Сидеть — так на Родине! Россия будет этапировать заключённых из стран СНГ по месту прописки

Президент Дмитрий Медведев внёс на ратификацию в Госдуму Конвенцию о передаче осуждённых к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания. Согласно документу заключённые из стран СНГ, находящиеся в российских тюрьмах, вернутся в те страны, гражданами которой они являются. Соответственно россияне также смогут покинуть «места отдалённые».

Конвенцию о передаче осуждённых к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания представители 10 стран СНГ, за исключением Туркменистана и Украины, подписали ещё в марте 1998 года. Но сегодня она ратифицирована и вступила в силу только в семи государствах: Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстане, Киргизии и Таджикистане. В прошлом году Грузия, выйдя из СНГ, отказалась и от соблюдения конвенции. В России, Молдавии и Узбекистане она так и не заработала. А это значит, что российские тюрьмы по-прежнему гостеприимно распахивают двери своих камер для незаконопослушных гостей из ближнего зарубежья.

После вступления конвенции в силу в свои «родные» тюрьмы могут отправиться около 22 тысячи граждан стран СНГ. Кстати, по данным ФСИН, больше всего в российских тюрьмах граждан Таджикистана (5 тысяч), второе место принадлежит Украине (4 тысячи), третье-четвёртое делят Узбекистан и Азербайджан (по 3 тысячи).

После ратификации конвенции Государственной думой осуждённые из стран ближнего зарубежья после вынесения приговора будут отправляться к себе на родину для дальнейшей отсидки. И можно предположить, что для многих зэков она будет недолгой. Не секрет, что перевод на условно-досрочное освобождение (УДО) во многих странах СНГ имеет определённую таксу. Так, по рассказам сидельцев, чтобы начальник колонии в какой-нибудь из российских зон подготовил документы на УДО, нужно заплатить от 700 до 1500 долларов за год отсидки. Таких денег у простых зэков нет. Особенно если они приехали из ближнего зарубежья и не имеют здесь ни родственников, ни «партнёров по криминальному бизнесу». Однако в других странах СНГ тарифы на получение УДО значительно ниже, как и уровень жизни и цен.

И сегодня осуждённые российским судом нередко отправляются отбывать свой срок в страну своего проживания. Однако сейчас это делается, как правило, на основе двусторонних международных договоров, которые заключены лишь с небольшим числом стран СНГ. Например, РФ подписала в 1995 году такое соглашение с Туркменистаном, 1996-м – с Грузией, в 1994 году – с Азербайджаном. К тому же согласно этим договорам инициатором возвращения на родину может быть только сам заключённый.

Конвенция о передаче осуждённых к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания значительно расширяет эти рамки. Согласно документу с ходатайством о передаче осуждённого вправе обращаться не только он сам, но и его близкие родственники, законный представитель и адвокат. После этого в течение 40 дней компетентные органы должны принять решение.

Для того чтобы желание зэка или его представителей было исполнено, нужно соблюсти ряд условий. Во-первых, требуется, чтобы срок, который не отбыт, составлял не менее шести месяцев. Во-вторых, на переезд должно быть получено согласие обоих государств – и того, гражданином которого является зэк, и того, на территории которого был вынесен приговор. Отказать в переводе на родину суд может, если это нанесёт ущерб государственным интересам страны, в которой ему вынесли приговор. В-третьих, нужно, чтобы осуждённый к моменту выдачи возместил материальный ущерб от своего преступления. Наконец, в-четвёртых, необходимо, чтобы деяния, за которые лицо осуждено к лишению свободы, считались бы преступлением и в его родном государстве.

Тем не менее наказания за одно и то же преступление в разных странах СНГ могут быть весьма различными. А это значит, что по возвращении заключённого в родные пенаты может последовать как ужесточение карательных санкций, так и их смягчение. Пересматривать уже вынесенный в другой стране приговор будет запрещено. Это вправе делать только то государство, где он выносился. Согласно тексту конвенции «государство исполнения приговора», то есть принимающая сторона, должна «не ухудшить» положение осуждённого.

В то же время вполне допустимой будет считаться ситуация, если срок пребывания за решёткой значительно сократится. В конвенции оговаривается такая возможность, если в родном для заключённого государстве «предельный срок лишения свободы за данное деяние меньше, чем назначенный по приговору». Более того, «государство исполнения приговора вправе применить акты помилования и амнистии, а также освободить осуждённого от дальнейшего отбывания наказания в случае тяжкой неизлечимой болезни», говорится в документе.

Наконец, есть ещё один путь – перевести наказание из реального срока в условное. При этом можно даже не менять его длительности. Наглядный пример продемонстрировало в 2006 году российское правосудие. Арестованный в Швейцарии бывший министр по атомной энергии РФ Евгений Адамов был передан в Россию. А здесь очень быстро решением Мосгорсуда его срок – пять с половиной лет лишения свободы – из реального, то есть колонии общего режима, стал условным.

Кстати, стоимость содержания одного заключённого в среднем по стране составляет примерно 25 тысяч рублей. В свою очередь, из мест заключения в ближнее зарубежье вернутся около 4 тыс. россиян. Разница между этими цифрами очевидна. Так что есть шанс, что в российских тюрьмах и колониях станет хотя бы немного легче дышать.

Не секрет, что с каждым годом заключённых в России становится всё больше. По официальным данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), на 1 апреля 2009 года таковых почти 900 тысяч человек. По количеству заключённых на душу населения Россия уже приближается к мировому лидеру – США, где на 300 млн. населения насчитывается почти 2 млн. заключённых. В 758 российских исправительных колониях содержатся 735 тысяч зэков – в среднем почти по тысяче человек в каждой. По словам пресс-секретаря ФСИН Александра Сидорова, «рост числа осуждённых – это общемировая тенденция, с проблемой переполненности тюрем уже столкнулись в Германии, Франции и Швеции». Например, по данным Пермского регионального правозащитного центра, ещё в 2000 году при норме 2 квадратных метра на одного человека в колониях общего режима области в реальности на одного человека приходилось в среднем только 1,4 квадратного метра площади. А в нынешней непростой экономической ситуации российские колонии скорее всего ждёт новое подкрепление зэков – как россиян, так и их соседей по СНГ. Вероятно, это способствовало тому, чтобы российская власть наконец-то решилась ратифицировать полузабытый документ.

По мнению президента Межрегионального благотворительного фонда помощи заключённым, председателя общественного совета при Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) Марии Каннабих, этапирование заключённых обходится государству дешевле, чем их содержание в колонии. По словам начальника правового управления ФСИН Олега Филимонова, «стоимость одного места заключённого в исправительном учреждении в соответствии с международными стандартами должна составлять около 20 тысяч долларов в год». Наше государство затрачивает на каждого зэка в год в среднем по стране, по данным ФСИН, 25 тысяч рублей. А в Сахалинской области, например, ежегодное содержание одного заключённого обходится аж в 45 тысяч рублей в год. Сравните с этой цифрой стоимость этапирования зэка до границы на поезде или автомобиле, которое составит от силы несколько тысяч рублей. Экономия, конечно, не слишком большая. Но для худеющего на глазах бюджета и эта капля может быть полезной.

Кроме того, Россия вынуждена следовать своим международным обязательствам. В 2007 году Совет Федерации ратифицировал Международную конвенцию о передаче осуждённых лиц и дополнительный протокол к ней. Конвенцию ратифицировали 62 государства, а дополнительный протокол – 32 страны. Среди них – большинство стран Европы, а также США, Канада и Япония. Положения этой конвенции практически аналогичны той, которую должна ратифицировать Дума.

Игорь Дмитриев, Наша Версия

http://versia.ru/articles/2009/may/26/grazhdane_sng_v_rossijskih_tyurmah

Читайте также: