Ментальная патология или Худшее — враг плохого

Как все мы помним, большинство народных избранников дружным «нет» затормозили вступление в действие пакетов антикоррупционных законов, которые после очередного перенесения должны были вступить в силу 1 апреля. Третья попытка ввести законы в действие будет предпринята 1 января будущего года. Впрочем, скептики уже сегодня уверены: она закончится очередным провалом. 

АКТУАЛЬНО!

Бой с мутирующими «мельницами»

Парламентарий и адвокат Сергей Власенко объясняет нежелание своих коллег поддержать нововведение элементарной боязнью чиновников, чье лобби, по мнению Власенко, в парламенте очень сильное: «Чиновники очень боятся проблем с правоохранительными органами».

А причины бояться, надо заметить, имеются. Новые законы — в который уж раз? — предлагают посмотреть на коррупцию не под привычным ракурсом: меченая купюра в ящике стола и бойцы в масках, врывающиеся в кабинет, — а во всем разнообразии ее постоянно мутирующих форм.

— Взятка — это лишь один из элементов. Это «каменный век». Явление коррупции в нашем обществе куда шире и изощреннее, технологичнее, — рассказывает г-н Власенко. — Например, чиновник высокого ранга контролирует и поддерживает имеющимися у него полномочиями деятельность того или иного предприятия, которым руководят его жена или сын. При этом, разумеется, получает так называемую неоправданную выгоду. Или: для того чтобы получить определенные привилегии для ведения бизнеса, компания «Н» переводит интересную сумму на другую компанию – а там «случайным» образом является владельцем контрольного пакета акций родственник чиновника.

По данным депутата, в «коррупционных дебрях» Украины ежегодно вращаются колоссальные суммы, исчисляемые миллиардами долларов. Многие из этих сумм даже не «заходят» в страну, перекочевывая с одного счета в иностранном банке на другой. Но дело не только в финансовом вопросе…

Один мир — две морали

— Проблема в том, что коррупция как явление прочно и уютно поселилась в нашей постсоветской ментальности, — рассуждает адвокат. – Почти 80% населения Украины относится к коррупции (точнее, ко взяткам как к ее прямому проявлению) лояльно. Ничего не изменилось со времен СССР. Но если в советские времена тоталитарное государство имело возможность жестко ограничить коррупцию лишь в пределах конвертов и определенного уровня кабинетов, то за годы независимости это явление разрослось буйным цветом.

В начале девяностых никто не понимал, что происходит, где и как работают законы, все решалось через «договоренности», рассказывают эксперты. Потом коррупционеры слегка остепенились и затихли, однако за последние лет пять их «творчество» пережило новый виток — вместе с ренессансом украинского чиновничества, численность которого за это время существенно возросла.

— Жизнь в формате двойной морали для украинского чиновника — абсолютно естественна и нормальна, — рассуждает Власенко. — В декларации о доходах он, без тени смущения, пишет скромные полторы-две тысячи гривен в месяц, при этом позволяет себе ходить на службу в костюме стоимостью в десять его окладов или передвигаться в автомобиле стоимостью в десять его годовых официальных доходов. На все расспросы может цинично откреститься: купила жена, подарил коллега… Декларации о доходах давно превратились в пустую формальность, и все это понимают.

Доходная погрешность

Юристы настаивают: пришла пора декларировать не только доходы, но и расходы. Причем, не одного лишь госслужащего — следует присмотреться и к членам его семьи, на которых проворные чинуши повадились переписывать свои впечатляющие активы в виде загородных вилл и автомобилей стоимостью в сотни тысяч евро.

— Сегодня законодательство построено так, что любая проверка любой декларации ни к чему не приводит, — говорит С. Власенко. — Нужно говорить о декларировании не только доходов — нужно декларировать имущество, расходы, обязательства, договоры займа, аренды, кредитные… Иначе это все теряет всякий смысл. А налоговые органы должны иметь право проверять декларацию по косвенным доказательствам объемов доходов/расходов.

Впрочем, можно даже не гадать, захотят ли чиновники — а вкупе с ними и крупные предприниматели «отмываться добела» и раскрывать перед обществом все свои портмоне. Почти половина бизнесменов по официальным документам — почти «нищие» и значатся если не на учете биржи труда, то каким-нибудь седьмым младшим сотрудником загибающегося НИИ. Достаточно вспомнить об уже существующем законе о борьбе с коррупцией, принятом на заре независимости и обязывавшем парламентариев, судей и прочих крупнейших чиновников публиковать свои ежегодные доходы в государственных СМИ. Об этой святой обязанности публичные политики вспоминают разве что в разгар очередной избирательной кампании, чтобы «сблизиться с народом» и продемонстрировать доверчивым избирателям свой скудный государственный хлеб.

ПОД ЧЕРТОЙ

Юристы убеждают: дайте только появиться и заработать новым — усовершенствованным — законам, которые дают новое определение коррупции, затрагивают ее нынешние модифицированные формы. Дайте налоговикам расправиться с сильными мира сего, живущими под двумя масками. Дайте! Но…

Помогут ли эти законы — в который раз уже написанные и успешно погребенные в высшем законодательном органе страны? А кто даст гарантию, что действия силовых структур, получивших дополнительные полномочия, не будут использованы при разборках между игроками на политическом поприще и разделении экономических сфер влияния? Может, стоит выгнать всех чиновников и взяточников и поменять на других — хороших и честных? Может, и стоит. Но где же их, хороших, столько возьмешь? Чем сходу заменишь этакую армию?

Материалы подготовила Светлана Голландс; коллаж Андрея Дорофеева, АиФ-Украина

*****

Худшее – враг плохого

Очень тяжело менять, ничего не меняя, но мы будем!
(из М. Жванецкого)

Намедни, на вещевом рынке, краем уха услышал уникальные по смыслу и форме рассуждения о недостатках избирательного права в Украине. Некий странного вида субъект, попивая чаек между контейнером с бельем и личным джипом, на полном серьезе рассуждал (и меня это потрясло), что он, обеспечивающий работой почти 50 человек, ДОЛЖЕН пользоваться бОльшим правом на выборах. Вот так. Не больше и не меньше!

А, если серьезно, меня потрясла сама мысль о благополучии 50 человек, зависящем от работодателя настолько, что ему кажется допустимым распоряжаться избирательным правом граждан.

С одной стороны, я понимаю, что это клинический случай, напоминающий допрос бульдозериста Соколова в уголовном деле поэта Пастернака: «Я Пастернака не читал, но осуждаю». С другой стороны, это же симптом катастрофической ситуации, поскольку страна куда-то падает, но мы еще туда не долетели. Я с содроганием подумал: «А что, ежели украинским коллегам Абрамовича и его приятелям по олигархическому цеху дать на выборах возможность голосовать бюллетенями в миллион голосов»?

Ведь уже сегодня избиратель толком не знает, что за «фрукт» сидит в Раде и пишет законы, указывает, как нам жить. Верховная Рада – это сталкеровская зона. Мы толком не знаем, кого выбираем, кого суют в списки. Мы не знаем позицию каждого из них в отдельности. Кто нами правит?! Какие-то купчики, торгаши, олигархическая челядь, обслуга, которую вблизи и рассмотреть-то можно лишь в скандальных светских шоу на ТВ.

Официально избирательная кампания закончилась. Точнее, она продолжается. После президентских – очередные или внеочередные парламентские выборы. Бродит призрак роспуска (самороспуска?) Верховной Рады. А потому есть смысл порассуждать об избирательном праве, избирательных цензах и ограничениях избирательного права.

При изучении истории Древней Греции вы, наверняка, встречались с именем Солона. Права и обязанности Солон распределил так, что зажиточные граждане обладали бОльшими политическими правами, но при этом были обязаны нести и бОльшую ответственность. То есть существовал имущественный ценз. Принадлежность граждан к той или иной группе определялась годовым доходом от урожая. На основании оценки имущества он ввел разделение на четыре класса: пентакосиомедимны, всадники, зевгиты и феты. И эти последние не имели доступа ни к какой государственной должности. Так написано у Аристотеля в книге «Афинская политика».

А сие значит, что, исходя из законов Солона, 95% граждан Украины, благодаря столь чудному избирательному праву, могут гордо называть себя красивым древнегреческим словом «ФЕТЫ»! Это я об имущественном цензе на выборах в Украине, где денежный залог, вносимый политическими партиями (избирательными блоками) или кандидатами на должность президента Украины, полностью избавил «слесаря Петренко» и «дворника Мариванну» от бессонницы в связи неосуществимой мечтой стать президентом.

И еще из истории. Точнее, о том, к чему мы постепенно, как мне кажется, возвращаемся, благодаря партийным спискам, за которые мы на выборах выдаем коллективный «одобрямс»: «Было дано равное право голоса, и не все голоса имели равную силу, но были установлены степени… А именно: первыми приглашали к голосованию всадников, затем восемьдесят пехотных центурий первого разряда, если мнения расходились, что случалось редко, приглашали голосовать центурии второго разряда, но до самых низких не доходило почти никогда». «История Рима от основания города» (Тит Ливий). Что тут скажешь!.. Как некогда изрек первый украинский президент, «маємо те, що ми маємо!»

Имеет место монополизация права избираться олигархическими группировками, что, по сути, и превращает денежный залог в имущественный ценз. Правда, в отличие от Афинской демократии, счастливцы, имеющие возможность внести такую сумму, не страдают, как уважаемые граждане древних Афин, комплексом «повышенной ответственности» за судьбы родины. Вот и верь после этого в то, что не в деньгах счастье! Ну, Бог с ними, с избирателями! Поговорим об избираемых.

Попробуем взять образовательный ценз. Чего там греха таить, до сих пор в благополучной Америке некоторых избирателей просят при внесении в списки прочесть вслух предложенные страницы из Конституции. Но то избиратели, а другое дело – избираемые на высокий пост и призванные нами руководить.

Ведь, слушая многих наших депутатов, излагающих с трибуны свои бесценные мысли, явственно понимаешь, как не хватает в отечественном избирательном законе пункта об обязательном прохождении всеми кандидатами в нардепы теста на IQ.

Заметили, как в последнее время имеют случаи употребления нашими руководителями в официальной обстановке выражений, более уместных в местах, несколько отличных от высоких кабинетов? Типа, «подстава», «башню снесло», «отмороженный», «отвязанный», «крышевание», «бабло»… Что это – новая киевская мода, стиль поведения или расшатанные нервы? Нет, пожалуй, это логическое развитие свинства и распущенности наших властей при абсолютном попустительстве и бездействии электората. Видимо, не так должны выглядеть политики Украины, стремящейся в Европу.

Стоит вспомнить о моральном цензе, который предполагает определенные нравственные требования к избираемому: пристойный образ жизни, обладание добрым нравом, отсутствие вредных привычек, неприятие алкоголя или наркотиков. А ведь образ жизни некоторых нардепов, о котором так любит поговорить телеведущая с нескончаемой фантазией в выборе шляпок, далек от основных христианских добродетелей и соответствия десяти заповедям Христа.

До сих пор депутатами пущен на самотек вопрос об избирательной несовместимости, который заключается в том, что не подлежит избранию лицо, занимающее определенную должность, если оно намерено и далее ее занимать. Хотелось бы также внести ясность в вопрос: а может ли депутат осуществлять руководящие функции в частных компаниях, предприятиях, если их деятельность как-то связана с правами государства?

И о здоровье. В том числе, психическом. Досужие разговоры о том, что кто-то «нюхает порошок», а у кого-то временами «белочка приходит», уже порядочно утомили. Стоит раз и навсегда прекратить эту порочную практику покупки кота в мешке. Почему для получения прав на управление автомобилем необходимо пройти полную медицинскую комиссию и освидетельствование нарколога, а для управления целой страной не обязательно?

Мы, народ Украины, ее электорат, сами своими руками уже создали своеобразный новый пост-советский капиталистический класс, который, по сути, состоит из двух частей: крупного чиновно-олигархического капитала и мелких и средних бизнесменов, которые прошли школу насилия, беспредела, полной моральной деградации рыночного социал-дарвинизма. Процветает циничное прикрытие откровенно меркантильных интересов патриотическим трепом. Причем, делают это люди, на которых просто клейма ставить негде, с точки зрения их мошеннической и шарлатанской репутации. Понятно, что с таким бэкграундом и закалкой о системе справедливых выборов, демократии и правах человека говорить сложно. Поэтому, когда Верховная Рада заседает, вся страна испытывает такое же чувство, как когда ребенок играет с молотком. Но ведь нужно что-то менять?! Давайте для начала хотя бы начнем относиться к власти с подозрительностью. Ведь древние не зря говорили: подозрительность – высшая форма бдительности!

Геннадий Николаев, Главное

Читайте также: