Пароль доступа к развитию Независимости Украины

Пароль доступа к развитию Независимости Украины

Дискуссия о том, какой ценой мы защищаем Независимость от российской агрессии, — дело будущего. Важной сегодня представляется дискуссия о том, какой ценой нам вот уже почти 30 лет каждый день дается Независимость.

Взглянем на Украину с высоты современной нам истории. С 1991 г. страна постоянно экспериментирует над собой в поисках оптимальной модели управления. Одна война, две революции, шесть волн радикальных беспрецедентных реформ, провозглашаемых каждым новым президентом, и вместе с тем шесть попыток стереть прошлое, обвинив во всем предшественников.

На вершине государственного управления побывали лидеры коммунистической партии, красные директора, романтики-патриоты, криминалитет и бизнесмены. Теперь до этой ниши дошли представители креативной индустрии. Кажется, из социальных групп, более или менее способных к управлению, при власти не побывали только интеллигенты, военные и земледельцы. Правда, возможно, они уже просто использовали (потеряли) свои шансы в ходе попытки сделать независимой Украину в 1917–1921 гг.

За 28 лет Независимости Украина не создала экономического чуда. Не построила сильных политических, государственных, гражданских и финансово-экономических учреждений. Не нашла сбалансированного решения для жизненно важного вопроса идентичности людей, являющихся ее гражданами.

Волны реформ и очередных «полных перезагрузок» почти развалили материк бюрократического аппарата государства, создав при этом одинокие островки эффективности, едва выдерживающие шторма реальности. Госслужба как система хромает на обе ноги.

В конечном итоге, и это самое страшное, мы теряем главные признаки любого государства — население и территорию. Последняя уменьшилась из-за незаконной оккупации другим государством, чего мы не смогли предотвратить, но, по крайней мере, смогли не погибнуть под внешним ударом. А вот людей мы теряем по нескольким причинам одновременно: смертность, миграция и та же оккупация.

Как ни странно, но на этом буревом фоне мы все равно движемся вперед. Об этом свидетельствует ряд экономических макропоказателей, осторожная эволюция политической системы, лихорадочная, но живая демократия и социология. Недопустимо медленно и невыразимо болезненно, но движемся. Страна, государство и граждане все же меняются.

Проблема в том, что слишком часто для простого и очевидного шага вперед или для того, чтобы не сделать шаг назад, нам нужны, ни больше ни меньше, революция, война, социальное потрясение или сверхусилия группы фанатиков, которым посчастливилось оказаться в правильном месте в правильное время и с правильным объемом полномочий. Все у нас с надрывом. Все у нас дорогой ценой.

В Украине любят следить за неспешным покорением Украиной новых вершин в списке «Ведение бизнеса». Сейчас мы на 71-м месте. Это (без иронии) серьезный прогресс, достигнутый сверхусилиями реформаторов после Революции достоинства и начала войны с Россией. Когда вопрос встал ребром — изменись или умри — хоть какие-то изменения все же начались.

До безусловно авторитарной, агрессивной и, по мнению некоторых соотечественников, слишком консервативной России нам осталось ровно… 40 позиций. Россия в списке находится на 31-м месте. Она просто это сделала. Без подвигов и жертв, успевая при этом не свои земли терять, а захватывать территории соседних государств и стремительно развивая армию и сети поддержки в мире.

В Индексе восприятия коррупции Китай (87-е место) оторвался от Украины (120-е) приблизительно на такое же расстояние — 33 ступени. То есть коррупция в обеих странах является весомым экономическим фактором. Но при этом даже на фоне определенного замедления собственной экономики Китай спокойно, без потрясений наращивает мышцы мировой сверхдержавы, а мы ходим антикоррупционными кругами с собственноручно высеченным на лбу брендом мирового веса «Коррумпированное государство».

Трансакционные затраты — одно из ключевых понятий экономики. Это, собственно, цена вопроса — сколько компания должна потратить на сбор информации, ее анализ, проведение переговоров, составление контракта, его выполнение, на контроль его выполнения и защиту от возможных посягательств. На уровне функционирования государства все работает так же — чем ниже трансакционные затраты государства и эффективнее система управления им, тем больше государство зарабатывает, а значит может направить на реализацию своих амбиций внутри страны и во внешнем мире.

В Украине трансакционные затраты зашкаливали на протяжении всех лет Независимости. Если мы в ближайшие годы не снизим трансакционные затраты на ключевых направлениях, нас ждет ослабление государства до критически низкого уровня. Нет, это не будет несостоявшееся государство, пресловутое failed state, разрываемое на части и не обладающее силами даже на то, чтобы иметь какие-то другие амбиции, кроме как выжить в любой, даже подчиненной воле других игроков, форме. Это будет серое хлипкое государство, которое гордится своими амбициями, но не имеет ни человеческих, ни финансовых, ни технологических ресурсов и способности их реализовать.

Три ключевых вопроса, требующие немедленного ответа, чтобы достичь этого снижения затрат: «Какие наши красные линии? Где мы берем безопасность? Где мы зарабатываем?».

К сожалению, в Украине нет красных линий в политике. В любой момент что угодно может стать предметом торга, войны и «договорняка». Это погружает страну в войну всех против всех, служит причиной прыжков в разные стороны и дает пространство для решений и политик, которые заметно или незаметно разрушают институты государства, ослабляют наши позиции в мире и сдерживают развитие страны. Договоренность политических элит о красных линиях существенным образом снизит трансакционные затраты независимой Украины. Тяжело, неприятно, но это нужно для выживания не только государства, но и самих элит субъектов, а не объектов игры.

Одной из таких красных линий должна быть необратимость интеграции Украины в Европейский Союз и НАТО. Безусловно, могут существовать отличия во взглядах на тактику достижения этих целей, но их изменение будет означать очередное метание Украины в международной политике и усиление внутреннего напряжения в обществе. А если история Украины чему-то нас и учит, то это тому, что каждое новое метание и повышение напряжения обходятся намного дороже, чем предыдущие.

Наша жесткая (военная) безопасность зажата в тиски квадрата: США, Россия, Турция, ЕС. Грамотное балансирование в этом квадрате — вопрос нашего существования как государства. Однако не менее важной является и мягкая (политическая, гуманитарная, социальная, экономическая) безопасность Украины. Здесь особенно выделяются проблемы идентичности и трудовой миграции.

2014–2019 гг. под давлением российской агрессии стали периодом форсированного развития украинской идентичности с правым консервативным уклоном. Это был очень важный период, однако, и это следует признать, он поглотил слишком много внутренних ресурсов. Гуманитарные трансакционные затраты этой политики сильно ударили по социальному капиталу страны. Соцопрос, а также то, что на выборах президента и парламента абсолютное большинство граждан поддержало политическую силу, олицетворяющую другую, более либеральную модель украинской идентичности, показывает, что реальность сложнее, чем представления о ней.

Стране нужна такая модель идентичности, которая под общим каркасом «Украинский» будет учитывать ее внутреннюю разность и наличие миллионов украинцев за рубежом, которые решат стать гражданами других стран, а также будет уменьшать трение в обществе и с соседями.

Это путь к снижению трансакционных затрат, для которого сейчас открыты двери. Однако путь вперед точно не заключается в пересмотре уже установленных законодательством правил. Такой откат будет стоить стране так же дорого, как и попытка дальнейшего целенаправленного углубления и расширения консервативной модели. Правила установлены. Их нужно дополнить новыми возможностями и учиться цивилизованно договариваться о решении, а не создавать новые проблемы.

По ряду индикаторов мировая экономика стоит на пороге очередного кризиса. В более широком смысле планета погружается в общий кризис, и экономика является только одним из ее сегментов. На первый взгляд, сейчас не самое лучшее время для зарабатывания денег. Здесь бы не потерять. Однако любой кризис — это не только новые риски, но и новые возможности заключать союзы и контракты.

Украина уже находится в сверхсложной растяжке между США как союзником по политике и безопасности и Китаем как бизнес-партнером. Две страны, которые уже остро противостоят друг другу и в дальнейшем будут доминировать в мире (возможно, при участии Индии, если она будет показывать стабильные темпы роста и наращивать мышцы именно как мировая сила). Они одинаково важны для украинской экономики. И ведение правильной игры между ними становится сверхважной задачей.

Не менее важны еще два вектора. Во-первых, это дальнейшая эффективная имплементация Соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом — якорь нашей экономики и идентичности в Европе. Во-вторых, это наращивание торговли с новым «золотым» регионом мира — со странами Азии.

Вернуться на Восток, не отворачиваясь от Запада, — трюк вполне реалистичный. Были бы мозги и мышцы.

Кроме классической торговли товарами, в центре разворачивающегося в мире на наших глазах конфликта будут три темы: искусственный интеллект, роботы и космос. Страна, которая не сможет захватить хоть маленькую, но свою долю на этих рынках, останется на обочине истории — формально независимой, но бедной и подчиненной политической воле и технологиям других. Украина имеет серьезный потенциал во всех трех сферах, но за 28 лет мы слышали слишком много слов о нашем неслыханном потенциале и мало примеров его успешной реализации.

Украина должна научиться зарабатывать в сфере высоких технологий, потому что именно они позволят снижать трансакционные затраты экономики и создавать высокую добавленную стоимость государства в мире. В конце концов, в нашем веке код Независимости является в значительной степени компьютерным кодом.

Способность ключевых украинских игроков договориться о красных линиях и соблюдать эту договоренность, грамотное балансирование в вопросе жесткой безопасности, более открытый подход к вопросу идентичности и захват своей доли мирового рынка высоких технологий — это путь к построению современного эффективного государства, о котором мы из поколения в поколение мечтали и получили наконец в 1991 г. Государства, у которого будут не только амбиции, но и способность их реализовывать, и в котором будничная реформа не будет требовать подвига.

Независимость является свободой, а значит наивысшей ценностью. Если нам дорога наша Независимость, мы должны сделать так, чтобы она каждый день не обходилась нам слишком дорого. Человеческие, экономические и эмоциональные ресурсы нашей страны не являются неисчерпаемыми. Все это не дело нескольких решений. Это дело ежедневной кропотливой работы. И потому сейчас Украине нужна политика дерзкого здравого смысла — это пароль доступа к развитию ее Независимости.

Автор: Дмитрий Кулеба, постоянный представитель Украины при Совете Европы; ZN.UA

Читайте также: