирии и быстро довести дело до конца.

Самое смешное, что чтобы прекратить власть ИГ в этих странах и на Синае, достаточно три-четыре дивизии объединенных сил — российских, британских, американских. Расходы на такую операцию будут внушительными, однако силы настолько неравны, что она займет минимальные сроки.

Ждать ли новых терактов

Боюсь что новые теракты будут. В Европе сотни реальных боевиков ИГ и тысячи сочувствующих, поэтому уследить за ними всеми невозможно. Спецслужбы могут выявить крупную атаку, которая требует серьезной подготовки. Мелкую самодеятельность —  индивидуальные нападения, когда террорист действует в одиночку или спонтанно — предотвратить практически невозможно. Кроме того, чем больше СМИ сообщают об атаках, тем больше активизируются сочувствующие «Исламскому государству». Они видят, с их точки зрения, успешный теракт, и тоже хотят прославиться, пусть даже посмертно. Поэтому нужно осознать, что нынешняя волна террора — это не всплеск. Это волна, которая будет идти по нарастающей.

Автор: СЕРГЕЙ МИГДАЛЬ, Rus2Web

 

Читайте также: