Арифметика выборов в волчьей школе

История украинских тюремных выборов начинается с 1998 года. И хотя право зэков голосовать записано в Конституции Украины, стране оно приносит только вред – человек, лишенный воли, лишается не только свободы перемещения или свободы есть мамины пирожки. Он лишается воли поступать, как ему хочется и, как следствие, — как ему хочется ДУМАТЬ. 

Эксперимент, проведеный в 2006 году доктором Стенфордского университета Зимбардо Ф. Дж. //Эксперименты и жизнь. Спб., 2007. С. 4-23// показывает, что в любой закрытой структуре быстро найдутся свои охранники и свои заключенные, и отношения между ними будут складываться нечеловеческие, более агрессивные, чем в обычной ситуации. Имея иерархическую структуру таких отношений администрации тюрем абсолютно несложно принудить большинство заключенных поступать совершенно одинаково. Например, «правильно» отдать свой голос. При этом совершать какие-либо насильственные действия в отношении зэков нет нужды.

К этому фактору прибавляются и экстремальные условия, в которых заключенные находятся. Александр Солженицын называл тюрьму волчьей школой. И в СИЗО и в колонии у любого зэка доминируют лишь два мотива деятельности: иметь кусок сала и пачку сигарет сегодня, и быстрее выйти на свободу.

Поэтому плевать зэки хотели на какого-то президента, будет он хоть бабой в штанах, хоть мужиком в юбке. За кого скажут, за того и проголосуют.

Тюремные выборы прошли несколько стадий в своем становлении. В 1998 на выборы в Верховный Совет и местные советы власть не обращала внимание на этот электорат, администрации был тоже безразличен результат голосования, никакой агитации не проводилось, и эти выборы были первыми (и последними), которые прошли абсолютно честно. Зэки (а среди них ведь немало малограмотных) ставили крестики где попало, рвали бюллетени, бросали часть их в кабинах и малевали на них разные творческие глупости.

Подобное поведение зэков являются точным и закономерным проявлением их психологии. Зэки – электорат не просто протестный, а крайне протестный. Они по определению ненавидят любую власть, независимо от ее политической «масти». Отсюда массово испорченные бюллетени.

Осенью 1999 года зэки участвовали в выборах президента. Тут уже власть сориентировалась и попыталась направить мысли избирателей в нужную для себя сторону. Но проходило это кое-где совсем вяло, кое-где чуть бодрее, но уже местами проявилось запугивание зэков.

В 1999 году желание Кучмы остаться на второй срок было ретиво подхвачено холуйским руководством тюремной системы. Но нужно признать, что в том году процесс грубых нарушений избирательного законодательства еще не добрался до апогея.

Пика «формы» тюремные власти достигли в 2002 году на выборах народных депутатов. Еще задолго до выборов в СИЗО и колониях началась истерическая «накачка» сотрудников и зэков. Сотрудников запугивали, а зэков сажали в карцеры и избивали.Все должны были голосовать За ЕдУ» и того кандидата, на которого укажут сверху. Начальники колоний соревновались за процент: кто больше – у меня 99,8, а у меня 99,9. Куда подевались испорченные бюллетени никто не задумывался, видно, нечем да и незачем было задумываться.

Аналогичная картина сложилась и в двух первых турах выборов президента в 2004 году. Результат голосования во втором туре был вполне предсказуем — более 99% за Януковича. Но перед третьим туром лакеи в погонах потеряли ориентиры: черт знает, куда теперь выборы вывезут? Какому хозяину зад лизать придется? Для них это было время страшной неопределенности, страшной в прямом смысле. Не дай Бог не угадать! Это же конец карьере и кормушке! Поэтому ими была выбрана нейтральная позиция, в результате которой в третьем туре 99,9% сократились до 70%.

Выборы Верховного Совета в 2007 году также прошли в атмосфере неопределенности, к которой добавился и откровенный страх перед набравшими силу правозащитными организациями и средствами массовой информации. Отличительной особенностью этих выборов стало то, что департамент поменял «масть» — резко стал «оранжевым». В результате большинство зэков, хотя уже и не столь преобладающее, проголосовали за «Нашу Украину».

В апреле 2009 года парламент (Партия Регионов прошляпила этот ход) принял «малюсенькое» изменение к Закону «О Государственной уголовно-исполнительной службе». Теперь председателя департамента назначал уже не президент, а Кабмин. Президент же в мае своим указом наградил ряд чиновников департамента, явно заигрывая с ними – шутка ли, какой-то ничего не значащей майорше вручили орден «Княгини Ольги». Так началась нынешняя борьба за тюремный электорат.

Впрочем, борьбой это можно назвать внатяжку, Ющенко был беспомощен – всех же не наградишь, Регионы пребывали в благодушии, считая Януковича готовым президентом (позабыл дядя Витя уроки своей волчьей школы, а зря, они ведь много пользы приносят), БЮТ назначил «своего» преддепартамента, а дальше пошло все по известной уже схеме: тот стал кого-то гладить, кого-то пинать.

В результате получилось то, что получилось: Юля взяла голосов в три раза больше чем Витя. Произошел конфуз. Дело в том, что украинские зэки сидят не на Колыме по 25 лет без права переписки, а практически у себя дома. Так предусмотрено законом. При этом сроки их в основном невелики, они не успевают оторваться от своей социальной среды на воле. Кроме того, они смотрят телевизор, часто бывают на свиданиях и, чего греха таить, чуть ли не ежедневно общаются с родными и друзьями по мобильным телефонам, которых полно в каждой зоне.

Таким образом, их электоральный интерес не может полярно отличаться от региональных интересов. А вышло, что на юго-востоке Украины, где Янукович в три-четыре раза оказался популярнее Тимошенко, в зонах электорат этого же региона проголосовал против него.

Рассуждения некоторых «специалистов» по зэковским душам, цитирую: «Лишенные элементарных человеческих радостей, зэки испытывают явно выраженное влечение к женскому полу», мягко говоря не выдерживают критики (а как хочется поиздеваться!)

Во-первых, потому, что яркое влечение к противоположному полу испытывают как раз те, кто имеют и другие радости, например, хорошую еду и выпивку. А, во-вторых, не нужно быть большим знатоком преступной среды, чтобы знать, что в ее субкультуре исторически сложилось, что женщина – существо низшего сорта, не имеющее право не то, что командовать, но даже советовать. Зэки имеют не «явно выраженное влечение к женскому полу», а явно выраженное влечение к женским попам. Впрочем, я их за это не осуждаю, все мы не без греха.

После этого Регионы вполне обоснованно обвинили тюремные власти в фальсификации выборов. Согласен! Те в ответ заявили, что выборы проходили под неусыпным наблюдением международных и местных правозащитников и СМИ, а потому подтасовки невозможны. Готов согласиться и с ними. С той лишь оговоркой, что под контролем проходили лишь два последних этапа избирательного процесса из восьми: голосование и подсчет голосов. А шесть предыдущих?

Вот и ответ. Среди зэков проводилась ненавязчивая агитация, кто ее проводил, говорить не стану, любой догадается и сам. Я лишь напомню, что в соответствии со статьей 64 Закона «О выборах Президента Украины» любому исполнительному органу запрещается проводить агитацию в любой форме.

И еще одна «непонятка». По предварительным результатам голосования в местах лишения свободы, которые озвучил ЦИК, за первую пятерку (Тимошенко, Янукович, Тигипко, Яценюк, Ющенко) отдали свои голоса 124 428 зэков. Об остальных ЦИК не стал упоминать. Но кроме этой информации ЦИК распространил еще такие факты: 10% проголосовали против всех, 7% бюллетеней признаны недействительными. Две последние цифры однозначно свидетельствуют о том, что голосование в основном прошло честно, я даже безошибочно могу сказать, какие надписи и рисунки были на испорченных бюллетенях.

Но цифры эти говорят лишь о голосовании. А теперь попробуем сложить живых людей с процентами. К 17% (10+7) нужно прибавить еще минимум 3%, которые набрали все вместе аутсайдеры. Получается 20%. Значит, первая пятерка набрала максимум 80%. А теперь составим простенькое уравнение и получим, что 100% проголосовавших — это 155 510 человек.

Да в украинских тюрьмах столько вообще не сидит! А ведь есть еще несовершеннолетние, граждане России, Азербайджана, Афганистана, Нигерии, Китая!.. А есть еще лица без гражданства, БОМЖи, асоциальные элементы, не имеющие никаких документов, подтверждающих их личности и гражданства!

По официальным данным департамента исполнения наказаний на 14. 01. 2010 года в выборах примут участие 141 900 человек. Данные же об общей численности спецконтингента, которые должны (должны!) обновляться ежеквартально, имеются лишь за 2 квартал 2009 года.

Что это за арифметика такая? Кто должен ответить за «подогнанный» ответ?! Или в волчьей школе и арифметика волчья?..

Владимир Ажиппо, специально для УК

Читайте также: