Против кого был направлен сталинский удар? К обоснованию правовой квалификации Голодомора как геноцида

К обоснованию правовой квалификации Голодомора как геноцида

В принятой 9 декабря 1948 г. Конвенции ООН «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» геноцид определялся как действия, направленные на уничтожение полностью или частично любой национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой.

Под уничтожением понималось не только прямое физическое уничтожение, но и преднамеренное создание жизненных условий, рассчитанных на полную или частичную ликвидацию перечисленных групп. Конвенция принималась консенсусом и была ратифицирована сталинским правительством только после того, как из перечня исчезла пятая группа — социальная.

Уничтожение враждебных социальных слоев населения являло собой официальную программу так называемого «социалистического строительства» в СССР. Относительно включения этнических и национальных групп в Конвенцию советские политики не имели отрицаний. «Ленинская национальная политика» была настолько лицемерной, что доказать факт геноцида наций в СССР, как им казалось, никому не удастся.

ПЛАКАТ МИКОЛИ ПАВЛУСЕНКА, 1996 Р.

ФОРМУЛА АЛЕКА НОУВА

Голод 1932—1933 гг. в СССР замалчивался на протяжении десятилетий. Когда приблизилась 50-я годовщина, американская диаспора обратилась к директору-организатору Института украинских студий в Гарвардском университете Емельяну Прицаку с предложением внедрить связанный с этой трагедией научный проект. Прицак предложил профессору Гуверовского института в Стенфордском университете Роберту Конквесту подготовить книгу о Большом голоде в Украине.

Выбор был целесообразным. Книга Конквеста о Большом терроре 1937 — 1938 гг. в СССР стала мировым бестселлером. Существовало лишь одно препятствие: Конквест не знал украинского языка и источников по истории Украины. Поэтому Прицак обратился с предложением помочь Конквесту собрать материал о Большом голоде к специалисту по украинской истории советского периода Джеймсу Мейсу. Усилиями этих ученых рукопись книги «Жнива скорботи» была проработана и прошла обсуждение в украинских громадах, где нашлось немало свидетелей Голодомора. Потом рукопись перевели на украинский и русский языки. В 1986 г. она вышла в свет на трех языках почти одновременно.

На мировую общественность книга произвела шокирующее впечатление. Она прорвала установленную И.Сталиным информационную блокаду и заставила Владимира Щербицкого 25 декабря 1987 г. признать факт голода, вызванного якобы засухой.

Р.Конквест рассказывал о коллективизации, которая сопровождалась несколькими региональными голодоморами. Основное внимание уделялось Украине, лишь два из 18 разделов освещали события в других регионах. Главный вывод звучал так: «Выглядит вероятным, против Советского Союза нужно выдвинуть обвинение в геноциде за эти действия против Украины». Следует добавить для тех, кто возьмет в руки украинское издание книги (Луцк, 2007, с. 316), что начало фразы о геноциде «выглядит вероятным» бригада переводчиков воспроизвела в таком виде: «нет никакого сомнения».

Отрицая квалификацию Большого голода как геноцида, английский специалист по истории СССР Алек Ноув (Alec Nove) в отзыве на книгу Р.Конквеста сформулировал аргумент в виде афористической формулы: «Сталинский удар скорее был направлен против крестьян, среди которых находилось много украинцев, чем против украинцев, среди которых было много крестьян». Формула выводила Голодомор за рамки Конвенции ООН, поскольку в ней акцент переносился на крестьян, то есть социальную группу. Чтобы предоставить законодателям убедительный материал для признания Голодомора геноцидом, нужно доказать, что удар был направлен именно на украинцев, среди которых находилось много крестьян, а не на крестьян, в большей степени, среди которых было много украинцев.

УСЛОВИЯ ПРИЗНАНИЯ ГОЛОДОМОРА ГЕНОЦИДОМ

Доказать геноцидную природу украинского Голодомора трудно по нескольким причинам. Во-первых, «продовольственные затруднения» (эвфемизм, которым советская власть заменяла понятие голод), объяснялись Сталиным необходимостью экспортирования зерна, чтобы получить валюту для оплаты зарубежного оборудования. Вызванная такой необходимостью реквизиция хлеба в форме продразверстки не могла стать причиной геноцида априори.

Между тем в трудах научных работников причиной Голодомора считаются хлебозаготовки. Даже если доказать, что повышенная смертность на селе в результате хлебозаготовок приобрела апокалиптические масштабы, правоведы скажут в согласованности с формулой Ноува: социальная группа, то есть крестьяне находятся вне рамок Конвенции ООН о геноциде.

Во-вторых, нужно формулу Ноува растолковать убедительно для иностранцев. Убеждать собственное общество в том, что Голодомор был геноцидом — дело решенное. Верховная Рада 28 ноября 2006 г. приняла Закон Украины о Голодоморе как геноциде. Тем временем переставить акценты в сталинском преступлении из социальных факторов, которые не скрывались, на национальные, которые скрывались, чрезвычайно трудно.

В-третьих, доказательная база должна быть достоверной. Нельзя перевирать источники, как это было выше продемонстрировано в рассказе о книге Р.Конквеста. Нельзя называть Голодомор украинским Холокостом, поскольку все знают, что украинцев не преследовали так, как евреев в Германии: где нашли, там и репрессировали. Нельзя превышать количество жертв, вопреки расчетам собственного академического учреждения демографического профиля, как это сделали президенты Украины В.Ющенко и П.Порошенко в выступлениях с трибуны Генеральной ассамблеи ООН. Коротко говоря, нельзя манипулировать мировой общественностью, добиваясь от нее признания Голодомора геноцидом. Собственно, в этом и необходимости нет. Доказательная база существует, стоит лишь с ней разобраться.

Когда мы представим миру реальные факты, которые укладываются в рамки Конвенции ООН, достоверность правового признания Голодомора геноцидом увеличится. Разумеется, не стопроцентно, потому что существуют политические причины непризнания. Немало правительств воздерживалось от признания из-за негативной реакции Российской Федерации. Это показала практика десятилетней давности, когда правительство Украины в первый раз обратилось в ООН с такой просьбой. Однако моральный авторитет руководства Российской Федерации в мире настолько упал, что политические причины непризнания Голодомора геноцидом в значительной степени потеряли силу.

ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ПРОДРАЗВЕРСТКА

Хлебозаготовки в форме продразверстки впервые были внедрены В.Лениным во время так называемого «военного коммунизма». Необходимое государству количество хлеба разверстывалась по губерниям, уездам и селам. Продажа хлеба на рынке запрещалась, а за изъятый государством хлеб крестьяне практически ничего не получали. Зная, что хлеб заберут, они ограничивали посевы до уровня, который обеспечивал только внутренние потребности хозяйства.

Между тем государство, которое стремилось заменить рынок централизованным распределением продукции, перебрало на себя функцию снабжение хлебом городского населения. Реагируя на сокращение посевных площадей, оно реквизировало часть зерновой продукции, предназначенной для внутренних потребностей крестьян. В результате спада зернопроизводства под воздействием продразверстки начинало голодать как городское, так и сельское население.

Ленин сделал попытку внедрить посевную разверстку, то есть установить обязательные планы на посев. Встретившись однако с угрозой войны крестьян с властью, он отодвинул на будущее программу коммунистического строительства и в марте 1921 г. отменил продразверстку. Государство ограничилось продовольственным налогом, то есть заблаговременно известным фиксированным процентом от продукции, которая была признана собственностью крестьян и могла реализоваться на свободном рынке. Так начиналась новая экономическая политика (НЭП).

Прекращая НЭП, И.Сталин развернул коллективизацию сельского хозяйства, а в отношениях государства с крестьянством вернулся к продразверстке. Сплошная коллективизация началась с января 1930 г. в форме коммуны, но натолкнулась на массовые крестьянские протесты. Сталин вынужден был остановить на полгода коллективизацию, но осенью возобновил ее в артельной форме, то есть позволил колхозникам иметь приусадебное хозяйство. Вспоминая восстание 1930 г., он заявил на февральско-мартовском (в 1937 г.) пленуме ЦК ВКП(б): «Это был один из опаснейших периодов в жизни нашей партии».

Объем хлебозаготовок равнялся в Украине в 1930 г. 436,7 млн пудов, в 1931 г. — 415 млн, в 1932 г. — 262,6 млн. Хлебозаготовки в четырех других зернопроизводительных регионах, вместе взятых (Центральная Черноземная область, Северный Кавказ, Средняя и Нижняя Волга) составляли 400,1 млн пудов в 1930 г., 439,1 млн в 1931 г. и 432,1 млн в 1932 г. Никогда Украина не производила столько товарных зерен, сколько перечисленные регионы России. В 1925/26 хозяйственном годах из республики было вывезено 122 млн пудов зерна, в 1926/27 годах — 139 млн пудов.

Поддерживание хлебозаготовок в России на одинаковом уровне на протяжении трех лет продразверстки означало, что у крестьян, которые в это время становились колхозниками, государство забирало растущее количество зерна, предназначенного для внутреннего потребления. Так же, как в 1918-1920 гг., это приводило к растущей деградации сельского хозяйства. В Украине, которая терпела существенно большее давление, продразверстка из урожая 1931 г. привела в первой половине 1932 г. к голодной смерти десятков тысяч крестьян. Заготовки зерна из урожая 1932 г. оказались намного меньше, чем в предыдущие годы, но не в результате ослабления давления, а вследствие упадка производительных сил села.

Окончание следует

Автор: Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, доктор исторических наук; ДЕНЬ

Читайте также: