Куда сливают капитал?

За три месяца из Украины было выведено более полумиллиарда долларов, что является абсолютным рекордом для страны за все время ее независимости. Среди причин бегства капитала – политика, репатриация прибыли иностранными собственниками отечественных компаний и отток украинских капиталов в более «тихие» гавани.
Очарование Украиной со стороны инвесторов начинает проходить. По крайней мере, такие мысли навевают последние данные Госкомстата. Первый квартал 2007 года стал рекордным по выводу капитала за последние пять лет – так, с каждого полученного доллара инвестиций из-за рубежа сорок центов вернулись обратно на счета иностранных банков. Кто же эти таинственные граждане и компании, которые перевели за рубеж почти пятьсот миллионов долларов? Вывозить средства из страны могут как иностранцы, так и отечественные бизнесмены, у которых собственность зарегистрирована на зарубежные компании. А вот причины у иностранцев и украинцев для вывода денег могут быть одинаковыми.

О политике

Первая и самая очевидная причина оттока капитала – политическая нестабильность в стране. Но инвесторы утверждают, что они, в принципе, перестали относиться к нестабильности как к чему-то, что может выбить рынок из привычной колеи. По крайней мере, кроме ступора с законодательными изменениями политическая нестабильность уже ничем не грозит.

Старший экономист Bleyzer Foundation Олег Устенко объясняет это тем, что в большинстве случаев иностранный инвестор, работающий в сфере прямых инвестиций, «заводит» свой капитал на украинский рынок под конкретный инвестиционный проект, который достаточно хорошо изучен, подготовлен и готов к реализации. При этом транзакционные затраты на покупку-продажу актива достаточно велики и, как правило, могут быть покрыты уже после реализации проекта. Поэтому иностранный инвестор не будет в краткосрочной перспективе реагировать на изменение «страновых» рисков, к числу которых относится и политика. «Иностранный инвестор, уже имеющий опыт работы в Украине, привык к подобного рода политической напряженности, – говорит Олег Устенко.

– Главное, хотя и не единственное, условие для любого инвестора, работающего за пределами своей собственной страны, состоит в том, что он должен быть уверен в полной защите своих прав собственности. Если это условие соблюдено, то инвестиционный проект может быть начат вне зависимости от рисков краткосрочной перспективы».Часть наблюдателей не исключают, что за выводом капитала стоит крупный отечественный бизнес. По словам генерального директора КУА «Инэко-Инвест» Олега Морквы, крупные финансово-промышленные структуры могли выводить капитал до того момента, пока ситуация в стране не стабилизируется, и можно будет вновь инвестировать средства в украинские проекты.

Хотя в целом, как отмечает экономист ИК Dragon Capital Елена Белан, реакция финансовых рынков на политические баталии была достаточно спокойной, и массового «слива» акций не наблюдалось.Однако как бы противостояние органов власти ни сказалось на работе рынка, ссылаться на политическую напряженность для объяснения оттока капитала нерезидентов в январе-марте – значит, отнестись к вопросу как минимум поверхностно. Ведь роспуск парламента президентом состоялся 2 апреля, то есть не учитывался статистикой за первый квартал.

О родине

Репатриация прибыли предприятиями с иностранными инвестициями – вариант более реальный. Особенно если вспомнить рекордные объемы иностранного капитала, хлынувшие в Украину после «оранжевой революции». В пользу предположения о возвращении капитала на родину свидетельствует также достаточно низкий уровень реинвестирования – только $4 млн. были вновь пущены инвесторами в оборот в первом квартале.Подобного мнения придерживаются и финансисты.

К примеру, Олег Морква относит репатриацию прибыли по итогам финансового года к основным причинам оттока капитала нерезидентов. «У нас с каждым годом в стране все больше и больше крупного иностранного капитала (например, «Криворожсталь», купленные нерезидентами банки), – объясняет Олег Морква. – Принадлежащие иностранным инвесторам компании действительно могли перечислять по итогам 2006 года часть прибыли, скажем, в виде дивидендов, своим иностранным акционерам или материнским компаниям». Впрочем, стремление вывести прибыль с вложенных инвестиций также имеет негативный момент. Репатриация прибыли инвеcторами-нерезидентами сигнализирует о том, что инвестиционный климат в нашей стране по меньшей мере нестабилен.

«Если бы в Украине были созданы благоприятные условия для инвестиций, – считает Олег Морква, – инвесторы были бы в большей мере заинтересованы в реинвестировании ее в новые проекты, чем изъятии этой прибыли из предприятия».Правда, по мнению Ирины Орловой, экономиста Центра социально-экономических исследований CASE-Украина, объяснять отток прямых инвестиций через вывод прибыли также нельзя, как и в случае с политическим фактором. Дело в том, что репатриация прибыли нерезидентами не отображается в статье оттока иностранного капитала, ведь инвесторы вывозят свою прибыль, а не инвестированный капитал.

О страхах

Наиболее мобильными с точки зрения ввоза-вывоза капитала, как это ни парадоксально, зачастую являются как раз украинские, а не иностранные инвесторы. В отличие от нерезидентов, украинские капиталовкладчики работают «на своей территории». Они получают прибыль в Украине и должны ответить для себя на вопрос, хотят ли они именно в текущий момент капитализировать ее у себя в стране, или, возможно, в данной ситуации лучше (или более безопасно) занять выжидательную позицию. И даже если ответ положительный, то следующий вопрос состоит в том, куда, в какие проекты можно инвестировать заработанные средства. И если интересных инвестиционных проектов пока что нет или если можно ожидать, что через определенный период времени появятся гораздо более заманчивые проекты, то местный капитал, как правило, занимает выжидательную позицию. В результате именно украинские инвесторы оказываются более чувствительными к текущим политическим рискам в стране, чем иностранные инвесторы.

Причем, как подчеркивает Олег Устенко, риски чисто экономического характера «пугают» их значительно меньше, чем риски политические.Поддаваясь различным «фобиям», отечественные бизнесмены не дают капиталу «простаивать» в Украине, но одновременно и не решаются им рисковать. Выбор на этот раз – между «инвестировать за границу» или «там же попридержать капитал».

В результате на выручку могут прийти оффшорные схемы. «В нашей стране большое количество предприятий имеют среди собственников оффшорные компании, – рассказывает Ирина Орлова. – Это связано с особенностями переходного периода экономики: при первичном накоплении капитала и не устоявшейся политической системе в стране истинные собственники предпочитают оставаться в тени».

Пока в Украине благоприятный инвестиционный и политический климат, де-юре кипрская компания (а де-факто украинская) может инвестировать в украинские предприятия и таким образом решить проблему легализации капиталов. В обратном случае, в условиях обременительной налоговой системы, несовершенной законодательной базы и постоянной сменой политического топ-менеджмента, для украинского бизнеса оффшоры являются едва ли не единственным способом сохранения средств и участия в капитале других компаний. По оценкам экспертов, за годы независимости из Украины было вывезено гораздо больше капитала, нежели составил приток прямых иностранных инвестиций. В итоге искать пути отступа капитала из Украины следует именно среди «тихих налоговых гаваней» Панамы, Кипра, Великобритании и островов Карибского бассейна.

«Говоря об оттоке капитала из Украины в первом квартале этого года, я бы все же предположил, что статистика по нерезидентам достаточно условная и включает в себя львиную долю кипрских, виргинских, багамских компаний, – считает Олег Устенко.

– А именно – компаний, созданных нашими соотечественниками, которые решили на какое-то время вывести часть полученных прибылей, а не капитализировать их в Украине. Еще одно доказательство в пользу «оффшорной версии» – то, что и данные по странам и видам деятельности свидетельствуют, что произошел чистый отток инвестиций кипрского происхождения с предприятий оптовой торговли. Небезынтересно, что в региональной разбивке наблюдался чистый отток инвестиций в размере $206 млн. из Днепропетровской области. «Принимая во внимание «точечный» характер оттока средств из промышленной области, – заметила Елена Белан, – вероятно, что статистика отразила реструктуризацию (или ее промежуточный этап) одного из крупных промышленных холдингов».Несмотря на отток прямых инвестиций, Украина, как и раньше, остается привлекательной для зарубежного капитала. За три месяца объем прямых иностранных инвестиций возрос на 3,9% по сравнению с началом года. Впереди у Украины выход на европейские показатели. Так, в среднем на одного украинца приходится $481,3 инвестиционных вливаний из-за рубежа. Это меньше показателей Польши десять лет назад – и, значит, рост притока капитала еще долго будет превышать вывод денег за рубеж.

Елена Снежко, Инвест Газета

http://investgazeta.net/?p=news&news_id=23951&PHPSESSID=ded369920dbc93c3eec58eeb017089c0

Читайте также: