Таксист-бомбила убивал преимущественно людей неславянской внешности

Сорок тысяч таксистов-одиночек, если верить оценкам Московского транспортного союза, каждый день катаются по улицам столицы. Они не состоят ни в каких организациях и никому не платят. Только бандитам (имеются в виду бандиты от милиции). Мы безошибочно отличаем частников в общем потоке лобовых стекол и шин: «Лада» средней побитости; сура из Корана болтается под зеркалом заднего вида.

Взмах рукой — бомбила птицей подлетает к тротуару (все, под носом у кого он перестроился через два ряда, делаются нетолерантны).

Это наш «национальный» московский транспорт: а как еще прикажете передвигаться по городу-монстру, где в метро уже останавливают эскалаторы и закрывают часть дверей на вход? (В пресс-службе подземки и ГУВД однажды подтвердили, что регулируют таким образом поток пассажиров: иначе, мол, толпа будет прибывать слишком быстро и люди не поместятся на станциях.) И где обладание личным авто уже теряет смысл: вместо мобильности оно означает часы в пробках (из попутки в этом случае всегда можно выйти).

Мы голосуем.

Спешно опускаем руку, если в потоке мелькает настоящее такси. Остановка желтого с шашечками — одна обида: «Сколько-сколько?! Все берут здесь 50!» — «Да у меня одна посадка стоит 300…»

Мы боимся.

Недавно даже мой начальник — мужчина в возрасте — признался, что о многом думает, когда после работы ловит домой машину. Кто остановится? Честный водила или преступник, псих? По адресу доставит или?..

Опрос общественного мнения, проведенный среди знакомых, показал: легче всего мы садимся к дедушкам на развалюхах. Срабатывает подсознание: «Бедный — значит, честный», — а молодой водитель иномарки кажется самым подозрительным.

Стереотипы.

Именно такой дед на «копейке» недавно был приговорен Мосгорсудом к пожизненному заключению. Он расстрелял из обреза семерых пассажиров.

Все, кого он убил

Лейла Исмаиловна Иоанесян, 54 года. Открыла в столице кафе, сама мыла столы за посетителями.

Артак Петросян, тренер Федерации киокушинкай карате-до России, сэнсэй. Приехал из Армении, учил наших детишек. Не хотел провоцировать скинхедов и всегда ездил домой на такси…

Неизвестная девушка 20 — 25 лет. Найдена 10.08.06. Милиция так и не смогла ничего узнать о ней.

Марина Третьякова, приезжая из Кабардино-Балкарии, 32 года. Поймала частника, потому что переезжала с квартиры на квартиру. Возле метро «Сходненская» ее ждал брат, но так и не дождался…

Оля Байдакова, 19 лет, студентка института физкультуры. Умница, красавица, актриса: вела концерты, КВНы, участвовала в дефиле… В тот вечер дебютировала тамадой на свадьбе…

Андрей Жуков, генеральный директор маленького издательства, печатавшего календари и астрологические прогнозы. Помог задержать убийцу — но сам не выжил.

Как выявили серию

Труп нашли под железнодорожным мостом на шоссе Энтузиастов. Пожилая женщина, в груди — 56 шариков дроби. Выстрелили почти в упор…

54-летняя Лейла Иоанесян была совладелицей кафе на Басманной. Небогатое заведение, запах фритюра и пластиковые стены. Такую чаще встретишь за МКАД…

В полном соответствии со статусом заведения хозяйка чуть ли не лично мыла столы за посетителями, а по субботам везла домой не только выручку, но и баул с грязными скатертями-полотенцами. Добиралась на попутках. Поймала случайную машину и в тот последний вечер: 15 октября 2005 года…

Это, собственно, все, что удалось узнать милиции. Идентифицировать оружие эксперты не смогли.

В общем, дело повисло.

Следующий звонок прозвенел через полгода: в ночь на 16 мая 2006-го парня выкинули из машины возле ВВЦ. С развороченными грудью и животом он полз по проезжей части и твердил: «Тысяча рублей… Таксист».

Добрые люди, шедшие в ночной магазин, позвонили по его просьбе родственникам и тормознули «Скорую», но с такими ранами не живут. 32-летний тренер карате Артак Петросян умер в больнице.

Таксист-убийца — это нонсенс! В Москве были нападения НА таксистов, были разборки водителей с клиентами, но чтобы бомбила просто отстреливал тех, кто волей случая поймал его машину…

Короче, версия казалась слабой, но ее решили отработать.

Подняли сводку и обнаружили еще два идентичных случая: инженер с Зеленого проспекта и парикмахер с 5-й улицы Соколиной горы были одинаково ограблены водителем — один в промзоне на Золотой улице, другая прямо возле дома, куда просила довезти.

Оба запомнили темноту, дуло обреза и спокойный голос таксиста: «Если хочешь жить, оставь вещи и выходи…»

Почерк убийцы

Чтобы удостовериться: в столице появился новый «серийник», было достаточно взгляда на карту. Места преступлений лепились на ней, как гнезда ласточек или, лучше сказать, как дробовые дырки в телах жертв.

В стороне был только ВВЦ Петросяна, но ведь и он поймал свою «машину смерти» на

Спартаковской, недалеко от Елоховской церкви. То есть все в том же Восточном округе…

Выжившие говорили, это была ржавая «копейка»; цвет трудноопределимый (все нападения происходили ночью), номер замазан грязью. Пожилой мужчина едет осторожно, правил не нарушает: чтобы на красный свет — ни-ни; слушает радио «Ретро». Потом сворачивает в какой-нибудь тупичок… С места не рвет, даже когда ограбленный выходит, отъезжает тихо.

Как ловить душегубца, милиция откровенно не знала. Обычно в таких случаях проверяют скупки (туда грабители несут краденое) да звонят по сотовым телефонам жертв: абонент ответил — считай, преступление раскрыто.

Но здесь хрестоматийные приемы не сработали; позже выяснилось, что убийца просто выкидывал барахло в помойку: брал только деньги. Вкупе с использованием трудноопределимого для экспертов оружия это означает, что он вчистую переиграл милицию. Оперативникам оставалось только ждать…

Ну и, разумеется, они дождались. Грянул следующий выстрел.

Продавщица Анна Кузнецова ехала со смены; женщина уже видела свой дом, как вдруг молчун-водитель принялся на ходу выдирать у пассажирки сумку. Кузнецова стала отбиваться — шофер высунул из-за пазухи обрез, пальнул… Вытолкнул наружу обмякшее тело (женщина рефлекторно продолжала сжимать ручку сумки), вышел следом, склонился над жертвой.

— Там ничего нет, — шептала Анна.

— Что же вцепилась-то, раз ничего нет?

Вырвал добычу и уехал…

То, что несчастная осталась жива, — чудо. Выстрел из дробовика в упор — страшная штука. Вылетают внутренности…

Маньяк? Псих?!

К шестому убийству в МУРе предположили, что имеют дело с сумасшедшим. Кто еще может стрелять в человека, не зная, сколько денег в его сумке — три рубля или три тысячи?

Ведь у большинства жертв в кошельках были сущие копейки! Семьсот рублей! Четыреста!

«То ли дело инкассаторов выследить или машину угнать, — говорили оперативники, — НАВЕРНЯКА действовать, знать, что от преступления будет выгода. А то логики нет. Убийства бессмысленные…»

Был и еще странный момент. В ста метрах от одной из жертв нашли окровавленную газету с проставленным рукой почтальона номером квартиры. Заголовок на первой полосе гласил: «Серийному убийце дали год свободы»…

Нарочно ее скинул неуловимый таксист, желая, как многие преступники, дать к себе ниточку, сыграть в поддавки с милицией? Ведь число подписчиков у любой газеты ограничено!

А намек на битцевского Пичушкина (речь в заметке шла о нем) — что это, сравнение себя с ним?

Наводило на мысли…

После этого случая оперативники стали звать «своего» убийцу «кровавый таксист».

…Задержали таксиста так же бесславно, как и искали. То есть не путем оперативных комбинаций (не помогла даже газета с номером квартиры), а случайно. Ценой жизни еще одного пассажира.

В ночь на 16 января 2007 года экипаж вневедомственной охраны ехал по Чермянской улице и увидел бегущего наперерез мужчину; он размахивал руками, показывал на припаркованный неподалеку ВАЗ-21011 и кричал. Добежал, упал, сказал: «Таксист ударил меня электрошоком».

Ошибся. Не понял, что в него выстрелили.

«ВАЗ» сорвался с места, экипаж — за ним; убийца выскочил, махнул через забор, запутался в колючей проволоке, повис…

Сняв его, милиционеры ахнули: узнали всем постам розданный фоторобот.

Раненый Андрей Жуков, генеральный директор маленького коммерческого издательства, не дождавшись «Скорой», скончался…

Впрочем, так же, случайно, по большому счету, задержали и Пичушкина. Так задерживают почти всех серийных убийц.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Проблему решают на законодательном уровне

В столице скоро примут закон «О такси в городе Москве». Он легализует всех бомбил, которые захотят легализоваться (взамен им, конечно, придется платить налоги и соблюсти еще ряд требований), а прочих разрешит штрафовать на 1000 — 2500 рублей за нелегальную деятельность. Документ уже прошел два слушания в гордуме и ожидается третье.

Если закон примут, в такси можно будет ездить, не опасаясь быть убитым. Но многие просто не смогут этого делать из-за цен. Любимый москвичами вид транспорта исчезнет.

РАСПЕЧАТАЙ И СОХРАНИ

Как не стать жертвой частника

Советы следователя по особо важным делам 1-го отдела Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по г. Москве Виталия ВАНИНА, расследовавшего это уголовное дело:

В машине садиться сзади. Все жертвы, кроме одного мужчины, сели рядом с водителем.

По возможности пользоваться услугами официального такси.

Запоминать номер машины, в которую сели, сообщать родственникам о том, что едете домой на автомашине и на какой. Так, чтобы таксист слышал.

Не садиться к частникам поодиночке, выходить из машины тоже вместе.

Не показывать водителю содержимое кошелька или бумажника.

Пропускать автомобили, в которых сидит еще кто-либо, кроме водителя.

Если на вас наставят обрез, лучше отдать вещи.

От редакции добавим: если цена на официальное такси неприемлема, а ездить приходится (например, ночью с работы домой), можно завести знакомых бомбил: они охотно дают номера телефонов. Все безопаснее…

Дяденька без адреса

Елистратов Александр Иванович, 54 года. Обыкновенный пожилой дядечка. Взгляд только колючий…

Четыре судимости: кража, два незаконных хранения оружия, разбой.

Родился в Ульяновской области, зачем-то выписался в Казахстан. В Москву приехал в 1990-м: поселился на Федеративном проспекте у жены, с которой прижил двух сыновей.

Здесь странность: в единственном документе таксиста — паспорте советского образца, выданном в КазССР, — штамп о прописке на Федеративном, а в ЕИРЦ (Едином информационном расчетном центре) сведений о жильце нет.

И если бы только в ЕИРЦ! Сведений о Елистратове нет нигде: он вообще не зарегистрирован на территории России!

Теперь понятно, почему муровцы не вычислили убийцу, даже когда он кокетливо оставил им на трупе газету с номером своей квартиры: «39». Милиционеры проделали огромную работу: пробили всех подписчиков из таких квартир…

И, главное, вышли-таки на елистратовскую! Но пропустили ее мимо: ведь по документам там значилась только женщина с двумя детьми!

Можно догадываться, как все это получилось. В нашем государстве не то бывает: живых объявляют мертвыми, и граждане мыкаются, собирают документы, доказывают…

Елистратов решил не связываться: менты не цепляются — и ладно. На работу в Москве официально не устраивался (за все годы — ни разу). Машину водил по липовой доверенности: купил развалюху после смерти владельца, сам себе выписал документ и за мертвеца расписался. «Серпастый-молоткастый» не пошел менять даже в 2004-м, когда документ перестал действовать.

История Елистратова, семнадцать лет жившего в Москве невидимкой, — цепь халатностей самых разных чиновников. Но прежде всего — милиционеров.

Мало того что они «потеряли» человека, мало того что позволили ему гулять с паспортом несуществующей страны — правоохранители еще и умудрились дважды привлечь «дядечку без адреса» к уголовной ответственности! Елистратов был осужден в 2000-м и 2004 году Перовским и Нагатинским судами столицы! Первые две судимости еще ульяновские.

Для тех, кто не в курсе, поясняю: следователь, направляя дело в суд, обязан изучить личность преступника. Установить ее как минимум!

Сотрудники милиции не выяснили даже, судимый ли Елистратов: и оба раза таксист представал пред судьей не как рецидивист (третья и четвертая судимости!), а как невинная овечка, впервые преступившая закон!

И потому всякий раз не отправлялся за решетку, а оставался на свободе…

Мы знаем, как он распорядился этой свободой.

Работай наша правоохранительная система как положено, не было бы в Москве этой серии убийств.

Положительный мужчина

Семья Елистратова сразу от него открестилась. Бывшая жена — Елистратовы развелись, хотя и продолжали жить в одной квартире, — сказала, что денег на воспитание детей таксист не давал, ни за что не платил.

Позиция понятная: страшно оказаться связанной семейными узами с убийцей.

И все-таки это ложь: нам удалось разыскать человека, очень дружившего с Елистратовым. Это инвалид по зрению Алеся Счастливцева (фамилия изменена. — Авт.): из-за слепоты молодая и красивая женщина не может самостоятельно передвигаться по городу, и целых полтора года, с июня 2005-го по январь 2007 г., ее «Мерседес» водил наш таксист.

— Лучшего семьянина, чем Иваныч, я не знала, — говорит Алеся. — По понедельникам никогда у меня не работал: жену возил. Она соцработник. Я и не знала, что они разведены…

Именно Елистратов, по словам женщины, воспитывал двоих сыновей: покупал им одежду, оплачивал спортивные секции, проверял уроки…

Особенно обожал младшего — пятиклассника; говорил, что хочет дать ему хорошее образование: без образования, мол, человек никому не нужен — только работай таксистом.

Каждый месяц Елистратов шел на рынок и покупал огромную семгу; это было дорого для водителя (Алеся платила ему 20 тысяч рублей в месяц), но таксист говорил: «Я хочу, чтобы дети знали, что есть качественная еда, чтобы стремились к этому уровню жизни».

Это стремление к другому уровню обеспеченности о многом говорит…

Хозяйка сыплет комплименты Елистратову. Он и добрый: чтобы порадовать незрячую, без устали описывал окружающий мир и старался все представить красивым, светлым, позитивным. И выдержанный: из-за какой-нибудь статьи в журнале вспыхивал, как спичка, а на дороге не позволял себе грубого слова. Если Елистратова «подрезала» женщина, только укоризненно качал головой: «Что ж ты, девочка моя…», если мужчина — досадовал: «Да я ж твой родственник…» (вариация на тему: «Твою мать…»).

Юмор у таксиста вообще был простонародный, деревенский. Лучшую подругу работодательницы, женщину ухоженную, но всегда куда-то спешащую, припечатал: «Ну ты, Лена, свадебная лошадь. Башка в цветах, а жопа в мыле»…

— Чистюля, — захлебывается незрячая, — сам в костюме, машина вымытая… Честный: однажды я поручила ему забрать крупную сумму: 470 тысяч рублей…

Двойная жизнь

Слушая Алесю, я тихонько щипала себя за руку. Точно я не сплю? Неужели это все о Елистратове?

Чистюля, аккуратист — который, пересев на «копейку», высаживал своим жертвам внутренности прямо в салоне машины? Хотя большинство мог вывести на улицу?

Юморной балагур — про которого все трое, оставшиеся в живых, сказали, что водитель был молчаливым и угрюмым?

Может, произошла ошибка?!

Нет, все железно. Эксперты установили: все убитые были застрелены именно из обреза двустволки, сброшенной Елистратовым при задержании. В машине были обнаружены ДНК крови жертв…

Да что там, убийца сам признался!

Выходит, весь день Елистратов был образцовым спутником слепой хозяйки, а после, вечером…

Конечно, теперь Алеся вспоминает кое-какие звоночки. Однажды она спросила странно грустного водителя: «Как провели вечер, Александр Иванович?» И тот махнул рукой: «А! Весь вечер… обосрал». Она тогда подумала: с женой поругался.

Затем с лета 2006 года у Елистратова раз в месяц стали приключаться сердечные приступы. «Мерседес» резко уходил с левой полосы вправо, белый Иваныч буквально вываливался на обочину, перепуганная Алеся таскала его по кардиоцентрам…

А ведь именно с лета 2006-го убийства зачастили…

Что это? Неужели — совесть?

Но тогда бы Елистратов наверняка раскаялся на следствии, а этого не было и близко.

Мы написали, что таксист признался: это не совсем верно. Признавался сразу после задержания (по четырем эпизодам из девяти): обстоятельно докладывал, что выезжал в одно и то же время, обрез носил под курткой, всем говорил оставить сумки и выходить. Кто слушался — оставался жив… А через месяц вдруг заявил, что себя оговорил.

На допросах Елистратов держался закрыто.

Следователь по особо важным делам 1-го отдела Следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по г. Москве Виталий ВАНИН подытоживает:

— У него было желание скорее получить срок — и ехать отбывать его. А нам он так ничего и не пояснил.

Отсутствие мотива

Дело в том, что если алгоритм преступлений Елистратова ясен абсолютно, то его мотивы — нет.

Имеются в виду мотивы убийств.

Зачем стрелять в тех, кто не отдает сумки? Чтобы получить несколько мятых сторублевок — ведь именно таким был в основном улов таксиста?

Вспомним 470 тысяч хозяйки, доверенные Елистратову…

Несоответствие между скудным «уловом» убийцы и размазанной по салону кровавой жижей слишком разительно: его отмечали все, даже циничные оперативники. Объясняли, что преступления совершаются не просто так, а ради результата. А беспредельщиков, мол, не приветствуют даже в своих кругах…

Вдумайтесь: из двустволки — с расстояния десять сантиметров…

Второй момент: по какому принципу Елистратов выбирал жертв для ограбления? Бывшая супруга показала: таксист уезжал ежедневно. Но если бы так же ежедневно грабил, милиция захлебнулась бы от заявлений! Значит, большую часть времени Елистратов именно возил: работал честно.

Почему у него вдруг перемыкало и он хрипел: «Кошелек или жизнь?»

Следствие так и не ответило на эти вопросы. Официально мотив — корысть.

…Осенью 2007-го вроде появилась версия: сразу две газеты написали, что Елистратов видел жертв во сне. Напряженно вглядывался в лица и на следующий день ехал искать именно ЭТИХ людей. Иногда «упырю на «копейке» снились голуби: это тоже был знак. Голубь в очках — и «клиент» будет в очках. Голубка — он убьет женщину…

Тонкий намек на психиатрию.

Увы, этому нет никаких подтверждений: ничего подобного Елистратов не говорил ни следователю, ни адвокату, ни, главное, психиатрам Института Сербского (врачи всегда подробно исследуют сны подэкспертных).

Проверяя версию, я отправилась домой к таксисту: в заметках было еще сказано, что у «упыря на «копейке» все стены завешаны иконами, и он истово молился за убитых.

Выставившаяся в дверь жена с ожесточением сказала, что икон в комнате две, и это ЕЕ иконы: они висели там и ДО Елистратова…

Самого таксиста, говорят, выступления СМИ привели в ярость. Он требовал выяснить: кто рассказал подобную чушь? И, главное, зачем?!

— Спровоцировать его хотели, — говорит защитник Елистратова адвокат Александр ЗАБЕЙДА. — Думали, из себя выйдет, скажет, как на самом деле было. ВСЕ были в этом заинтересованы.

Наша версия

Елистратов не маньяк, хотя его очень хочется так назвать. Хочется, потому что проще всего предположить: таксист просто получал удовольствие, раскурочивая животы жертв. Потому и не думал, сколько получит денег, потому выбрасывал прочее барахло в помойные контейнеры…

Не получается: тогда бы он убивал всех. И вообще не грабил. Маньяки — они люди бескорыстные.

Наша версия в другом: Елистратовым двигала не любовь к убийствам, а ненависть.

Давайте подытожим все, что знаем об этом человеке! Живет в хрущевке и ездит на «копейке». Слушает «Радио Ретро». Крайне нервно реагирует на статьи о политике…

Алеся, хозяйка Елистратова:

— Когда заходила речь об унижении русских, России, он орал, как Жириновский. Рассказывал, что ехал в Баку в метро: стояла русская на девятом месяце; вошла азербайджанка — мужчины все вскочили… Вот ЭТОГО он принять не мог. Я пыталась убедить его, а он: «Просто ты не обжигалась: никто из НИХ тебя не унижал, не насиловал, не бил…»

То же нам говорили о Елистратове и другие. Просто когда они увидели свои слова в материале, то пошли на попятную: тема-то неуютная.

И все же — как же сильно нужно не любить кавказцев, чтобы донести свою точку зрения до тех, с кем общаешься, мягко говоря, по другому поводу? По поводу того, что ты совершил?!

Взглянем по-другому на «список Елистратова»! Иоанесян и Петросян? Без комментариев. Марина Третьякова из Кабардино-Балкарии, несмотря на то что была русской, выглядела именно как женщина с Кавказа. Москвичка Оля Байдакова вся — лицом и статью, и огневым характером — пошла в греческих предков своего отца! Мужчина говорит, что прямо накануне страшной гибели дочери был на могиле своей матери, Олиной бабушки, и его всего пронзило: «Как же Ольга похожа…» И почему-то стало страшно.

Мы не претендуем на истину в последней инстанции: все-таки убийства на почве национальной ненависти не вменялись Елистратову. Но не заметить тенденции невозможно: ведь даже неизвестная, найденная на Новолесной улице, имеет ярко выраженную армянскую внешность!

В подтверждение нашей правоты — эпизод, не вошедший в дело. На одном допросе очередная свидетельница (знакомая потерпевшего) вдруг сказала: «Знаете, меня и саму так грабили» — и описала… все приемы нашего таксиста. Предъявить ей Елистратова для опознания просто не успели: женщина была грузинкой и жила в нашей стране нелегально; ФМС ее депортировала (следствие ничего не смогло сделать. — Авт.).

Часть жертв Елистратова — русские, но, скажем так, брюнеты…

Кстати, Петросян, когда, оставляя кровавый след, полз по асфальту, твердил не только «таксист», но и «русский». Что сказал ему убийца перед тем, как выстрелил?

Вторым «спусковым крючком» для Елистратова — это доказано и следствием — были сумки. Объемные, огромные… Признак несметного богатства «незваных гостей» с юга.

Грязные скатерти Лейлы Ионесян, каратистская форма Петросяна: денег у тренера не было…

Ну и третье обстоятельство, возможно, сыгравшее свою роль, это хозяйка, Алеся Счастливцева. Женщина, живущая в квартире, отремонтированной по индивидуальному проекту и ездящая на дорогой машине. Добрая, не от мира сего, какая-то по-настоящему блаженная женщина…

Как будто донельзя услужливый с хозяйкой Елистратов что-то вымещал на жертвах. По крайней мере убивать таксист стал, именно когда работал у слепой.

…Мы не будем грешить против истины: «националистическая» версия, выдвинутая нами, подтверждается не полностью: три жертвы из девяти — очевидные славяне.

Но нам кажется, это исключение, подтверждающее правило. Важно переступить черту и отнять жизнь. Потом становится не важно, «черный» перед тобой или «белый» — просто не понравившийся внешне…

Это и есть фашизм.

Друг друга нашли

Елистратов совершенно вменяем — это показали две последовательно проведенные экспертизы. Вспыльчив, агрессивен и заносчив, но здоров.

На суде здоровый человек на последнем слове вынул лезвие.

Стоял в модной стеклянной клетке и вещал — а бритва была картинно поднята в руке. Снаружи прыгал конвой, но что он мог сделать?

Судья с лицом непроницаемым, как стенка, сообщил, что суд учтет доводы защиты, и почти бегом удалился.

— Что, крови моей все хотите?! — в спину ему кричал Елистратов. — Нате, получите!

Рубанул по венам, залил «аквариум»…

На оглашение приговора, по слухам, подсудимый попытался пронести нож и заточку, пнул снимавшего его фотокорреспондента…

Судья учел все это.

…Слепая до сих пор пишет таксисту письма. Называет его Человеком (с большой буквы) и Мужчиной.

А Елистратов отвечает примерно так:

«Ради Бога, прости за все: человеческий разум покинул меня, сам не ведал, что творил. Прошу — посылай сигарет, в месяц раз. Телефон Виталька (младшего сына убийцы. — Авт.) — 8-***-***-**-** (цензура «КП». — Авт.), Сережи (старшего. — Авт.) — 8-***-***-**-**. Позвони, прими участие. Кинь на телефонную карту мне рублей 150…»

Младшего сына убийцы незрячая сейчас собирается переводить в элитный колледж.

Мама Оли Байдаковой второй год подряд лежит в отделении неврозов. После смерти дочери она все плачет, плачет…

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Тысячи Елистратовых

Сдав этот материал и за полночь возвращаясь из редакции, я встретила Елистратова.

Вышла из метро сквозь толпу таксистов неизвестной мне, но вполне определенной национальности. За поездку в мой район, которая стоит 100 рублей, они берут 300. Подняла руку — мигом остановилась битая «копейка». Внутри сидел пожилой мужик в кепке:

— Поехали, согласен…

Вся в своих мыслях, я даже не сразу услышала, что он мне говорит:

— Как вы ловко этих ч…ных обошли. Мне-то они встать там не дают! Подошли ко мне: «Уезжай, не то проколем шины». Я: «Как же так — я здесь родился, и ты будешь здесь стоять, а я нет? Я в Баку к тебе, что ли, ехать должен зарабатывать на хлеб?»

Только тут до меня доперло. Елистратов ТОЖЕ не входил в «мафию» возле метро. Брал клиентов, проезжая мимо…

Между прочим, я уже представляю, какие отклики будут на сайте после моей заметки: «Молодец, мужик, черн…пых мочил! Елистратов — герой России!»

Были даже сомнения: печатать ли вообще материал о ТАКОМ убийце? Зачем провоцировать?

Нет уж. То, что людей, думающих, как Елистратов, в Москве тысячи, не повод умалчивать правду. Гнойники вскрывают…

Да, москвичам есть за что не любить мигрантов. Они снижают наши зарплаты: демпингуют в одних отраслях, а в другие просто не пускают, как не пускали стоять у метро нашего таксиста. Они увеличивают преступность: не случайно жертва Елистратова Людмила Блохина до самого задержания преступника была уверена, что ее грабанул кавказец, поняла ошибку только в кабинете следователя. Это стереотипное мышление (если грабитель — то кавказец), но ведь оно на чем-то основано.

В перенаселенной, набитой людьми столице у всех просто сдают нервы…

Сам Елистратов, я полагаю, убивал не потому, что был убежденным националистом. Так выплескивалось его недовольство жизнью: невозможностью получать большие (как у других) деньги, ездить на «мерсе»…

В просторечии это называется «зависть».

И не важно, что его самого ни с какой натяжкой нельзя назвать бедным: миллионы москвичей получают меньше тысячи долларов, но с берданкой не бегают…

В этой истории сошлись два порока нашего общества: слабо контролируемая, избыточная миграция — и люди-иждивенцы, желающие лучшей доли, но ничего для этого не делающие.

Ульяна Скойбеда ждет ваших откликов.

17 лет Елистратов прожил в «подполье»: не работал, не делал карьеру, не получал образования, на отсутствие которого сетовал.

А потом обиделся и начал мстить…

Психология слабых людей: переложить ответственность за свои беды на других.

А приезжие — они просто очень удобный объект для этого. Заметный…

Ульяна СКОЙБЕДА, Комсомольская правда

Читайте также: