УБОПОВЦА «ОБСТУЧАЛИ»

Сегодня некоторых «борцов» с оргпреступностью лихорадит. Причина — личность нового начальника “бандитского” отдела киевского УБОПа, капитана милиции Игоря Петришака. В ход пошли “письма к общественности”, рассылаемые в различные СМИ его недоброжелателями. «УК» неодобрительно относится к такому виду эпистолярного жанра, и не разделяет гражданскую позицию тех, кто боится засвидетельствовать сказанное им собственной подписью. Но в этом случае, взвесив все “за” и “против”, письмо неизвестных нам анонимов (анонима) мы решили опубликовать и проверить изложенные в нем факты.Итак, анонимка:

“Петришак Игорь Васильевич, 1972 года рождения, как говорится, “из новых”, из когорты т.н. “выдвиженцев”. Чей карьерный рост не стоит соотносить с заслугами на ниве борьбы с бандитизмом и должностным рвением. Без пяти минут выпускник Академии Министерства внутренних дел, еще будучи практикантом, И.Петришак запомнился убоповцам еще “докравченковской” формации и профессиональной школы своей целеустремленностью: “Хочу служить только в УБОПе!” Однако желание стажера, достойное всяческих похвал, едва ли могло быть реализовано — слишком низок был уровень даже теоретической подготовки “академика”. Юрист по образованию вгонял в хохот коллег уровнем своих познаний в юриспруденции, путаясь в азах права. Столь прескорбный образовательный уровень милиционера, возможно, объясняется увлечением Петришака спортом, а именно — борьбой. На ковре Игорь Васильевич действительно преуспел, выборов звание мастера спорта на выступлениях в составе сборной родной Академии. Успехи в учебе, возможно, давались труднее.

Итог практикантства Петришака в столичном УБОПе был неутешителен: физически крепкому, но профессионально…э-э…не вполне пригодному молодому человеку в зачислении в штат УБОПа было отказано. Что неудивительно: “семерку” — седьмой (“бандитский”) отдел УБОПа в 1996-м году возглавлял авторитетнейший в профессиональных кругах полковник Александр Петров, чья бескомпромиссность всегда была синонимом порядочности и профессиональной ответственности. Петришак был направлен на службу в столичный уголовный розыск.

Второе пришествие Петришака в УБОП случилось уже после ухода Петрова. Кто стоял за этим переводом и чем руководствовался, за давностью события установить не представляется возможным. Как и марку, и модель автомобиля, на котором этот “заезд” состоялся. Но престижная иномарка — непозволительная роскошь для живущего на скромное жалованье молодого офицера — была: по одним воспоминаниям, BMV 5-й модели, по другим — “европеец” попроще. Коллеги тут же “пробили” машину: она была зарегистрирована на родственника-бизнесмена. Формально — не подкопаешься, но ВПЕЧАТЛЕНИЕ осталось.

Сослуживцы Петришака сегодня не могут припомнить каких-либо взлетов в служебной деятельности этого оперативника. Что и было отмечено печатью “застоя” в карьере, длительное время не знавшей роста. Собеседники автора из ведомства на Горького почему-то отмечали одну и туже деталь, характеризующую нашего героя: “Он всегда хотел всем угодить, особенно — начальству…” Видимо, этого качества оказалось мало для весьма специфического круга людей, где иной матерый оперативник-капитан мог ходить “гоголем” перед генералом и проявлять инициативу на грани “фола”, не страшась ответственности.

К тому же коллег Петришака насторожил круг его “постоянных связей”, что на языке лиц гражданских означает “близких знакомых”. К таковым относились два лидера преступного мира столицы — Игорь Ткаченко (“Саша Череп”; застрелен) и чеченец-“беспредельщик” Саид Аслаханов (“Саид”, он же “Салават”; осужден, помилован, скрылся с территории Украины). И лица из их окружения. В самом факте общения оперработника с “паствой” нет ничего предосудительного, так как порою нет иной возможности проверить или уточнить полученную по другим каналам информацию. Но “пробные камни” — озвучивание коллегами в присутствии Петришака какой-либо информации — давали такие “круги” в бандитских кругах, что в его присутствии все служебные разговоры тут же смолкали. Более опытные оперативники, смекнув, что худа без добра не бывает, как бы вскользь “сливали дезу” именно в присутствии Игоря Васильевича. Нужный результат был гарантирован! Махнув рукой, с присутствием Петришака в УБОПе мирились, как с неизбежным злом. К тому же в конце 90-х такие времена и “расклады” пошли, что многим думалось: “пусть “контрик”, но нам известный. На его место могут и похлеще взять…”

Но “контрик”, сирый и малополезный на службе, явил свою активность и жизненную позицию на ином поприще! Предметом служебного разбирательства стала скандальная ситуация, когда “опер” Петришак нагло завладел…“джипом” заявителя в УБОП! Бедолага, притесняемый бандитствующим элементом, официально обратился в УБОП за помощью. И Петришак, к которому попало дело, эту помощь от лица государства обещал. От своего же лица настоятельно рекомендовал “терпиле”, т.е. заявителю, передать ему, Петришаку, “джип” “во временное пользование”, намекая на ускорение расследования дела. Вожделенное и получил. Временное пользование стало постоянным — без объяснения причин. На что заявитель отреагировал обращением к руководству Петришака в духе: “Бандиты “щемят”, менты “щемят”, да где же правду искать?!” Служебное разбирательство — увы! — так и не переросло в служебное расследование. Начальству Петришака явно не хотелось сор из избы выносить, тем более что УБОП и так разве что ленивый ногой не пинал. Но молва сохранила фамилию офицера, таки заставившего Петришака если не вернуть “джип”, то хотя бы расчитаться за машину — подполковник милиции Балдук. Что и было сделано. По новомодной (со второй половины 90-х) убоповской традиции о происхождении многих тысяч долларов у офицера не спросили…Впрочем, формальный ответ предвосхитить несложно: “Джип” не мой. Езжу по доверенности…”

Поистине на “вещдоке” своего должностного преступления Петришак ездит до сих пор!

Не жаловал Петришака и следующий начальник “семерки” подполковник Саранчук, по свидетельствам очевидцев, избравший тактику “мягкого выдавливания” “никакого, но “крутого” “опера”. Но Петришак зубами держался за должность, узревая в ней радужные для себя перспективы. Он стоически сносил разносы и выволочки, хождения “на ковер” и пренебрежение коллег. Следующий начальник отдела, полковник милиции Хамула (чье имя сегодня неразрывно связано с тайною “банды оборотней”, возможно, погубившей Гию Гонгадзе) усугубил до предела ограничение в доступе Петришака ко всевозможным оперативным материалам. И уж тем более — мероприятиям. Сегодня же коллеги подозревают Петрушака — ни много, ни мало — к причастности к группе, проходящей по “делу оборотней”! А именно — передаче информации и наработанных сотрудниками седьмого отдела данных фигуранту дела № 1 Игорю Гончарову, ныне покойному. Для сотрудников той же “семерки” не тайна, что Петришак был знаком с одним из членов банды Гончарова по кличке “Кепель”. Позволю себе одну цитату из повествования собеседника автора этой статьи, экс-работника УБОПа: “Еще одним доказательством нечистоплотности Петришака по данному уголовному делу — 76 томов! — говорит тот факт, что он не привлекался руководством к проведению ни одного следственного действия! В то время как по уголовному делу работал практически весь отдел, и люди были на вес золота!” (с работой этого отдела сегодня можно ознакомиться в Интернете — авт.).

Пик борьбы С.Хамулы — уже в должности первого заместителя начальника столичной милиции — с Петришаком пришелся на переаттестацию сотрудников милиции, проводимой в рамках внутриведомственной операции “Чистые руки”. Руками своих подчиненных высокое милицейское начальство заинтересовалось аккурат после раскрытия “банды Гончарова”. Чистота рук Петришака — и с мылом не отмоешь! — была настолько очевидна полковнику Хамуле, что он начертал резолюцию о категорическом запрете использования указанного товарища в аппарате УБОП вообще! И хлебать бы ему щи лаптем, да несчастье помогло.

Власть руками руководства МВД фактически разогнала сотрудников 7-го отдела УБОПа, по сути, раскрывших “дело оборотней”. Скорее всего, старались избавиться от коллектива, которому были известны многие “пикантные” подробности по делу Гончарова & Ко, нелестные для власти, но так и не попавшие в материалы дела. Под каток “разборов”, как сотрудник опального отдела, попал и Петришак. Более того: он и ряд его коллег стали фигурантами уголовного дела по обвинению в превышении служебных полномочий. Как водится в украинской милиции, в ходе следствия он был уволен из органов. Но, будучи уволенным, идет ва-банк и начинает давать показания на своих вчерашних коллег! Такая услуга следствию не осталась неоцененной. Петришака сначала переводят из подозреваемых в свидетели, а позже — восстанавливают в УБОПе!

Знающие Петришака склонны увязывать непотопляемость своего коллеги в дружеских связях капитана (кабы не быть ему генералом!). Не найдя за годы службы общего языка с сослуживцами, Игорь Васильевич водит дружбу с детьми двух высокопоставленных милиционеров, носителей широких лампас.

Один из них — Богадица Игорь Владимирович, 1975 года рождения, является сыном одного из первых руководителей УВД Харьковской области. Парень закончил “гражданский” ВУЗ на территории Российской Федерации, в котором не было даже военной кафедры. Что не помешало молодому человеку получить первое офицерское звание, став украинским милиционером. В УБОПе шутят: “За былые заслуги отца!” Во время упомянутой аттестации комиссия зафиксировала у Игоря Владимировича ту же степень “чистоты рук”, что и у Петришака. Сегодня, после всех пертурбаций между двумя офицерами натянутые отношения. Версий разлада, гуляющих по УБОПу, несколько, но все они — “денежные”. Поскольку истинная причина охлаждения взаимоотношений известна только фигурантам, а проверить достоверность версий не представляется возможным, не будем озвучивать ни одной.

По информации, перед назначением на вожделенную для него должность начальника 7-го отдела Петришак развил бурную деятельность по сбору средств, якобы долженствующих пойти на…покупку должности в “бандитском” отделе! О чем, надо полагать, от бандитов стало известно прочим офицерам УБОПа!! В частности, коллегами Петришака уверенно называется один состоявшийся “меценат” — некто Максим по кличке “Однорукий”, человек из ближайшего окружения “Черепа”, владелец сети магазинов “Арго”, давний приятель Петришака…Лично автор не верит злопыхателям, ибо они называют просто смешную сумму, в которую Петришаку обошлась должность “главного по киевским бандитам” — $ 8 тысяч…

Но уж и вовсе жуткие истории среди коллег Петришака ходят о его причастности к…убийству известного столичного бизнесмена Сергея Паращина в августе 2000-го года. Тело соучредителя компаний «Топ-сервис» и «Тек-нор» было обнаружено в квартире по адресу Киев, ул. Тимошенко, 6-А, кв.113. Незадолго до этого Петришак близко сошелся с женой убиенного. Сам Паращин, если и знал об этом, большого значения новому увлесению супруги значения не придал. Ибо сам был увлечен… сестрой своей жены. «Любовный квадрат» распался, по предположению коллег Петришака, не без его участия. В убийстве Паращина убоповцы узрели возможный корыстный интерес супруги покойного, которая бы враз лишилась каких-либо средств к существованию, прими муж решение о разводе с нею. А расставаться было с чем: квартирами на улицах Тимошенко и Репина, особняком в Пуховке, что под Киевом, сетью дорогих косметических салонов, магазинами, автомобилями и, конечно же, деньгами мужа…

Представьте себе — в УБОПе оперативники вполголоса обсуждают друг с другом тему возможной причастности начальника “бандитского” отдела УБОПа к убийству бизнесмена. Да и как не обсуждать: в этот период Петришак поспешно оставляет в отделе кадров незавизированный (!) руководством рапорт и отправляется на родину — в Ивано-Франковскую область — в отпуск, ни разу не показываясь в Киеве. Ранее такого с Петришаком не случалось. После возвращени в Киев Петришак повел себя и вовсе подозрительно — многократно посещал дом в Пуховке, в то время как вдова убитого пребывала в Америке.

Такие “странности” Петришака должны были стать объектом пристального внимания и расследования со стороны лиц, принимающих решение о назначении убоповца на руководящую, ключевую в системе координат УБОПа как структуры должность. Но этого не происходит.

Некогда боевая, эффективная структура стала заложницей чьих-то клановых манипуляций. И отнюдь — не ведомственных интересов».

Личные отношения в среде сотрудников правоохранительных органов сложно назвать человеческими. К сожалению, многим из них рассчитывать на помощь коллег не приходится. Скорее, следует ожидать подножки, шепота за спиной, а то и удара в спину. Количество анонимок, которые пишут друг на друга сотрудники правоохранительных органов – просто удручает. Редакция «УК» старается не вмешиваться в милицейские «междусобойчики», однако изложенные выше «откровения» подтолкнули нас на проведение собственного журналистского расследования.

«Слив», который обрушился на нового начальника «бандисткого отдела» УБОПА Игоря Петришака, по замыслу инициаторов, должен привести к его «разжалованию и опусканию». Обвинение в причастности к убийству, в близких связях с криминальными лидерами и прочее, и прочее, и прочее. Тем не менее, Петришак продолжает работать. Причем с момента своего назначения повел борьбу по очищению отдела от разгильдяев, лентяев и «позвоночников». Возможно, именно это и является основной причиной «слива» на нынешнего начальника «бандитского» отдела.

Мы попытались взять комментарий на эту анонимку у самого Петришака, но Игорь Васильевич заявил, что анонимки он не комментирует, ему это неинтересно и противно. Нам пришлось обратиться к людям, с которыми Петришак учился и служил не один год.

Но перейдем к «фактам», изложенным неизвестным «доброжелателем» из УБОП. «Факты», мягко говоря, не соответствуют действительности, что свидетельствует о том, что «источник» или никогда не работал в «бандитском» отделе киевского УБОПа или намеренно искажает и переворачивает информацию.

Начнем с момента, который касается учебы Игоря Васильевича и его прихода в УБОП. Криминал «доброжелатель» увидел даже в желании молодого офицера служить в этой структуре.

Как свидетельствуют однокашники и сослуживцы Петришака, он действительно еще во время учебы мечтал служить в УБОПе. Что, кстати, неудивительно. С одной стороны, многие товарищи Игоря Васильевича по сборной Академии Внутренних дел служили в УБОПе и, естественно, ему хотелось служить рядом с друзьями. С другой стороны, Петришак — выходец из семьи потомственных милиционеров. И вполне объяснимо, что Игорю Васильевичу хотелось служить именно в этой организации, само имя которой в то время наводило страх на бандитов. А не попал Петришак в УБОП после окончания академии вовсе не потому, что, якобы плохо учился (о его хорошей успеваемости свидетельствуют как преподаватели, так и его диплом), а потому, что в УБОПе в то время не было вакантных мест. Управление пользовалось популярностью. А возглавлявший в то время «бандитский» отдел УБОП Александр Петров относился к нему вполне нормально и пригласил на работу в управление в 1996 году, после того, как по информации Петришака был освобожден заложник, украденный чеченцами. И 5 февраля 1997 года Петришак был переведен по представлению Петрова из уголовного розыска Жовтневого РОВД в киевский УБОП. Учили работать Игоря Петришака такие «зубры» киевского сыска как Геннадий Нановский, Александр Гирич, Андрей Алексеенко. И учили, видимо не плохо. Именно по информации Петришака было в свое время предотвращено освобождение из под стражи криминального «авторитета» Виктора Авдышева. Им было раскрыто за два месяца резонансное преступление – вооруженное нападение на сеть автозаправок «Мариам», в ходе которого было похищено 100 тысяч долларов. За раскрытие этого преступления Петришак был премирован … телевизором и признан лучшим оперативником Киева за 1999 год. И, впоследствии, Петришак поощрялся за свою работу неоднократно. Вполне нормальными были отношения Петришака не только с Петровым, но и с другими начальниками отдела – Балдуком и Саранчуком, хотя аноним утверждает, что практически все начальники только о том и мечтали, как бы избавиться от него.

Довольно много внимания неизвестный «доброжелатель» уделяет также якобы дружественным отношениям Петришака с криминальными авторитетами Саидом Аслахановым и «Черепом». Эта информация также неверна. Как рассказывают сослуживцы Игоря Васильевича, Петришак принимал активное участие в разработке и документировании преступной деятельности «Черепа». И вдова покойного «авторитета» не может простить ему этого до сих пор. А с Саидом Аслахановым отношения были настолько напряженными, что когда «Саид» выступал с последним словом на суде, то он, поблагодарив адвоката и судью, отдельно вспомнил задерживавшего его опера и заявил: «А с Петришакой у нас еще будет последний и окончательный разговор!». А начались их «отношения» в 1998 году, когда «Саид» со своими людьми похитил в Москве бизнесмена. Бизнесмена в багажнике его собственного автомобиля доставили в Киев и держали в гостинице «Лыбидь». Чеченцы требовали за похищенного выкуп в 3 миллиона долларов. Именно по информации Петришака УБОП вычислил адрес, по которому проживали чеченцы и вскоре задержали пятерых членов банды, в том числе и «Саида». Так же в той квартире на улице Шолома Алейхема были изъяты два автомата и взрывные устройства. Петришак не только принимал участие в задержании банды «Саида», но и работал потом с ним в СИЗО, добывая дополнительную информацию по чеченской банде. Все это и припомнил Петришаку на суде Аслаханов. Но отомстить не успел, был убит в 2002 году в Москве. Такие вот «дружеские» отношения.

К слову, заметим, что повседневная работа оперов строится на регулярном общении с представителями преступного мира. Там, как ни станно, тоже стучат. И стучат порой самозабвенно… Именно оттуда черпается необходимая и нужная информация: кто, где, кого, за что, когда…. И чем выше уровень такого общения, тем лучше работа и опера и всего отдела. Хотя, здесь есть весьма тонкий момент – с одной стороны можно похвалить за информацию, полученную в результате таких встреч и вручить грамоту, но когда надо – и обвинить того же опера в недопустимых связях и предательстве интересов. И стукнуть в службу внутренней безопасности или прокуратуру. Таковы реалии оперской жизни – ежедневный поход по лезвию бритвы.

Видимо пытаясь набрать по-больше «фактов» на Петришака, аноним ставит ему в вину знакомство с сотрудником УБОПа Владимиром Богадицей, которого аноним почему-то называет Игорем. И по ходу дела обливает грязью и его. Ради чего? Так, по инерции, чтобы «слив» был обширнее.

Неизвестный «аноним», стремясь полностью «закопать» Петришака, обвиняет его в пособничестве «оборотням». Это свидетельствует о том, что «источник» не брезгует никакими средствами ради того, чтобы расправиться с неугодным ему по каким то «тайным» причинам начальником «бандитского» отдела. Но на самом деле милиция узнала про существование «оборотней» именно с информации Петришака!

После похищения бизнесмена Гельфанда «оборотни» требовали перевести выкуп на счет одного из киевских банков. И Петришак смог «вычислить» не только банк, но и телефонный номер одного из членов банды. Именно с этого началось «историческое» расследование столь громкого дела. В расследовании которого Петришак принимал активное участие, о чем, кстати, и свидетельствуют те самые 76 томов уголовного дела «оборотней». В частности, Игорь Васильевич проводил обыски в квартире Гончарова, ездил в Броварской лес на поиски жертв Гончарова.

Заявления о том, что тогдашний начальник киевского УБОПа в ходе аттестации написал в личном деле Петришака «резолюцию о категорическом запрете использования указанного товарища в аппарате УБОП вообще», также не соответствуют действительности, хотя бы потому, что Петришак сейчас занимает ответственную должность в городском УБОПе.

Стоит заметить, что отношения с Хомулой у Петришака действительно не сложились. Сергей Хомула – безусловно нормальный и высококлассный сыщик, но отношения между ним и Петришаком действительно были сложными. Но как свидетельствуют очевидцы, отнюдь не из-за «преступной деятельности» Петришака, а скорее по причине явной психологической несовместимости. Бывает такое, и мы не собираемся анализировать глубину и причины этого конфликта. Кстати, Петришак после конфликта не был изгнан из УБОПа или органов вообще, а переведен на службу в межрегиональный отдел по борьбе с организованной преступностью. Ну не срослось у него с начальником…

А чего стоит ловкий пассаж о несанкционированной руководством УБОП поездке Петришака домой, на родину, в Ивано — Франковскую область? Ведь автор доноса наверняка знает, что офицер милиции ездил туда на похороны отца! И что в такие моменты люди не думают об оформлении бюрократических бумажек. Хотя, кстати сказать, даже в этом случае все необходимые документы были оформлены.

Стоит ли продолжать анализировать остальные «факты», изложенные «доброжелателем»? Честно говоря, не хочется — противно. Потому, что люди, которые служат с Игорем Петришаком не один год, свидетельствуют – все это полный бред. И о причастности к убийству некоего бизнесмена, и о целом автопарке, якобы принадлежащем Петришаку и о взятке в 8 тысяч долларов, якобы собранных для назначения его на должность. Аноним утверждает, что Петришак близко сошелся с женой впоследствии убитого бизнесмена Паращина. Но дело в том, что в тот период, когда по утверждению анонима Петришак «сошелся» с женой Паращина, эта женщина была замужем уже за совсем другим человеком – Александром Елисеевым. И убивать, по логике анонима, Петришаку следовало его. Какие-то грязные сплетни, которые пристало собирать скорее бандитам, чем офицерам милиции.

Кстати о деньгах, которых у Петришака якобы куры не клюют. Начальник «бандитского» отдела киевского УБОПа до сих пор не имеет своей квартиры, а жилье ему приходится снимать. И ездит на машине, которую ему подарил покойный отец. И ловит бандитов, в отличие от других людей в погонах, занимающихся писанием анонимок.

Видно совсем скоро переведутся на нет настоящие опера, способные задавать вопросы прямо и глядя друг другу в глаза. Пришла другая «смена», которая сегодня сливает грязь журналистам, но не исключено, что завтра будет сливать секреты бандитам…

«УК»

Читайте также: