Корреспондент внедрилась в банду мошенников, продающих втридорога пищевые добавки. Часть2

Корреспондент Евгения Супрычева выяснила, что аферисты забирают у стариков не только деньги, но и квартиры. Теперь она попыталась выяснить, кто стоит у руля подобных call-центров

«ОБИРАЕМ НЕ СТАРИКОВ, А КОНКУРЕНТОВ»

Целыми днями продаем препараты. Гул стоит неимоверный, тем более в нашем полку прибыло.

— Стариков жалеть не надо, — вещает руководоство, прочищая мозги новобранцам. — Они делят свою зарплату на три кучки: на еду, квартплату и call-центры. Наша задача — забрать эту третью кучку. Если этого не сделаем мы — сделает гнида из другого call-центра. Повторяю: вы стариков не жалейте — вы себя жалейте. Они живут в свое удовольствие, а нам детей поднимать.

— Это правда, — вставляю свои пять копеек. — Но ведь мы их все равно дурим. Впариваем ерунду за баснословные деньги…

— Потеря денег — самая малая потеря в жизни! — наставительно поднимает палец менеджер Олеся. — И если старики звонят в наш центр, считай, им еще повезло: легко отделались, потому как мы возьмем только деньги. А другие не побрезгуют и квартирой. Что глазами хлопаешь, а то не знаешь?

Оказывается, практически в каждом call-центре работают пара-тройка аферистов, которые маскируются под обычных операторов. Они охотятся за жилплощадью стариков. Call-центр для такой охоты — весьма удобная площадка. Контакт наладить просто: сколько лет, с кем живете, а что дети? Сиделка дорого стоит? Так давайте я вас навещу чисто по-человечески. Ну и дальше по накатанной. В итоге пенсионер переписывает квартиру на мошенника в качестве платы «за досмотр». Стоит таким старикам составить завещания — через полгода помирают. Такие вот странные совпадения…

— Руководство одних call-центров не против таких аферистов, — поясняют коллеги. — В конце концов они свои делишки обделывают после работы. А вот наше начальство в этом плане принципиально, если чего заподозрит — вылетишь.

Но тут вопрос не морали, а безопасности. Аферист старика угробит, милиция начнет ниточку раскручивать и постучит в call-центр. Кому нужны лишние проблемы?

«ВРАЧИ» ТРЕЗВЕЮТ РЕДКО

Про конкурентов в моем call-центре рассказывают откровенные гадости. Мол, у тех вообще ни стыда ни совести — такое вытворяют!

Допустим, прочитал старичок рекламу БАДа для повышения потенции. Телефончик набрал, о беде своей поведал.

— С ваших слов картина не ясна, — отвечает оператор. — А на глазок мы диагноз не ставим — нужны анализы. К вам придет медработник от нашего института — отдадите ему баночки. Когда будут результаты, перезвоним.

Через день перезванивают. Дескать, Василий Кузьмич, у вас рак яичек.

Старик медленно сползает по стенке. Его утешают: дескать, сделаем все возможное. Тем более в институте есть новейшие препараты. Но недешево. Старику плевать. Это раньше он думал, тратить ли ему восемь тысяч на пилюльку для потенции или нет, а тут уж никаких денег не жалко.

Словом, деньги все равно отберут. А еще могут лишить и квартиры.

Так лучше уж мы сами займемся стариками — без шума и пыли. Все по высшему разряду, будет не больно. Этой простой и удобной философией прикрываются во всех call-центрах (даже там, где ставят липовый смертельный диагноз). Профессиональных аферистов и кидал среди операторов мало. У тех-то девиз иной: «Без лоха и жизнь плоха». Просто и честно. Они не пытаются оправдаться и под приличных людей не маскируются.

Потому как никогда ими не были. А операторы были. Допустим, Олеся — учительница младших классов. Прикатила из Молдавии, где деньги в большом дефиците. Тут у нее какие перспективы: либо стройка, либо половая тряпка. Так резко понизить свой социальный статус готов не каждый. Уж проще лицемерить, но привычно ходить на шпильках по ковролину. Примерно такая же картина и с другими операторами. В большинстве это бывшие вузовские преподаватели, экономисты, инженеры. Часть из них с молдавским и украинским акцентом. Еще часть — из российской глубинки.

Короче, народ подобрался образованный… и пьющий. Да-да, половина наших «специалистов» — алкаши со стажем. Вечерние беседы «врачей-наркологов» с пациентами о наличии демократии в стране — это нечто. Руководство сперва за такие выходки увольняло. Потом перестало — трудно набрать народ. Зарплата всего 15 — 20 тысяч (хотя обещают в разы больше), а постоянно чувствовать себя подлецом очень тяжело. Короче, постановили, что пить можно, но только после шести (работаем до восьми вечера). Стараются соблюдать. На общем фоне выделяется лишь Надежда. И не столько столичной пропиской, сколько изобретательностью.

НЕТ ЗАКАЗОВ — ПЛАТИ ШТРАФ

Прибегаю как-то на работу ближе к обеду. Олесины вопли слышно еще в коридоре.

— Ты что, совсем обалдела? — орет. — Надя, только обед, а ты уже заговариваешься! Врач-нарколог, мать твою за ногу! Где чекушка?

Оказывается, Надя перелила джин-тоник в полторашку из-под минералки и с утра посасывала потихоньку, пока совсем не окосела.

— Олеся, только не надо истерик, — манерно закидывает ногу на ногу Надежда (ей сорок, но выглядит на полтинник), распушив свои засаленные волосы. — Я же заказы делаю, нахожу с клиентом, так сказать, общий язык… А если трезвая — не нахожу, ты же знаешь.

Это все знают. Еще в прошлом году Надя запила по-черному. Коллектив решил взять ее на поруки. БАДами лечить не стали, позвали нарколога (настоящего). Тот сделал Надежде внушение, затем укол — вроде завязала. Протрезвела, похорошела… и перестала продавать. Две недели без заказов — шутка ли? Особенно если учесть, что у нас каждые три дня без заказов — штраф в 500 рублей. Надежда ушла в минус, потом в депрессию, а потом совсем ушла. И вернулась только теперь, сорвав все коды.

«А чего она вернулась-то? — думаю. — Коренная москвичка могла бы найти работу и поприличнее».

Но тут смотря что считать приличной работой. Надежда всю жизнь работала на производстве: была швеей, потом упаковщицей. Но, похоже, всегда мечтала трудиться в офисе, и вот такая возможность подвернулась. Откровенно говоря, Надежда — самый подкованный в плане медицины оператор. Знает такие слова, как «тремор» (если по-простому — похмельная трясучка), «соматика болезни» и «абстинентный синдром».

Обдавая трубку перегаром, выдает это все очень авторитетно. Она даже икает как-то авторитетно. Во время «консультаций» у Надежды выпрямляется спина. Мне кажется, в такие моменты она действительно ощущает себя дипломированным специалистом. Балдеет от образа, который рисуют себе пациенты. Они же представляют себе не полупьяную женщину в пыльных ботинках, а холеного доктора в белом халате. Но как бы ей не сменить этот вымышленный белый халат на вполне реальную робу.

— А ты на нарах не боишься оказаться? — интересуюсь как-то у Надежды. — Периодически же call-центры закрывают, людей сажают…

— Сажают либо тех, кто зарвался, — отвечает, — либо тех, кто не делится. А у нас шеф сам из этих, там все договорено.

Из этих — это, стало быть, из бывших милиционеров.

КТО ДЕРЖИТ ЦЕНТРЫ

Вообще подобные call-центры держат либо бывшие рэкетиры из числа мелкой шушеры, либо бывшие менты. Помните недавнюю громкую облаву на столичный call-центр фирмы «Здоровье от природы», во время которой из окна выпрыгнули пять менеджеров? Так вот, недавно задержали и хозяина фирмы.

Оказалось, бывший милиционер. Ранее судим по статье «превышение полномочий», из органов уволен. Бизнесом занимался не долго — погорел. Теперь ему много чего вменяют, в том числе и продажу нелегальных БАДов. Интересно, мы тоже фальшаком торгуем? Оказывается, всего лишь просрочкой. Но в принципе препараты легальны: они зарегистрированы в Роспотребнадзоре (легко проверить на сайте ведомства).

— А почему тогда клиентам нельзя говорить, что именно мы им высылаем, — интересуюсь.

Оказывается, для перестраховки. Стоит бабульке узнать название препарата, она тут же растрезвонит родным, а те полезут в Интернет. Обнаружат, что БАД стоит вовсе не 20 тысяч рублей, а всего 120 целковых. Плюс пороются в форумах и узнают массу интересного про этот препарат.

— Ясно, — киваю. — А почему тогда в других call-центрах, напротив, козыряют названиями БАДов и печатают их в рекламе?

Оказывается, у них эксклюзив. В принципе каждый уважающий себя call-центр имеет свои эксклюзивные препараты. Их можно заказать у производителя, заключив с ним договор: дескать, кроме нас, никому. Зачем нужны эти эксклюзивы? Чтобы держать цену.

— Старики долбятся по всем call-центрам, — объясняет Олеся. — Цена везде разная, в итоге покупают там, где дешевле.

С эксклюзивом такой номер не прокатит. Но, с другой стороны, «добрые» отзывы в Сети никто не отменял, правильно? Репутация БАДа портится быстро. И вот потому, что ни год, то новый эксклюзив. Точнее, новая этикетка, а препарат тот же. И что самое печальное, это легально.

— При регистрации в Росздравнадзоре вы можете указать сколько угодно названий одного и того же препарата, — объясняет председатель Комитета по экспертизе эффективности оздоровительных продуктов и технологий при Научном совете по биомедицине Пущинского научного центра РАН Александр Орехов. — Так что одного эксклюзива продавцам хватает на долгие годы.

Стоит он копейки. Так, разработка рецептуры и регистрации обойдется в 150 — 200 тысяч рублей — эти деньги отбиваются в первый месяц торговли. Другое дело, что ответа из Роспотребнадзора можно ждать до полугода, а время — деньги. Вот потому и появились компании-посредники, которые заранее регистрируют на себя эксклюзивы, а потом продают их call-центрам, навариваясь на каждом пузырьке. Все просто и по чисто символическим ценам. Поэтому продажа нелегальных препаратов — скорее исключение (в Роспотребнадзоре подтверждают. — Авт.).

Получается, БАДы как минимум неядовиты, а может, даже полезны? Ага, держите карман шире.

— При регистрации Роспотребнадзор в первую очередь проверяет БАДы на безопасность, а на эффективность лишь по настоянию производителя, — говорит Александр Орехов. — Допустим, концентрация такого вещества не должна превышать 10 миллиграммов. Но в то же время рекомендованная доза для оказания терапевтического эффекта — 8 миллиграммов.

В Роспотребнадзоре делают анализы и видят, что в данном препарате этого вещества 1 миллиграмм. Безопасно? Да. Эффективно? Да кого это волнует….

— Несколько лет назад Роспотребнадзор исследовал БАДы на основе черники, которые якобы улучшают зрение, — продолжает Александр Орехов. — Так вот, в большинстве препаратов экстракта черники не обнаружили. Хотя в тех экземплярах, которые производители приносили на экспертизу (чтобы зарегистрировать БАД), она была. Проблема в том, что полностью отсутствует контроль за выпускаемой продукцией, контрольные закупки проводятся бессистемно.

И уж тем более никто не будет делать закупки из партии, которую реализуют call-центры. Остается надеяться, что те препараты, которые толкали в нашей конторе, были пустышкой. А то мало ли чего… Потом ходи — грехи замаливай. Что, кстати, некоторые операторы call-центров и делают на досуге.

Сама я потом обзвонила своих клиентов и честно предупредила: препараты вам предлагали мошенники. Ни в коем случае не оплачивайте заказ. Люди благодарили и тут же интересовались: «А где купить правильные чудо-лекарства?» Так что, похоже, липовые наркологи без клиентов все равно не останутся.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Наталья ПРОКОПЬЕВА, директор Московского представительства компании «Эвалар»: «За БАДами — только в аптеку!»

— Биологически активные добавки следует приобретать только в аптеках. Именно в аптеках проводится усиленный входной контроль каждой биологически активной добавки. В аптеке выбирайте прежде всего не просто БАД, а компанию-производителя. Доверять следует производству, которое отвечает всем мировым стандартам и обеспечивает качество разработки и контроль продукции. Гарантировать качество биологически активных добавок может лишь то производство, которое открыто для инспектирующих организаций — Роспотребнадзора. Мы выпускаем БАДы по международным стандартам качества GMP. Действует жесткий входной контроль качества поступающего сырья. Лаборатории аккредитованы Минздравом.

КОМПЕТЕНТНО

«Нужно менять законы»

— Милиция по мере сил борется с мошенниками, — говорит депутат Госдумы Антон Беляков. — Но тут еще необходимы вмешательство государства, изменение законодательной базы. В частности, мною был написан законопроект, который предлагает ужесточить правила продажи БАДов. Они должны продаваться только в аптеках. А все call-центры автоматически станут все закона. Далее по поводу рекламы. Зачастую именно благодаря ей пенсионеры узнают о чудо-таблетках. Поэтому уже готов проект закона, который позволит перекрыть мошенникам доступ к потребителям. Законопроектом предлагается запретить рекламу БАДов во всех СМИ, кроме специализированных медицинских изданий.

В ТЕМУ

Три наивных вопроса о препаратах

1. Почему их так много?

По данным Роспотребнадзора, в России ежегодно регистрируется от 1,5 до 2 тысяч новых БАДов. Сейчас их в реестре более шести тысяч. Зачем так много?

— Во-первых, БАДы продаются только в тех регионах, где их производят, — говорит академик Российской академии естественных наук Александр Орехов. — Вряд ли препарат из Приморья попадет в аптеки Москвы. Производство БАДов — это мелкий бизнес, у компаний нет денег на логистику. То есть в каждом регионе продается несколько сотен местных разновидностей БАДов. Их жизнь коротка — примерно два месяца: покупатели налетают на новинку, зачастую обжигаются, теряют к ней интерес.

Подавай им новинку.

2. Опасны ли чудо-пилюли?

— В БАДах для похудения часто находят сибутрамин — вещество, которое подавляет аппетит, но в то же время приводит к серьезным заболеваниям психики, — говорит экс-председатель Комитета по развитию здравоохранения ТПП Московской области Вадим Винокуров. — В тех экземплярах, которые производитель приносит на экспертизу в Роспотребнадзор, этого вещества нет, а на стадии производства препарат «улучшают».

Осторожнее с китайскими БАДами. Согласно тамошнему законодательству препараты на экспорт не проверяются даже на безопасность. И не факт, что продавцы понесут эти препараты в Роспотребнадзор.

3. Кто придумывает рецепты?

Но по-хорошему производитель должен обратиться в один из институтов, который специализируется на биомедицине.

— Но кто станет тратиться на изобретение нового рецепта, — говорит Александр Орехов. — Производитель возьмет БАД в аптеке, перепишет состав и зарегистрирует точно такой же. Роспотребнадзор не против. Так что БАДы с разными названиями и от разных производителей — это, как правило, одно и то же.

КСТАТИ

Их трудно поймать за руку

— Аферисты старательно маскируют свою деятельность под легальный бизнес, — говорит юрист общества по защите прав потребителей «Общественный контроль» Дмитрий Лесняк. — Продают препараты в 100 раз дороже их реальной стоимости? Но больше нет такой статьи, как спекуляция. Представляются «специалистами центра при НИИ наркологии»? Но фирму можно зарегистрировать под любым названием. Даже если они нагло представляются врачами, то тут еще надо доказать злой умысел. Потому как вы можете представляться так в шутку — и это не статья.

— А то, что они выдают БАДы за чудо-лекарства, разве не нарушение закона?

— Они редко используют слово «лекарства», как правило, говорят «препараты». А на этих препаратах действительно написано «помогает от…». То есть опять-таки важно доказать, что операторы значительно преувеличивают терапевтические свойства БАДов.

— Доказательную базу собрать непросто, — соглашается руководитель пресс-службы УБЭП ГУВД Москвы Филипп Золотницкий. — Потому разработка одного крупного call-центра длится до полугода. Помимо всего прочего, важно вычислить организаторов. Порой фирмы зарегистрированы на подставных лиц, а реальные владельцы неизвестно где. Иногда даже они работают на скромной должности операторов, руководя центром изнутри. Так что не все так просто: налетели — закрыли. Но в любом случае только за 2010 год в Москве было закрыто более 5 крупных сall-центров, а их организаторы привлечены к уголовной ответственности по статье 159 «мошенничество».

Автор: Евгения СУПРЫЧЕВА, КП

Начало в статье "Внедрение в банду мошенников: как «впарить» Бад и разминуться с прокурором"

Читайте также: