«Химия» для педофила

Термин «на химию», употреблявшийся раньше в СССР по отношению к некоторым отбывающим наказание, в России, похоже, приобретёт новый оттенок.

Потому что 7 февраля Госдума Российской Федерации приняла в третьем, окончательном чтении президентский закон, предусматривающий кардинальное изменение российского законодательства по отношению к педофилам.

Согласно закону (впрочем, пока ещё не подписанному президентом РФ), предполагается пожизненное заключение для педофилов-рецидивистов, принудительные меры медицинского характера (химическая кастрация), а также запрет на условное осуждение за насилие над ребёнком младше 14 лет.

Кроме принудительного, устанавливается добровольный порядок химической кастрации при наличии ходатайства или согласия осуждённого, который может попросить об этом при рассмотрении условно-досрочного освобождения или замене неотбытой части наказания более мягким.

Сексопатологи против

Несмотря на то, что президентское предложение воспринято широкими российскими массами «на ура», есть и голоса против.

Существует несколько способов выявления лиц, совершающих сексуальные преступления против детей на просторах сети Интернет. Один из самых распространенных способов, который очень часто используют общественные организации, это метод, заключающийся в том , что человек, который хочет разоблачить педофила…

«На живца». Как выявить педофила в Интернете

Ведь речь идёт не о тотальной физической кастрации, то есть удалении половых желёз. Химическая кастрация подразумевает инъекции антиандрогенов — сильнодействующих препаратов, подавляющих сексуальное влечение и делающих невозможным половой акт.

Для нужного эффекта их необходимо вводить регулярно на протяжении нескольких лет. Есть несколько видов антиандрогенов. Все они импортного производства, самый распространённый — андрокур. Месячный курс стоит 4 тысячи рублей (около 1000 грн.). Средний курс лечения — от пяти до семи лет.

Не говоря уже о деньгах (их еще надо предусмотреть в бюджете), российский сексопатолог доктор медицинских наук Сергей Агарков, например, считает, что у химической кастрации есть недостатки, и довольно существенные.

Во-первых, препараты эти имеют нужное воздействие на организм человека, пока их вводят — то есть при прекращении приёма возврат к прошлому вполне возможен. Параллельно можно, не прекращая приём антиандрогенов, приобрести в любой аптеке без рецепта гормональные препараты, которые восстановят первоначальный гормональный баланс, а с ним все прежние склонности индивида.

При этом — и это уже во-вторых — применение таких препаратов оказывает существенный вред для всего здоровья: увеличивается опасность инфарктов, инсультов, атеросклероза, развивается остеопороз (хрупкость костей), что зачастую необратимо.

Путём химической кастрации, уверен другой известный российский сексолог Михаил Бейлькин, с педофилией бороться бессмысленно — это не приведет к ожидаемому результату. Наоборот, может усугубить ситуацию. Дело в том, что существует два вида педофилов. Первые отличаются слабой половой конституцией, боятся взрослых женщин и находят отдушину в общении с девочками. Физического вреда детям такие педофилы нанести не могут, только психологический.

Химическая кастрация на них не возымеет действия. Но есть и другие — педофилы с сильной половой конституцией. Они являются психопатами-шизоидами и могут изнасиловать ребёнка с особой жестокостью. Таким способом эти мужчины само­утверждаются. Химическая кастрация вызовет у психопатов ненависть к людям, агрессия станет неконтролируемой, и они перерастут в потенциальных убийц. По мнению Бейлькина, вполне достаточно других поправок — увеличение срока, более жёсткое наказание рецидивистам и педофилам-педагогам, а также родителям-педофилам.

А как у них?

Химическая кастрация уже применяется (или применялась) в некоторых странах как наказание для совершивших преступления на сексуальной почве. Среди них Великобритания, Германия, Франция. Последней из европейских стран, которые начали применять химическую кастрацию, является Польша. А министр юстиции Эстонии Кристен Михал, соглашаясь с тем, что подобная мера будет использоваться для борьбы с педофилией, признаёт: абсолютного решения, помимо ножниц, ни у кого нет.

Видимо, в Чехии придерживаются той же точки зрения, потому что там с 1966 года практикуется вообще хирургическая кастрация — но на добровольной основе. После отбывания срока педофил не может выйти на свободу, пока врачи и суд не решат, что он перестал быть опасным для общества. Чтобы принять это решение, назначается лечение в психиатрической больнице, которое может длиться и год, и пять лет, а то и всю жизнь. Но пациент может избежать этого, добровольно согласившись на кастрацию.

При этом комитет Совета Европы против насилия неоднократно заявлял о недопустимости хирургической кастрации ввиду унизительности этой процедуры для человеческого достоинства. Но — каждая страна решает этот вопрос по-своему.

Кроме того, давайте вспомним о том, что довольно часто в делах об изнасиловании — не только несовершеннолетних, а просто изнасилованиях — наказывались невиновные, которых по каким-либо мотивам якобы оклеветали пострадавшие или которых осудили ретивые правоохранители в погоне за показателями раскрываемости тяжких преступлений…

Украинские (харьковские) юристы пока от комментариев воздерживаются. Мол, раз в Украине такого закона нет, то и говорить пока не о чем.

Автор: Любовь Шевченко, ВРЕМЯ

Читайте также: