Мошенничество «по системе Станиславского»

Актеры и актрисы попадают в криминальные сводки чаще всего как жертвы воров или грабителей. Но иногда в артистической среде появляются те, кто вместо театральной или кинокарьеры выбирает преступный путь. Используя во время совершения преступления свои актерские таланты. И поймать их довольно трудно именно потому, что они обладают способностью к перевоплощению.

«МОДНОЕ» УВЛЕЧЕНИЕ КОКАИНОМ ВЕДЕТ НА ЗОНУ

Андрей Петров приехал в Санкт-Петербург в середине 90-х и поступил в Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства. Так как у парня к этому времени были уже несколько лет учебы в детском театре-студии, то поступил он без особых проблем. Да и талантом его Бог не обидел. Так что почти сразу попал на заметку киношникам. За пару лет успел сняться в нескольких эпизодических ролях и в одной второстепенной. Не сказать, что те проекты были успешны, но Петров стал вхож в околокиношную тусовку. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, типа ночных развлечений в модных клубах, тусовках с золотой молодежью, растягивающихся порой на несколько суток, и… кокаина. Который в конце концов и положил конец карьере молодого актера.

Однажды СОБР («спецназ» Управления по борьбе с организованной преступностью) устроил облаву в клубе, где в то время находился и Петров. Милиционеры задерживали членов преступной группировки, которые тоже были в клубе. А артист просто оказался не в том месте и не в то время. У него был обнаружен пакетик с кокаином. В тот раз Петрову удалось избежать уголовной ответственности. Но репутацию ему та облава попортила сильно. Его перестали приглашать в кино, но из академии все-таки не отчислили.

Молодой артист не понял, что ему дали второй шанс. Вместо того, чтобы сделать правильный вывод, забыть про развлечения и вцепиться в учебу, Петров, наоборот, еще глубже погрузился в ночную развлекательную жизнь. А для того чтобы находить на клубы и тусовки деньги, стал продавать наркотики. На чем в конце концов и погорел. Его задержали с поличным, во время сбыта.

Петрова осудили на четыре года лишения свободы. Свой срок он отбывал в колонии общего режима. На зоне он и познакомился с Николаем Грибовым, отбывавшим срок за растрату. Грибов в полной мере оценил способности Петрова к перевоплощениям и решил, что тот может быть полезен. Грибов вышел на свободу на несколько месяцев раньше Петрова, но артиста не забыл. Когда тот вышел за ворота тюрьмы (отсидев 2,5 года и освободившись условно-досрочно), его уже ждал «Мерседес», в котором сидел Грибов с предложением о работе.

СЛАДКАЯ АФЕРА

Нельзя сказать, что Петров особо удивился тому, что предложил ему Грибов, мошенник со стажем. Он придумывал довольно хитроумные мошеннические схемы, которые и претворял в жизнь. И в этой деятельности ему был очень полезен человек, способный предстать перед «лохами» стариком или юношей, русским или украинцем, бизнесменом или братком.

Петров согласился почти не раздумывая. Позже он будет пытаться оправдать этот свой выбор тем, что тюремный срок поставил окончательный крест на его карьере. Но в правоохранительных органах на этот счет имеется другое мнение. Не говоря уж про нынешние либеральные времена, даже в советское время настоящие таланты после отсидки умудрялись пробиваться в большое кино, но для этого необходимо было упорство и трудолюбие. А Петрову не хотелось пробиваться, он хотел красивой жизни сразу и без особых усилий.

Первым «делом» Петрова стала афера с одной из петербургских кондитерских фабрик. Он должен был представиться гостем из Украины, приехавшим договориться о поставках конфет в его страну. Подготовительную работу, типа звонков из бывшей союзной республики, факса с реквизитами и пр., Грибов уже провел. А потому к потенциальному заказчику в Питере отнеслись со всем уважением.

Петров, как и было ему указано, сперва договорился о поставке небольшой партии. Сделка прошла нормально, деньги были переведены в оговоренные сроки, а Петров опять наведался на фабрику недели через три. Заявив, что приехал договориться о поставках крупных партий кондитерских изделий.

Но сразу предупредил, что очень рассчитывает на товарный кредит. А в обеспечение этого кредита предлагались акции торговой сети. Сеть была довольно известна, покупатель вроде как проверенный, вот кондитеры и согласились. Они отгрузили товара почти на полмиллиона долларов, не потребовав предоплаты.

Само собой, оплаты кондитеры так и не дождались. Дальнейшие разборки ни к чему не привели. На официальный запрос в украинскую торговую сеть, те заявили, что никогда не планировали ориентироваться на дорогие питерские конфеты. Мол, у нас и самих конфет и шоколадок хватает. Доверенность на акции оказалась поддельной. Ну а розыск украинца тоже ни к чему не привел. Кондитеры были твердо уверены, что тот на самом деле украинец. Вот милиционеры и искали гражданина Украины, пока Петров спокойно тратил «заработанные» на афере деньги прямо у них под носом.

ПЕРЕВОПЛоЩЕНИЯ

В следующие четыре года Петров участвовал еще как минимум в пяти мошеннических схемах. Грибов работал с размахом, а потому Петрову приходилось ездить в разные города. То представляясь заказчиком, то продавцом. И постоянно меняя собственную внешность. Однажды он даже предстал выходцем с Кавказа, и ему и в этом случае безоговорочно поверили.

А один раз, в Москве, Петров загримировался под пожилого профессора, который продавал коллекцию старинных книг. Книги действительно имелись, и коллекция была продемонстрирована покупателю. Парочку из них «профессор» даже согласился отдать на экспертизу. Которая подтвердила их подлинность. Покупатель заплатил требуемые деньги почти безропотно, так как продажа книг по отдельности гарантировала ему прибыль процентов в 200. Но когда от покупателя пришли забирать книги, выяснилось, что истинный владелец и не думал их продавать. А со своей коллекцией позволил поработать некоему музейному эксперту Фёдорову из провинции на время, пока ездил на какой-то симпозиум за границу.

Поиски мошенника ни к чему не привели. Музей заявил, что никакого эксперта к профессору не посылал, бланк музея хоть и был подлинным, но не выдавался эксперту Федорову. Ну а проверочный звонок держателя коллекции, как выяснилось позже, был перехвачен сканером и переведен на некую московскую квартиру.

Петров довольно неплохо зарабатывал на этих аферах. Грибов не жадничал и платил своему партнеру честно. Бывший артист даже умудрился купить вполне приличную квартиру в Санкт-Петербурге и окончательно забыл о своих мечтах о карьере артиста. Ему и так неплохо жилось. Но однажды все рухнуло.

С ГОСУДАРСТВОМ ШУТКИ ПЛОХИ

В тот раз Грибов ввязался в аферу с поставками медицинского оборудования для нескольких военных госпиталей. Петрова он привлек на самом начальном этапе. Бывший артист изображал русского представителя немецкой фирмы по производству самого современного медоборудования. Но так как немецким Петров не владел, на втором этапе Грибов привлек другого человека, что особых опасений у заказчика не вызвало. Вскоре договор был заключен, и они перевели около 700 тысяч евро аванса на счет фирмы-посредника.

Когда выяснилось, что военные стали жертвой мошенников, расследованием данной аферы занялась ФСБ. И вскоре добилась результатов, отыскав поддельного немца. Петров всегда следил, чтобы у обманываемых им людей не оставалось отпечатков его пальцев. С его-то прошлым оставить отпечатки смерти подобно. Идя на встречу с заказчиком, он всегда наносил на подушечки пальцев несколько слоев клея. «Немец» не был столь осторожен. В одно из своих последних посещений покупателей он выпил коньяка. Ну а секретарша забыла помыть рюмку, так как шеф сразу поставил ее обратно в бар. Так что у сотрудников ФСБ вскоре уже были отпечатки пальцев мошенника. А через некоторое время задержали и его.

К счастью для Петрова, «немец» знаком с ним не был. И хотя он сдал Грибова, тому удалось вовремя смыться из страны. Петров остался без заработка. Когда он уже стал подумывать о том, что ему придется продавать квартиру, он встретился со старым знакомым. Тот тоже когда-то подвизался в кино на эпизодических или вторых ролях, но в данный момент был невостребован. Виктор Михайлов, как звали знакомого Петрова, рассказал ему о пожилой паре. Которая имела шикарную квартиру в центре Санкт-Петербурга, но хотела переехать за город. И Петров понял, что это его шанс поправить свое материальное положение.

НЕДОВЕРЧИВЫЕ СТАРИЧКИ

Старички оказались милыми, но не очень доверчивыми людьми. Михайлова они знали довольно хорошо, тот был знакомым их дочери, давно живущей отдельно. Но к Петрову, представившемуся директором филиала московской риэлторской фирмы, отнеслись осторожно. Тому пришлось включить все свое обаяние и проявить чудеса изобретательности, чтобы войти в доверие к старикам.

Уезжать далеко от Питера пожилая пара не хотела. Да и загородный дом им требовался со всеми удобствами и в хорошем месте. Так что Петрову пришлось попотеть и напрячь все свои связи в питерской тусовке.

В конце концов он нашел хороший дом в элитном поселке в ближайшем пригороде Петербурга и арендовал его на месяц. Старичкам дом очень понравился. Да и соседи, с которыми они поговорили, произвели хорошее впечатление. Женщина была очень довольна, но у ее мужа во время посещения этого поселка возникли кое-какие подозрения. Он выяснил, что стоимость дома, вместе с землей, раза в два с половиной превышает стоимость их квартиры. И что, бизнесмены готовы заплатить в два раза больше реальной стоимости? Подозрительно.

Но Петров и тут сумел выкрутиться. Он заявил, что квартира в центре Питера его фирме необходима под офис. Мол, когда они стали прицениваться к коммерческой недвижимости, то им заломили такие цены, что мама не горюй! Вот они и посчитали, что будет гораздо дешевле обменять более дорогой особняк на квартиру, а уже потом перевести эту квартиру в нежилой фонд. Выслушав подобное объяснение, мужчина слегка успокоился, хотя некоторые подозрения и остались. Но жена настояла (уж очень ей дом понравился), и закрутилась карусель по продаже квартиры.

Позже, уже на следствии, Михайлов утверждал, что они никого убивать не хотели. Хотя пенсионеры и знали его лично, но он собирался после аферы уехать на Украину, сменить фамилию и затеряться. Но правоохранительные органы были уверены, что Петров заранее решил убить старичков, чтобы не оставлять свидетелей. Как бы то ни было, но афера у двух артистов сорвалась.

НЕПРИЯТНЫЕ ВОПРОСЫ ВЕДУТ К КРОВАВОЙ РАЗВЯЗКЕ

Уже после того, как пенсионеры выписали генеральную доверенность на имя Петрова (в данном случае он выступал под собственным именем и фамилией, что опять же говорило в пользу версии о преднамеренном убийстве), старик пенсионер связался со своим другом в Москве и попросил его проверить риэлторскую фирму, от которой и пришел Петров. Тот и выяснил, что фирма действительно существует и ведет дела в Питере. Но риэлтора Петрова у них никогда не было. Да и офис у них там имеется, и новый им совершенно не нужен.

Когда Петров и Михайлов пришли за документами на квартиру, к тому времени они уже успели подыскать покупателя, старик стал задавать весьма неприятные вопросы. А потом вообще пригрозил позвонить своему бывшему ученику (до выхода на пенсию старик преподавал в университете), который в настоящее время занимает высокий пост в милиции. Это стало последней каплей для Петрова. Чувствуя, что деньги буквально уплывают из рук, он пришел в бешенство, схватил тяжелую настольную лампу и огрел ею старика по голове. Тот рухнул на пол. Его жена на несколько мгновений оторопела, а потом с криками ринулась к входной двери.

— Держи ее! — рявкнул Петров Михайлову.

Подельник послушно бросился на женщину, повалил на пол и заткнул ей рот. Петров же выдрал из лампы электрический шнур и накинул его на шею старику. Через пару минут тот несколько раз дернулся и затих. А Петров направился к старушке, которую продолжал удерживать Михайлов. Когда пенсионеры были убиты, подельники принялись обыскивать квартиру в поисках документов. Но в этот момент раздался звонок в дверь.

Бывшие артисты решили, что соседи услышали крики, и замерли. Звонки вскоре прекратились, но продолжить обыск убийцы не решились. Осторожно выглянув за дверь и убедившись, что там никого нет, они закрыли квартиру и быстро ретировались. Решив вернуться на следующий день, чтобы найти документы и вывезти трупы.

Следующим вечером убийцы подъехали к дому, но увидели вокруг подъезда несколько милицейских машин. А после короткого разговора с бабушками, толпившимися неподалеку, Петров выяснил, что трупы уже обнаружены. Оказывается сразу после убийства в квартиру звонила дочь пенсионеров. Ключи от квартиры родителей она забыла дома, а потому вернулась на следующий день.

Петров сразу понял, что надо срочно уносить ноги. Ведь в квартире наверняка остались его отпечатки пальцев, хотя с самой лампы он их и стер. Но по всей квартире могли остаться и еще. Так что Петров и Михайлов сразу ринулись по своим домам собирать вещи. Михайлов, как и планировал, укатил на Украину. Но затеряться там без денег не смог, вскоре был арестован и экстрадирован в Россию.

Петров уехал в Москву и поселился у своей давней знакомой. Он понимал, что ему надо бежать дальше, но рассчитывал продать питерскую квартиру. Чтобы были деньги хотя бы на первое время и новые документы. Он связался по телефону со своим приятелем, имевшим отношение к бизнесу по недвижимости, и предложил ему квартиру за полцены. Петрову было невдомек, что этот телефон уже стоит на прослушке. И очень удивился, когда буквально через три часа после звонка в квартиру позвонили сотрудники милиции.

Сдаваться Петров не захотел. Он быстро собрал свои вещи и попытался перелезть через балкон в соседнюю квартиру, откуда и рассчитывал уйти. Но помешала сумка, зацепившаяся за арматурину. Пытаясь отцепить ее, Петров не удержался и сорвался вниз. Падение с седьмого этажа оказалось смертельным. Михайлова, который был признан виновным в соучастии в двойном убийстве и мошенничестве в особо крупном размере, приговорили к 14 годам лишения свободы. Вполне возможно, что на зоне он сможет проявить свои таланты в какой-нибудь тюремной постановке, которые в последнее время стали довольно популярны.

Автор: Алина Максимова, КРИМИНАЛ

Читайте также: