Кому продать почку? Наши в Израиле продают свои органы

«Задержаны десять подозреваемых, — сообщил журналистам офицер полиции. – Они занимались тем, что искали доноров, согласных продать почку, и тех, кто в такой почке нуждались. Нам известно, что десятки людей продали свои почки – скорее всего, их было больше…» Оказалось, что продавали свои почки, в основном, новые репатрианты – выходцы из бывшего СССР. И большинство задержанных составляли, опять-таки, репатрианты из бывшего СССР. Материал о том, как в Израиле «бывшие соотечественники» занимаются преступным бизнесом, показали и по каналам Российского телевидения.

Окружной суд Нацерета, где 23 июля слушалось дело о торговле органами, должен был определить лишь меру пресечения, поскольку полиция пока не представила обвинительного заключения, и ей требовалось время для завершения следствия. Судья установил для задержанных различные сроки содержания под стражей: от двух до десяти дней. Впоследствии никаких сообщений о продлении сроков задержания не поступило, из чего можно заключить, что торговцы органами из-под стражи были освобождены и завершения расследования дожидаются на свободе.

Кстати, этим людям инкриминируют вовсе не то, что они торговали человеческими органами. Все они обвиняются в мошенничестве, а некоторые – в неоправданном применении силы. О том, чем именно занимались мошенники, в представленных полицией материалах нет ни слова. Вообще-то, не будь эти люди слишком жадными, они и сейчас свободно промышляли бы своим «бизнесом», а израильская полиция не имела бы к ним никаких претензий.

Началось все с того, что в полицейское отделение одного из северных округов обратилась молодая женщина с жалобой, что ей не заплатили за почку. Почку она продала, увидев в газете объявление: «Требуется донор, который пожертвует почку для трансплантации за солидное денежное вознаграждение». Далее следовали номера телефонов. Женщина сильно нуждалась в деньгах и обратилась по указанному номеру. Все оказалось достаточно просто – и, на первый взгляд, вполне легально: в больничных условиях ей сделали необходимые анализы, подтвердившие ее пригодность на роль донора. Затем ее отправили на Украину (тоже легально – все документы были нужным образом оформлены), там удалили почку, и она вернулась в Израиль, надеясь сразу по возвращении получить деньги. Денег ей, однако, не заплатили, и она обратилась в полицию.

Именно этот факт – неуплата договорной суммы – стал основанием для возбуждения уголовного дела. А тут прибавился еще и другой эпизод: в те же дни в полицию (уже не на севере, а на юге Израиля) обратился молодой человек по имени Александр, который утверждал, что его несколько дней силой удерживала в неизвестной квартире «группа товарищей». Александра даже побили, чтобы он не пытался сбежать, но он все-таки сумел вырваться и явился в полицию с повинной. Повинился же он в том, что, будучи программистом и хорошо зная интернет, некоторое время помогал «группе товарищей» искать во всемирной паутине людей, желающих продать свою почку. Как выяснилось, таких людей, увы, достаточно много.

Затем Александру предложили заняться поиском людей, не продающих органы, а желающих их купить – вот тогда программист и решил, что с него хватит, от работы отказался, за что был похищен и избит. Похищение людей – тяжкое преступление в Израиле, и естественно, полиция сделала все возможное, чтобы задержать похитителей.

Нет сомнений в том, что в ближайшее время полиция закончит расследование, прокуратура предъявит обвинение, и мошенники, обманувшие людей и не расплатившиеся с ними, получат тюремные сроки. И в приговоре наверняка ни слова не будет сказано о том, чем же именно торговали мошенники. Дело в том, что в израильском законодательстве нет статьи, по которой кого бы то ни было можно осудить за торговлю человеческими органами. Тем более что продавали органы зарубежным покупателям, вообще никакого отношения не имеющим к законодательству Государства Израиль.

Возможно, сейчас, когда появился прецедент, появится в уголовном кодексе и соответствующая статья – но произойдет это еще не скоро; пока будут внесены изменения, пока поправки пройдут обсуждение законодательной комиссией Кнессета, пока пройдут три тура голосования… Думаю, задержанные в июле мошенники к тому времени успеют отсидеть свои сроки и, выйдя на свободу (впрочем, не исключено, что сроки и вовсе окажутся условными), вновь примутся за прежнее, действуя осторожнее и в обход новых законов – если эти новые законы будут приняты.

Поговорим, однако, о другом. В течение нескольких месяцев во многих газетах Израиля (на иврите, арабском и русском языках) печатались объявления о том, что «желающие продать почку могут обратиться…» Десятки (может, сотни) обратились по этим объявлениям. Многие полицейские, в том числе и следователи, занимавшиеся делом о мошенничестве, наверняка объявления читали, понимали их смысл, но никаких следственных действий не предпринимали, пока на стол не легла официальная жалоба обманутой женщины, не получившей ни агоры за проданную почку.

Лишь тогда завертелось колесо правосудия, полицейские позвонили сами по указанному телефону, и агенту была назначена встреча, проведены анализы… Разве все это нельзя было сделать сразу, как только в газетах были опубликованы первые объявления?

– Нет, – утверждают в полиции, – нельзя было. Мало ли какие объявления публикуют в газетах? Разве кто-то кого-то принуждал продавать свою почку? Вот когда не заплатили… И когда силой держали в квартире человека… Это да, преступления.

А торговля человеческими органами? Если все делается по обоюдному согласию и к тому же за пределами Израиля? Нет, не преступление.

Журналисты, описывавшие «дело о мошенничестве», не уставали напоминать: свои органы продавали люди бедные, и, в основном, это были выходцы из бывшего СССР. А «эти мошенники» (также, в основном, выходцы из тех же краев) наживались на беде своих бывших соотечественников. Почему-то никто не задал вопроса о том, почему бывшие соотечественники оказались в беде, почему продажа собственной почки стала для них чуть ли не единственным выходом из сложной жизненной ситуации? Да, посредники из жадности или по глупости не заплатили некоторым «клиентам» оговоренную сумму. Но другие – большинство – получили за свою почку до 35 тысяч долларов, что позволило им хотя бы на время справиться с финансовыми трудностями. Будут ли эти люди на суде свидетельствовать против тех, кто помог им получить деньги? Вряд ли.

А вот против государства, позволившего новым репатриантам скатиться на социальное дно и вынужденным продавать свои органы, чтобы выжить – против государства, если бы такой суд состоялся, эти люди охотно выступили бы не только свидетелями, но и обвинителями. Многие рассказали бы о дискриминации при приеме на работу, о том, как получали меньше минимальной зарплаты, о том, как Служба национального страхования лишала их даже нищенского пособия, когда они теряли работу и не могли найти другую…

Для израильских журналистов «дело о мошенничестве», которое правильнее было бы назвать «делом о продаже человеческих органов», оказалось желанной сенсацией – весь пафос «акул пера» и телерепортеров был направлен против тех, кто зарабатывал на людской беде, и против полиции, которая могла бы значительно раньше раскрыть преступную группировку. Но ведь преступники не преуспели бы, не будь в Израиле людей, для которых продажа почки – единственная возможность свести концы с концами. Если бы новые репатрианты нашли работу по способностям и получали зарплату, на которую можно было бы прожить, то «дело о мошенничестве» просто не возникло бы.

Может, об этом следует задуматься израильским законодателям, а не только о том, чтобы внести, наконец, в уголовный кодекс статью об ответственности за торговлю человеческими органами?

П.Амнуэль, Алеф

Читайте также: