Нож, улица, фонарь, аптека…

Ежегодно в России от рук убийц гибнут 46 тысяч человек. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) выдала: сегодня Россия находится на первом месте в Европе по количеству насильственных смертей среди молодежи в возрасте от 10 до 29 лет на 100 тысяч населения. Скандал и позор на весь мир.

Но почему же мы так расточительны, не бережем свое будущее? Буквально разбрасываемся молодежью, отдаем ее на распыл преступникам. Неужели некому было ударить в набат? Не первый же год такая картина.

Получается, некому… Да и анализировать сложившуюся ситуацию, так уж вышло, желающих не нашлось. Ученые-криминологи прекрасно знают: чем больше неприятных выводов они делают при изучении процессов преступности, тем круче хмурятся брови их начальства. Мотив недовольства один: «Зачем народ пугать этими вашими сомнительными байками? Кому от этого будет лучше?»

Обычно в публикуемой МВД без «ненужных» подробностей статистике все выглядит как-то округленно, туманно. Общее количество убийств в стране — 46 тысяч за год. По докладам вроде бы и ничего. И кривая преступности ползет вниз. И бюджет МВД растет вверх. И начальники браво выглядят. И аналитики в погонах регулярно получают зарплату. А если вдуматься: в России ежегодно убивают по полтора Можайска!

Но поскольку все познается в сравнении, то после недавно преподнесенного ВОЗ информационного скандального сюрприза сразу же появляется неистребимое желание не только милицию в полицию переделать, но и детально разобраться со всеми ответственными лицами, которые отвечают за укрощение преступности.

А они, наши чиновники, любят выражаться: мол, нам Европа не указ, у нас свой ум есть и свои реалии. Но какими аргументами они смогут оправдаться, если привести лишь одну цифру: юноши до 29 лет в Германии гибнут от убийц в 30 раз меньше, чем в России.

По данным ВОЗ, основная часть подобных убийств связана с ножевыми ранениями — 40% . Остальные погибают от того, что окажется в руках убийц. И самое досадное: абсолютное большинство молодых жертв можно было бы спасти, если бы им вовремя была оказана медицинская помощь.

У нас же… Часто до ближайшей больницы или даже аптеки быстро не добраться, далеко. Да и не на чем. А подобные преступления нередко совершаются ночью. Народ же старается не ввязываться в чужую драку. При этом на каждого погибшего молодого человека приходится еще по 20 недорослей, которые попали в больницы с тяжелыми ножевыми ранениями. Вот и получаем непочетное первое место в Европе.

В Москве, казалось бы, все должно быть лучше, чем в далекой российской провинции. А получается наоборот — бродить вечерами по сумрачным столичным улицам еще опасней.

Если верить старой полицейской статистике, то в Москве в XIX веке совершалось в среднем по 4 убийства в год. В современной белокаменной 4 убийства — это суточная «норма». Если к тому еще прибавить неопознанные трупы, смерть жертв не на месте преступления, а уже в больнице, то получается 7 — 8 погибших. Итого в Москве за одну неделю совершается столько же убийств, сколько за один год в Финляндии. Можно ли говорить об улучшении обстановки с преступностью в городе?

Кстати, москвичей теперь особенно берегут от излишне нервных криминальных подробностей. Даже на главном милицейском сайте столицы — ГУВД города — вы сейчас не найдете ни подробных статистических данных о состоянии преступности, ни тревожных цифр. Не говоря уж о данных о жертвах среди молодежи. Судя по всему, позиция руководства такая: «Не нервируй население, Муля».

Тем не менее общая столичная картина по всем убийствам лишь подтверждает выводы ВОЗ, представители которой и поделились своими шокирующими для россиян открытиями в докладе, посвященном предотвращению насилия и преступлений с применением холодного оружия среди молодежи.

— Мы привыкли к тому, что есть, — сетует заместитель председателя комитета «Нет насилию!» Вениамин Лепсов. — К жестокости, тревожной криминальной обстановке, к заметкам на первых полосах о быте «воров в законе», налетах скинхедов и криминальных разборках. И считаем, что так и должно и быть. Но это очень опасная привычка, она заведет нас далеко.

Любопытно, что даже официальные представители МВД вынуждены отмечать: за последнее время среди пострадавших от преступлений растет доля несовершеннолетних и женщин. Это означает, что более жестокой становится не только обычная уголовная преступность, но даже и та самая пресловутая «бытовуха», где главное орудие — именно нож, обычно кухонный. От разрастающегося насилия страдают в первую очередь слабые.

По мнению аналитиков, рекордное количество жертв насильственных преступлений в России среди молодежи во многом объясняется чудовищным и стремительным расслоением населения на бедных и богатых.

— И юные жертвы преступлений, и сами преступники часто принадлежат к менее состоятельным группам, — говорит кандидат юридических наук Алексей Баранов, — как лишний раз подтвердила нам ВОЗ, насилие и жестокость распространены чаще именно в тех кругах, где царит бедность, а родители не имеют возможности обеспечить своим детям нормальное существование.

Все это и обеспечило нам позорное лидерство в рейтинге насильственных смертей среди молодежи. Некоторые считают, что точка невозврата уже пройдена, и ничего уже нельзя сделать. Пожалуй, с таким выводом торопиться не стоит. Но со словами известного русского писателя Виктора Астафьева придется согласиться. Он сказал: «Только преступники могли бы так сорить своим народом».

Автор: Александр Данилкин,  «Московская правда»

Читайте также: