РЕЧИ ПИСКУНА — ЦИТАТЫ ИЗ ВЫШИНСКОГО

«Обвиненные признали себя виновными в совершении убийства», — заявил генпрокурор Святослав Пискун в эфире канала УТ-1 в воскресенье вечером. «Признание вины подтверждает, что мы движемся в правильном направлении», — сказал Пискун.

Отвечая на вопрос о заказчиках преступления, Пискун сказал: «Мы пользуемся только фактами, и доказательств пока недостаточно».

По его словам, пока что можно говорить лишь о том, что милиционеры, которые выполняли убийство, «сами на этот шаг пойти не могли».

Генпрокурор напомнил, что в июле дело должно быть передано в суд. До июля, по его словам, надо «закончить формальные обстоятельства обвинения тех, кто сегодня арестован», «найти генерала Пукача», «провести экспертизу, на которой настаивает мама журналиста», и «выяснить вопросы, связанные с пленками Мельниченко».

На вопрос, что будет в случае, если Генпрокуратура не успеет решить эти вопросы к июлю, Пискун сообщил, что «дело все равно пойдет в суд».

От «Обкома»: Еще незабвенный генпрокурор СССР Андрей Вышинский называл «признание вины» «царицей доказательств», венцом дела. Святослав Пискун идет по уже хорошо проторенной Андреем Януарьевичем дороге.

Украинская правда

ОБКОМ

Пискуна не остановит ничто. Даже отсутствие доказательств

Гроза всеобщей несправедливости, а по совместительству – еще и наместник Бога на Земле, по имени Святослав Пискун, готов к «процессу века». По его словам, ничто не мешает передать в суд в июле (правда, не уточнено – какого года) знаменитое «дело Гонгадзе».

Судя по последним заявлениям Пискуна, он унаследовал от сталинского генпрокурора Вышинского не только должность, но и тонкое понимание традиций юриспруденции. Именно в знаменитых политических процессах 30-х годов, на которых блистал Вышинский, была вынута из Средневековья и успешно внедрена в жизнь «царица доказательств» — «чистосердечная сознанка». Внедрена именно в ее первоначальном виде – как самое главное и решающее для судей подтверждение вины подозреваемого.

Теперь Святослав Неподкупный готов доказать преемственность поколений и незыблемость исторического опыта. Собственно говоря, другого пути у него и нет, поскольку в нашумевшем и запутанном деле есть почти все, кроме… главного. Нет тела будто бы убитого Гонгадзе, нет генерала Пукача, якобы собственноручно задушившего журналиста, и нет пока знакомых понаслышке даже украинским малышам «пленок Мельниченко», на которых кровожадный бас Кучмы вроде бы отдает преступный приказ.

И с предполагаемыми заказчиками возможного убийства тоже не очень все срастается. Как признался сам Пискун: «Мы пользуемся только фактами, и доказательств пока недостаточно». А если чего и есть в наличие на сегодняшний день, так это 97 накопившихся вопросов к майору Мельниченко и арестованные милиционеры, которые, по версии следствия, выполняли убийство, но «сами на этот шаг пойти не могли».

До июля – рукой подать. А у следователей, если верить Пискуну, непочатый край работы: надо «закончить формальные обстоятельства обвинения тех, кто сегодня арестован», «найти генерала Пукача», «провести экспертизу, на которой настаивает мама журналиста», и «выяснить вопросы, связанные с пленками».

В общем, надо все, без чего это дело и до суда бы не донесли — рассыпалось по дороге. Но это смотря какого суда – нынешнее украинское правосудие настолько чутко понимает текущий политический момент, что если понадобится, будет работать на ощупь, методом догадки и умозаключений. Главное – чтобы руководящая рука вовремя направляла ход мыслей.

А что еще делать судьям, если кроме признаний милиционеров, ничего, что можно назвать уликами, у них, судя по всему, нет? И не предвидится. Хотя, по уверениям генпрокурора, «все обстоятельства и доказательства, отягощающие обвинение, могут быть представлены во время рассмотрения дела».

Все правильно – у нас ведь не Страсбург какой-нибудь. Были бы признания, а остальное — поднесут, подошьют, прицепят. Лишь бы так славно и вовремя «расколовшиеся» милиционеры не начали на суде рассказывать о методах, которыми следователи будили их совесть и гражданскую ответственность.

Впрочем, если следовать до конца средневековой методе организации процесса, языки им загодя можно и укоротить…

Фрол Калиткин

Провокация

Читайте также: