Ночной кошмар в сёлах Кордайского района Казахстана: о причинах конфликта и путях решения

Ночной кошмар. События в сёлах Кордайского района: есть жертвы и раненые

Власти Казахстана сообщили о «стычках» и «конфликте» в нескольких сёлах Кордайского района Жамбылской области. Есть жертвы. По данным МВД, погибли 10 человек, десятки получили ранения. Конкретные причины случившегося не названы, власти говорят о «бытовой» подоплеке.

Корреспонденты Радио Азаттык, прибывшие в село Масанчи, увидели следы погромов, в том числе сгоревшие здания.

В ночь на 8 февраля полиция оцепила населенные пункты, где, как утверждают власти, произошел «конфликт». События в этой местности стали одними из самых жестких этнических столкновений за последние годы в Казахстане.

ВИТАЮЩАЯ В ВОЗДУХЕ НАПРЯЖЕННОСТЬ

На автодороге к нескольким населенным пунктам в Кордайском районе силовики выставили блокпосты. Перед глазами корреспондентов Азаттыка, прибывших утром 8 февраля в Масанчи, — село к 130 километрах к западу от Алматы — предстала картина ночных погромов: сгоревшие дома, магазины, точки общепита. Некоторые строения всё еще тлели. В воздухе — запах дыма и гари.

Спецназ на улицах села Масанчи.
Спецназ на улицах села Масанчи.

На улицах села корреспонденты видели сотрудников полицейского спецназа. Там же находились пожарные.

Сотрудники департамента по чрезвычайным ситуациям рядом со сгоревшим зданием в Масанчи.
Сотрудники департамента по чрезвычайным ситуациям рядом со сгоревшим зданием в Масанчи.

Сгорели не только строения, но и автомобили местных жителей. По словам сельчан, в ночь на субботу полыхали дома и в соседних сёлах, значительную часть населения которых составляют дунгане — этническое меньшинство, исповедующее ислам и говорящее на языке сино-тибетской группы.

Дым от тлеющих зданий в селе Масанчи.
Дым от тлеющих зданий в селе Масанчи.

Корреспонденты зашли в дома двух семей в Масанчи, где готовятся к похоронам, — члены этих семей погибли в событиях накануне.

По словам жителей, вечером в пятницу несколько сотен неместных мужчин приехали в населенные пункты, подожгли дома, магазины, принадлежащие дунганам, разгромили автомобили, атаковали сельчан. Жители говорят, что не понимают, почему из-за нарушений отдельных людей — если таковые были — должны страдать несколько сёл и представители этноса.

Халима Исерова, 50-летняя дунганка из Масанчи, брат которой был убит минувшей ночью, говорит: «Должны быть наказаны виновные в преступлениях, а не мы».

Во второй половине дня в субботу около 200 человек (этнические казахи) собрались на автодороге между сёлами Масанчи и Каракемер в Жамбылской области, требуя освободить задержанных полицией. Движение транспорта на дороге от Масанчи до Каракемера — населенные пункты разделяет около 300 метров — перекрыли сотрудники спецназа. Через несколько часов, когда власти сообщили об освобождении задержанных, люди разошлись.

Между тем на территории Кыргызстана близ пункта пропуска на границе с Казахстаном 8 февраля собралось около 200 человек, в основном этнические дунгане. Они встречают своих сородичей, покинувших на фоне напряженной ситуации сёла в Кордайском районе Жамбылской области. На месте организовано горячее питание для прибывающих, сообщает Кыргызская редакция Азаттыка.

Люди на кыргызской стороне границы, в основном дунгане, ожидающие своих сородичей. 8 февраля 2020 года.
Люди на кыргызской стороне границы, в основном дунгане, ожидающие своих сородичей. 8 февраля 2020 года.

Сотрудники Погранслужбы Кыргызстана сообщили, что поток пересекающих контрольно-пропускные пункты на границе с Казахстаном людей и машин возрос.

Из Кыргызстана поступили сообщения о том, что 18 человек обратились за медицинской помощью в клинику в городе Токмок после инцидента в приграничных сёлах на территории Казахстана. 17 из них являются гражданами Казахстана. Десять госпитализированы, двое доставлены в Бишкек.

ПОЗИЦИЯ ВЛАСТЕЙ

В первой половине дня 8 февраля президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сообщил о жертвах событий в Кордайском районе Жамбылской области, которые он назвал «стычками и групповой дракой между местными жителями».

Касым-Жомарт Токаев в заявлении повторил свое вчерашнее утверждение о том, что ситуацией в Кордайском районе «попытались воспользоваться провокаторы».

Позже на пресс-конференции в Нур-Султане министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев сообщил о восьми погибших в Кордайском районе и о более чем 40 пострадавших. Он сказал, что вечером в селе Масанчи началась «групповая драка» с участием около 70 человек. К дальнейшей эскалации конфликта, по информации МВД, привели рассылаемые в соцсетях и мессенджерах видео- и аудиозаписи.

«Провокаторы и очевидцы конфликта снимали происходящее на видео, через мессенджеры и социальные сети они призывали граждан к противозаконным действиям. Это привело к эскалации конфликта и увеличению количества участников групповой драки. В результате из соседних населённых пунктов прибыло ещё около 300 человек», — сказал Тургумбаев.

Участники драки оказали сопротивление сотрудникам полиции и отказались выполнять требования силовиков, использовали металлические предметы, камни, огнестрельное оружие, добавил министр. Позже волнения перекинулись на соседние сёла Аухатты и Булан-Батыр. По периметру населённых пунктов и на подъездах к ним были выставлены блокпосты.

По предварительным данным, озвученным Тургумбаевым, повреждено более 30 частных домов, 15 объектов торговли, 23 автомашины.

Газовые баллоны, вынесенные из домов в селе Масанчи.
Газовые баллоны, вынесенные из домов в селе Масанчи.

Досудебное расследование ведётся по статьям уголовного кодекса «Организация и участие в массовых беспорядках» и «Убийство», говорят в МВД. 47 человек задержаны, у них изъято два охотничьих ружья.

Министр информации и общественного развития Даурен Абаев сказал, что «стычки» начались, вероятно, после «бытового конфликта».

«Это бытовой конфликт. Сейчас идут следственные мероприятия. По их завершению полицейские сообщат вам, что там происходило поминутно. В том числе отвечать на вопрос: кто виноват, почему это произошло», — сказал Абаев, отвечая на вопросы журналистов в Нур-Султане.

Касым-Жомарт Токаев распорядился создать правительственную комиссию «по ликвидации последствий событий» в нескольких населенных пунктах Кордайского района. Руководителем этой комиссии назначен вице-премьер Бердибек Сапарбаев. К вечеру чиновники прибыли в Жамбылскую область.

Токаев добавил, что комиссия совместно с акимом Жамбылской области должна организовать похороны погибших, оценить размер ущерба и принять план восстановления собственности пострадавших.

«Комитет национальной безопасности, генеральная прокуратура должны провести необходимые следственные мероприятия и привлечь к ответственности лиц, призывающих к межнациональной розни, распространяющих провокационные слухи и дезинформацию», — говорится в заявлении Токаева.

ЧТО ПРОИСХОДИЛО В СЁЛАХ?

Сёла Масанчи, Сортобе, Аухатты, в которых произошли события, расположены рядом с границей Кыргызстана. Значительную часть населения этих населенных пунктов составляют этнические дунгане. Все сгоревшие дома принадлежат дунганам.

Полицейский спецназ, перекрывший дорогу между сёлами Каракемер и Масанчи. 8 февраля 2020 года.
Полицейский спецназ, перекрывший дорогу между сёлами Каракемер и Масанчи. 8 февраля 2020 года.

В пятницу в мессенджерах распространялись видеозаписи, снятые в темное время суток, предположительно, в Кордайском районе, на которых запечатлены агрессивно настроенные люди с палками, кидающие камни, а также охваченные огнем строения, поврежденные автомобили.

Вечером 7 февраля департамент полиции Жамбылской области сообщил о массовой драке в селе Масанчи, добавив, что «конфликт локализован».

Кроме того, в полиции заявили, что днем в пятницу в расположенном рядом с Масанчи селе Сортобе водитель остановленного патрулем автомобиля проигнорировал требования проехать в отделение в связи с выявленными правонарушениями. Предполагаемый нарушитель заехал во двор своего дома, а его родственники оказали физическое сопротивление полицейским, нанесли им телесные повреждения, сказали в департаменте. Два человека задержаны и водворены в изолятор, сообщила полиция, проинформировав о расследовании по статье «Применение насилия в отношении представителя власти». Связан ли инцидент в Сортобе с дракой в Масанчи — неизвестно.

На крупном рынке в Алматы, которые в народе именуют барахолкой, 8 февраля повысили меры безопасности, выставив наряды полиции. Среди торговцев этого рынка немало этнических дунган.

Волнения с межэтническим оттенком между казахами и представителями других этносов (таджиков, чеченцев, турок) случались в Казахстане и прежде. Власти после них говорили, что это были бытовые конфликты, отвергая этническую подоплеку. Руководство Казахстана позиционирует государство как пример страны, где мирно сосуществует «сто народов», установлен межэтнический и межконфессиональный мир.


Эксперт о причинах конфликта и путях решения

О возможных причинах конфликта, истории дунганских поселений в Кыргызстане и Казахстане и о путях налаживания ситуации Кыргызская редакция Азаттыка поговорила с кандидатом исторических наук старшим научным сотрудником Центра дунгановедения и китаистики Института истории, археологии и этнологии Национальной академии наук Кыргызстана Али Джоном.

Азаттык: У каждого подобного конфликта есть как явные, так и глубинные причины. Что могло стать причиной последних событий в селах в Казахстане?

Али Джон.
Али Джон.

Али Джон: Дело в том, что я могу судить только по собственному разумению. Насколько я знаю, можно разделить всякую вещь на причины и поводы. Насколько я знаю, в качестве повода называются две версии. Якобы какому-то полицейскому патрулю кто-то оказал сопротивление. Но там жители говорят, что это не имеет никакого отношения к этим событиям. Потому что это был рядовой патруль. Потом говорят, что произошла ссора между представителями казахских сёл и дунганами. Подрались якобы, обе стороны пострадали, и в результате пошли призывы о том, что надо наказать дунган. Собралась толпа, которая пошла громить, поджигать, и всё это вылилось в трагические события.

Насколько я знаю, пострадали несколько сёл: Аухатты, Булар-батыр, Масанчи. Сгорели десятки домов, автомобили, и, оказывается, под этот шумок всякие деклассированные элементы пользуются. Были случаи угона скота, автомобилей.

Азаттык: Могли бы вы рассказать об истории пострадавших сёл?

Али Джон: ​Масанчи раньше называлось Каракунус. При царе одно время называлось Николаевским. Оно основано в 1878 году и явилось первым поселением [дунган] на территории современного Казахстана. Эта группа населения пришла через Нарын в Токмак в 1877 году. Потом им выделили землю на берегу реки Чу. Впоследствии образован еще один населенный пункт — современное название Сортобе. Дунгане называют его Шинчю — Новый канал.

После развала СССР по соседству жили немцы в Трудовике. После их отъезда дунгане начали расселяться в ту сторону и образовали поселки Аухатты и Булар-батыр. У дунган земли было мало, но рождаемость у дунган высокая. Поэтому проблемы с землей были всегда. Сейчас, насколько я знаю, в очереди на участки для строительства стоят около трех тысяч человек. Правда, в Казахстане была программа поселения на северных территориях. Небольшая группа дунган поехала туда. Но это не решило проблему.

Азаттык: Насколько сильны родственные связи между дунганами со стороны Казахстана и Кыргызстана?

Али Джон: В свое время эта группа переселилась из Токмака туда. Они перезимовали в Токмаке, и часть осталась там. Жители кыргызских сел Искра, Кен-Булун, Ивановка, группа в Токмаке — это родственные группы с дунганами, которые живут со стороны Казахстана. У них есть родственные, брачные связи. Во время Советского Союза на них это никак не отражалось, но сейчас родственники оказались по разные стороны границы. Но связь поддерживают.

История дунганского народа в последние более чем 140 лет была неразрывно связана с историей казахов и кыргызов. Например, перед восстанием 1916 года, в предшествовавших к этому событиях активно участвовал Булар-батыр. Но его заключили в тюрьму, чтобы обезглавить дунган. Но после освобождения он и дунганский народ помогали возвращавшимся из Китая после Уркуна людям, кормили их.

Азаттык: Насколько известно на данный момент, после конфликта в Кыргызстан, бросив свои дома, перешли тысячи жителей сёл, в которых произошел конфликт. Рано или поздно они вернутся к себе домой. Но для этого они должны быть уверены в том, что подобных событий больше не произойдет. Вы, как ученый, какие пути решения проблемы видите?

Али Джон: Уже сейчас общины составляют планы для того, чтобы вести переговоры, улаживать конфликт. Безусловно, это будет на уровне общин. На мой взгляд, и это не только для Казахстана, необходимо во всех случаях соблюдать законность, решать все конфликты законным путем, чтобы они не перерастали в межличностное противостояние. Если говорить о данном случае, об источнике повода для конфликта, виноваты обе стороны. Не бывает, чтобы одна сторона была ангелом, а другая — плохой. Решать этот вопрос надо было в законном русле. Конечно, и религиозным организациям необходимо работать с молодежью, чтобы они понимали, что всякие поступки могут отразиться на мирных людях, которые не ожидали и заслуживали ничего плохого. Для этого необходимы работы общественных и религиозных организаций.

В дунганских селениях мечети имеют очень большое влияние. Сейчас, насколько я знаю, есть намерение подключить дунганскую организацию из России, которую подключит российский муфтият, чтобы он пошел на контакт с казахским для улаживания конфликта.

Азаттык: То есть большую роль должна сыграть народная дипломатия?

Али Джон: Да, но в таких делах должен работать закон. Я не думаю, что наказание какой-то одной стороны уладит конфликт. Тем более, если наказание будет несправедливым. Наоборот, конфликт будет разгораться. Весь субъективизм должен заменяться объективными вещами.


После конфликта в Кордайском районе в Кыргызстан перешли несколько тысяч этнических дунган. Их приютили родственники в приграничных сёлах. 9 февраля некоторые из них начали возвращаться домой в Казахстан.

Автор: Асылхан МАМАШУЛЫ; Радио Азаттык 

Читайте также: