Война за наследство миллиардера Рожецкина

Леонид Рожецкин был одним из самых заметных российских бизнесменов начала нулевых. Офисы в Женеве, Москве, Лондоне и Нью-Йорке, дома в лос-анджелесском Бель-Эйр, Москве и на Пхукете. Еще у него был достойный особняк в Юрмале. Именно там, в марте 2008 года, его последний раз видели живым…

Сына Максимилиана и его маму, бывшую модель Наталью Белову, он поселил в Великобритании, в квартире за 3 миллиона фунтов в лондонском районе Мейфейр. В Лондоне у Рожецкина был свой бизнес. Вместе с Дерком Сауэром (в России голландскому магнату тогда принадлежал издательский дом Independent Media) он основал бесплатную городскую газету City Am. С Сауэром Леонид познакомился, когда тот запускал Moscow Times.

16 марта 2008 года американскому партнеру Леонида позвонил из Юрмалы дворецкий Рожецкина с обескураживающей вестью: «Леонид пропал. Его „порше“ — тоже». Сообщили в полицию. «Слуга спрашивал, что ему делать, — рассказывает британский банкир, друг Рожецкина, пожелавший назваться просто Чарли. — Мы подумали, что Леонида похитили». Чарли обратился в GPW — компанию, специализирующуюся на корпоративных расследованиях. В Ригу выехала команда детективов. Очень скоро стало понятно: вряд ли это похищение, скорее убийство. Чарли позвонил своему другу из Америки Бобу Армао, бывшему дипломату, мастеру улаживать сложные ситуации.

Армао тоже прилетел в столицу Латвии. «Леонид был гражданином США, американским госслужащим: после окончания Гарвардской школы права он работал в судебной системе», — объясняет Армао.

Рожецкины переехали в Нью-Йорк из Ленинграда в 1980-м с тогдашней новой волной еврейской эмиграции, когда Леониду было четырнадцать. Он учился в двух университетах Лиги плюща, в Колумбийском университете, а затем поступил в Гарвард. Его приняли на работу в White & Case, одну из самых престижных юридических компаний.

В 1998 году Рожецкин создал собственную венчурную компанию LV Finance, которая с аппетитом отъедала от многих пирогов в России, хороших и разных. Был он и зампредом правления «Норильского никеля» и даже занимался кинопроизводством.

Переполошило всех не только само исчезновение Рожецкина. Дворецкий рассказал Армао, что хозяин приехал в Юрмалу почти в час ночи с двумя симпатичными мальчиками. Для большинства партнеров Рожецкина такой поворот стал неожиданностью: о его гомосексуальности знали только его самые близкие друзья.

Бизнесмен всегда окружал себя красивыми и сексапильными девушками. Расставаясь с очередной подружкой, Рожецкин отправлял утешительный приз — бриллиантовый браслет Cartier. Мальчиков по вызову полиция вскоре нашла, но к исчезновению Рожецкина они отношения не имели: слуга подтвердил, что в половине третьего ночи Леонид отправил их домой на такси. После их отъезда в доме еще долго зажигался и гас свет.

За диваном в библиотеке полицейские обнаружили лужу крови. «Чья бы это ни была кровь, этот человек вряд ли выжил», — уверен Армао. Брызги крови были еще и перед дверью в кабинет. «Это наводит на мысль, что Леонид стоял у двери и кто—то выстрелил ему в голову. Из мелкокалиберного оружия, с близкого расстояния. На полу мы обнаружили не только кровь, но и частицы ткани мозга».

Инфракрасное сканирование выявило следы крови и на лестнице, ведущей к выходу, и на пути в гараж. Дворецкий заявил, что видел, как в семь тридцать утра в день исчезновения Рожецкина его Cayenne выехал из ворот. Через два дня в нескольких километрах от дома нашли автомобиль и перепачканную кровью одежду Рожецкина.

«Думаю, никто точно не знает, за что убили Леонида, — сказал Дерк Сауэр. — Тело бесследно исчезло: значит, работали профессионалы». Армао добавляет: «Полиция считает, что тело либо закопали в лесу, либо погрузили в ванну с кислотой». Перед отъездом из Риги Армао осмотрел содержимое сейфа Рожецкина. «Там не оказалось ничего, кроме деловых бумаг. Очень печально, что он умер таким молодым. Ему было ради чего жить. Сын. Все деньги мира».

Ночная история стала лишь первой главой страшной и запутанной интриги. На сцену вышли два новых героя. Делами Рожецкина занимался Джон Макбрайер, молодой американский юрист, живущий в Женеве. Сын видного американского политика-республиканца был поверенным в делах Рожецкина и управлял его имуществом.

После исчезновения Леонида резко накалились отношения между Макбрайером и бывшим бизнес-партнером Рожецкина Андреем Калинко. Макбрайер был в том числе и распорядителем собственности Рожецкина, а значит, имел полномочия осуществлять надзор за деятельностью доверительных управляющих. А это совершенно не устраивало Калинко, как человека, который претендовал на свою часть колоссальной суммы и собственности, оставшихся после Рожецкина.

Состояние пропавшего без вести бизнесмена оценивается примерно в миллиард долларов. Людей, претендующих на этот миллиард, четверо: мать Леонида, его тетя Паша и двое детей — сын Рожецкина Макс и Филип Джодж, четырехлетний сын Калинко и его подруги Анны Ступак.

В его делах до сих пор царит хаос. Газета City АМ наращивает тиражи, в 2010-м она впервые вышла в плюс, но Сауэр утверждает, что проводить какие-либо операции с акциями Рожецкина сейчас очень сложно: «Как и многие из холдингов Леонида, они в подвешенном состоянии. Мой адвокат говорит, что их новые юристы в полном замешательстве». Ситуация осложняется и тем, что тело Рожецкина не найдено, а значит, официально он не признан умершим…

Источник: rusrek.com 

Читайте также: