ПАДЕНИЕ КЛАНА САВЛОХОВЫХ. ЧАСТЬ 3

В заключительной части трилогии о криминальной империи братьев Савлоховых читайте: криминальное становление среднего брата Теймураза Савлохова и обстоятельства его гибели; портрет младшего брата Руслана; что привело могущественное савлоховское ОПГ к краху.

Днепропетровские корни осетинского клана

Савлохов Теймураз Сосланович, уроженец Северной Осетии, 1955 года рождения, был прописан в Днепропетровске. Был трижды женат, имел троих детей. Спортсмен. Тренерствовал в Днепропетровском инженерно-строительном институте. С началом перестройки зарегистрировал в Днепропетровске кооператив “Аро”. В паре с тренером ДИСИ Сосо организовал бригаду спортсменов-борцов днепропетровского института физкультуры. Специализация группы на то время: скупка и перепродажа золотых изделий и меха, продажа краденых автомобилей, вымогательства и грабежи, выбивание долгов, экономические аферы.

По началу Теймураз не чурался собственноручно крутить “наперстки”. За что и был впервые задержан — в Киеве в 1990 году на территории авторынка, который успел “прибить” старший брат Борис. В очередной раз встретился с милицией в 1991 году, впрочем, без видимого для себя ущерба. В 1992 году был подвергнут аресту по подозрению в хищениях в особо крупных размерах и еще целому букету преступлений. Под суд не пошел — откупился.

Подчиненные Теймураза гастролируют по городам и весям, наезжая на преуспевающие коммерческие структуры. По некоторым сведениям, уже в то время бригада не останавливалась перед убийствами. Так, тройка особо приближенных к Савлохову борцов убила днепропетровского боксера, после чего стала выплачивать “пенсию” вдове. Базой бригады стали рестораны “Днепропетровск” и “Рассвет”. Директоры этих точек общепита по собственной инициативе обратились к савлоховской бригаде за охраной, считая ее самой влиятельной в городе. “Охрана” обходилась ресторанам в 10 процентов выручки. Все – чин-чинарем: по библейским заповедям.

Была у Теймураза и предпринимательская хватка. Под его руководством работали несколько кооперативов: по “накатке” фирменной символики на «самопальные» спортивные костюмы, в Карелии ему принадлежала звероферма, работали несколько цехов по пошиву меховых шапок. Но львиную долю прибылей, составивших стартовый капитал клана Савлоховых, приносил пошив модных в то время шуб из искусственного меха.

Мех закупали повсюду и в промышленных масштабах. Поначалу – преимущественно в Прибалтике. Но уже в начале 1991 года на проходившей в Днепропетровске выставке партнер Савлохова по имени Карен свел Теймураза с начальником “нужного” столичного управления Юрием Николаевичем К. Там же с привлечением посредника была достигнута договоренность о покупке первой партии “украинского” меха – 5 километров и в довесок – 10 тонн трикотажа. Все это был “фондовый” товар, не подлежащий продаже частным предпринимателям. Но Юрий Николаевич посодействовал. Мех был продан, а сынок начальника уехал на новенькой “Таврии”. Потом были закуплены еще десятки километров мехов и сотни тонн тканей. А столичный чиновник поменял обстановку в квартире, обзавелся дефицитной видеотехникой. Тогда за приобретение десяти километров меха Савлохов “благодарил” одним автомобилем. Порой из меха шили шубы, порой перепродавали. Навар – от 100 процентов и выше. По подсчетам всевидящих бойцов невидимого фронта с осени 1990 по декабрь 1991 года экономические проделки группы Теймураза Савлохова обошлись государству в 1.024.000 рублей.

Из трех братьев Савлоховых Теймураз был, пожалуй, самым дерзким. В общем бизнесе савлоховского клана ему отводилась преимущественно роль куратора Днепропетровской вотчины и выполнение второстепенных функций.

Младший брат – вовсе не дурак

Савлохов Руслан (Рустам) Сосланович, 1958 года рождения. Имеет админарест. Мастер спорта по борьбе. Наиболее коммерчески одаренный из трех братьев. Сдержан, расчетлив. Два года работал по договору в Чехословакии. В 1989 вернулся из-за границы в Украину. Братом Борисом был введен в родовой клан осетин, стал правой рукой старшего брата в бизнесе и руководстве преступной группировкой.

Принадлежащие савлоховцам рынки находятся под непосредственным кураторством Руслана. Заслуженно считается “мозгом” савлоховского формирования. Коммерческую деятельность в Украине начинал с мошенничеств. Во время ареста Бориса в Осетии, в 1991-92 годах возглавил руководство группировкой, продолжал передавать в Северную Осетию часть средств от преступного бизнеса. Деньги в буквальном смысле слова чемоданами возил брат Теймураз и доверенные лица.

В 1992 году теневик Гапоненко через знакомую в ювелирном магазине скупил для себя и братьев Савлоховых золотые изделия почти на миллион рублей по цене 650 рублей за грамм. В эту операцию Руслан вложил около 600 тысяч рублей, принадлежавших лично ему. Савлохов-младший открыл со своими людьми сеть магазинов, через которые отмывались деньги. В 1995 году Руслан числился директором магазина на центральной улице Горького. В тот же период он стал замдиректора украинско-американского СП “Дженерал моторс-Украина”, однако в учредителях, вопреки распространенному мнению, не числился. Ему принадлежит пай в казино “Сплит” на улице Прорезной и в казино контролируемой савлоховыми гостиницы “Турист”. В начале 90-х Руслан скупает на подставных лиц недвижимость в центре Киева.

На нем, как самом “чистом” среди братьев, замыкаются связи группировки в органах власти, милиции, прокуратуре, СБ. Сфера деятельности бригады Руслана Савлохова: мошеничества, кражи, угоны, разбои, вымогательства, отмывание денег и перевод их за рубеж. В середине 90-х активно участвовал в нелегальном бизнесе по трафику оружием между Арменией и Молдовой. Цены черного рынка на то время: ПМ – 300-350 долларов, АКМ – 700-800, Узи с глушителем – 1200, карабин с глушителем – 1300. В этом бизнесе также был задействован Виктор Авдышев, под управлением которого находилась одна из наиболее представительных группировок того времени — ассирийская.

Руслан контактирует с чеченской группировкой в Москве. Для совершения преступлений приглашает гастролеров из Северной Осетии, Днепропетровска, Молдовы, Москвы. В эти регионы отправляет и своих эмиссаров. Помимо увеселительных заведений, принадлежащих и контролируемых Савлоховыми, часто появлялся в кафе кинотеатра “Алмаз”, хозяевами которого были “стоячие” братья Барсуки.

Руслан не чурался семейного бизнеса по торговле проститутками. В феврале 1995 года Руслан Савлохов вылетел в Дубаи вместе с девушкой, прошедшей обучение в одной из нелегальных школ. Руслан ехал в Эмираты отдыхать. В аэропорту Дубаи их встретил араб, который принял девушку. 21 февраля она вернулась в Украину с “рабочей вахты”.

Руслан почти не светился в криминальных сводках. Его не трогают ни милиция ни криминалитет. На счету Савлохова-младшего – всего одно покушение, а вернее – подрез ножом в бане. По некоторым сведениям этот инцидент, который случился почти в одно время со вторым покушением на Бориса Савлохова на улице Луначарского, стал следствием конфликта между группировкой Савлоховых и Киселя. Скандал разгорелся вокруг результатов торгов на первом киевском аукционе 1993 года. На торгах концерн “Денди”, в котором Кисель имел личные финансовые интересы, приобрел за 130 тысяч долларов роскошный комплекс зданий “Старый пассаж” в самом центре города. Однако затем случилась странная история, в результате которой Пассаж не достался “Денди”. Злые языки говорили, что к этому приложил руку тогдашний глава местной райадминистрации Селиванов (позже на него было совершено покушение). Разгорелась длительная война между киселевцами и савлоховцами. Фактически, она не прекращалась до недавнего времени – вплоть до «заточения» Бориса Савлохова в связи с известным вымогательством. Прекращению боевых действий способствовало также кратковременное бегство Киселя за границу после пропажи журналиста Гонгадзе.

Время от времени конфликт между славянами и осетинами достигал опасного накала. В 1996 году высокий покровитель Киселя из числа весьма влиятельных народных избранников даже высказал намерение примерить Бориса Савлохова и Владимира Киселя, но этого так и не случилось.

Ситуация, когда ежеминутно существует опасность стать жертвой киллера, превращает жизнь мафиозо в сущий ад. Постоянное чувство опасности не позволяет сполна радоваться жизни. Руслан Савлохов, наименее склонный из трех братьев к криминальным авантюрам, давно выказывал желание отойти от уголовного бизнеса, полностью легализоваться. В узком кругу он говорил, что устал жить в окружении охраны и ожидании выстрела в упор. Опасения его не подвели. Впрочем, пуля досталась не Руслану…

Жили-были три брата. А осталось двое…

27 марта 2000 года тремя пулями из автомата был убит Теймураз Савлохов. Нападавший (по некоторым сведением киллеров было двое) ожидал Савлохова вблизи дома №8 по улице Бучмы – это рядом с легкоатлетическим манежем на берегу озера Тельбин. Манеж и расположенные на его территории фирмы были подконтрольны братьям Савлоховым. В 1.30 ночи “Мерседс-320”, в котором находился Теймураз, обстреляли. Был убит на месте земляк Савлохова — его телохранитель Виталий Безстаев, двадцати шести лет отроду. Предположительно в машине также находилась подруга Теймураза – тренер из легкоатлетического манежа. Но девушка осталась жива. Савлохов выскочил из машины и попытался бежать. В темноте он споткнулся, упал. Киллер использовал свой шанс. На месте преступления осталось два десятка автоматных гильз.

По одной из версий убийство Савлохова-среднего стало ответом на недавний расстрел Амирханяна, который якобы не пожелал выполнять “заказ” Савлоховых на убийство потерпевших братьев-армян по делу Бориса Савлохова.

С таким же успехом расстрел на улице Бучмы мог стать логичным продолжением противостояния с группировкой Киселя. Кроме того, по сведениям из информированных источников, незадолго до убийства у Теймураза происходили “терки” с неким авторитетом “Оболонским”. Да собственно, мало ли с кем мог возникнуть конфликт. Но вот решиться на убийство столь заметной фигуры – это дело нешуточное. Многие в то время прогнозировали новый шлейф кровавых разборок. Но этого не случилось. Что тому причиной: профессиональная работа УБОПа или нежелание криминальных конкурентов светиться в период милицейской охоты на мафиози – можно только догадываться.

Очевидно, что Теймуразом Савлоховым, равно как и самим осетинским кланом могли быть недовольны многие. Но савлоховские вопреки всему продолжали оставаться слишком влиятельными, чтобы кто-то мог решиться на открытую войну. Сам факт доведения до суда дела против главы группировки и та твердость, с которой вел процесс судья Замковенко могли стать свидетельством ослабления савлоховского войска и сигналом к началу отстрела.

По данным службы Безопасности Украины в тот период среди преступных сообществ страны этнические составляли не больше 15%. Можно смело утверждать, что значительную часть этой составляющей занимает осетинский клан Савлоховых. Вернее занимал.

Администрация президента – гиблое место

Среди многочисленных версий расправы над кланом Савлоховых, можно шепотом упомянуть и еще одну. Так, в том же 2000 году, Киевский горсуд осудил авторитетного представителя осетинского клана Саида Аслаханова, который называл среди компаньонов по бизнесу сотрудников президентской администрации — он утверждал, что поставлял автомобили на Банковую. А Борис Савлохов в своем последнем слове в зале суда просил учесть, что в 1997 году Леонид Кучма лично поздравил его в связи с присвоением звания «Меценат года». А незадолго до этого на одном из судебных заседаний подсудимый вдруг вздохнул: «Люди смеются. Если я этой стране не нужен, то пусть расстреляют!» Незадолго до того, как против Савлохова возбудили дело, он поговаривают, слишком часто упоминал в «терках» на высшем уровне о некой своей причастности к Администрации Президента.

Ни Савлохова ни Аслаханова демонстрация близости к президентским структурам не спасла. Более того, не исключено, что неуместное упоминание этой связи их и погубило. В пользу этой версии говорят и некоторые «шероховатости» дела Бориса Савлохова. С одной стороны, подозрения в том, что армянские фермеры были «подосланы», а «наезд» на них спровоцирован выглядят малоубедительно: в таком случае перед встречей с Савлоховым их бы снабдили радиомикрофоном. Тогда не возникло бы нужды доказывать причастность к вымогательству и избиению лично Бориса Сослановича. С другой — слишком уж быстро развивались события. Как правило, такие расследования затягиваются на долгие месяцы. В случае с Савлоховым все вдруг сработали стремительно, правоохранительная и судебная машины доказали свою эффективность (подозрительная «гуманность» прокурора – не в счет). Практика показывает, что такие успехи наши «органы» демонстрируют в случаях, когда это разрешают и инициируют сверху.

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: