Первые скрипки воровского мира

Эта история, которая случилась 15 лет назад. Кража века — окрестили то событие журналисты. Тогда из Музея имени М.Глинки были похищены скрипки Страдивари и Штайнера. В этой истории выделяли двух главных героев — следователя Виктора Государева и вора Якова Григорьева-Субботу. Как сын портнихи Пугачевой — похититель уникальных реликвий — опять оказался на нарах.

 

печать

ч

Сыщик Виктор Государев.

Сентябрь 1997 года.

Аэропорт «Внуково».

На электронном табло «прилет» оповещение для встречающих: произвел посадку самолет, прибывший из Сочи. Тот рейс встречали сотни журналистов, музыканты, реставраторы, антиквары… Кажется, вся богема Москвы собралась в зале прилета.

Тем временем в салоне приземлившегося лайнера стюардессы попросили пассажиров оставаться на своих местах. На борт поднялись несколько человек в черных кожаных куртках.

Первым из самолета вывели худощавого лысеющего мужчину в наручниках. Арестованного посадили в автомобиль, который подъехал к трапу самолета.

Затем из лайнера спустился человек невысокого роста, в скромной рубашке и в джинсах. В руках он держал большую хозяйственную сумку.

В зоне прилета этого неприметного внешне мужчину вмиг взяли в тесное кольцо телевизионщики. Это был замначальника 9-го отдела МУРа Виктор Государев.

Сыщик достал из сумки большой сверток. Под несколькими слоями газет блеснула коричневая дека инструмента. Государев передал скрипку эксперту-реставратору Амирану Оганезову.

…Имена следователя и воров, укравших раритетный инструмент, еще долго мелькали на газетных полосах и в новостных программах.

Сыщика Государева за раскрытие громкого преступления повысили в звании.

Преступников — Якова Григорьева и Игоря Шайдурова — отправили отбывать наказание в колонию общего режима.

Минул год. Другой. Громкая история забылась.

Не вспоминали журналисты больше и про Виктора Государева, который уже давно отошел от работы сыщика.

Зато периодически в прессе всплывал тот самый Яков Григорьев, который после освобождения взял более звучную фамилию матери — Суббота. Второй раз он угодил на нары после того, как обчистил квартиру концертного директора Филиппа Киркорова.

Снова отмотал срок. Освободился.

И в августе этого года снова попался. На банальной квартирной краже.

Со дня на день начнется очередной суд над вором.

Ну чем не повод встретиться с Виктором Государевым, который, как никто другой, знает Якова.

Мы встретились с Виктором Ивановичем накануне профессионального праздника — Дня работника уголовного розыска. Напомнили ему про скрипки. Книги. Про Якова…

— Странное дело, но как только с Яшей Субботой что-то случается, журналисты и бывшие коллеги сразу вспоминают обо мне, звонят: «Слышал, твой подопечный снова попался!». Не дают мне забыть этого товарища.

«Мы и подумать не могли, что скрипки и книги украли одни и те же люди»

…25 мая, 1996 год.

Главная новость всех российских телеканалов: «Из столичного Музея имени Глинки похищены ценные экспонаты — скрипка Страдивари и скрипка Штайнера. Преступникам понадобилось всего пять минут, чтобы отключить сигнализацию, разбить витрины и вынести раритеты из музея».

Справка «МК»: Виола Антонио Страдивари была передана в дар музею музыкантом Давидом Ойстрахом. В свою очередь, скрипачу инструмент подарила бельгийская королева Елизавета. Цена виолы — $300–400 тысяч. Скрипку Якоба Штайнера передали в музей таможенники. Десять лет назад профессор Московской консерватории попытался вывезти ее за границу. Сейчас рыночная стоимость виолы и скрипки превышает $1,2 млн.

— Вы в Музее Глинки хоть раз были? Очень рекомендую, — начал беседу Виктор Иванович. — Тогда вам станет ясно — в каких условиях хранились скрипки и каким образом можно было проникнуть на территорию экспозиции. Инструменты находились в стеллаже под толстым стеклом… Яков Григорьев-Суббота разработал целую схему похищения музейных ценностей. Предполагаю, идею он мог стащить из какого-нибудь детективного романа. Перед тем как совершить кражу, Яков раз шесть приходил в музей в качестве экскурсанта, полностью обследовал все ходы-выходы, места вахтеров, изучил, где располагаются датчики сигнализации.

Как выяснилось позже, украсть музейный экспонат в середине 90-х годов было проще простого. Яков запросто проник через пожарную лестницу, дверь которой не запиралась, спокойно прошел в зал — сигнализация сработала, но женщина-вахтер на нее уже давно не реагировала. Затем Суббота разбил стекло, схватил скрипки и был таков. На улице его ждал подельник Игорь Шайдуров.

— Причем охрана в музее была круглосуточная, только вместо крепкого мужика с наганом на посту дежурила женщина. Не исключаю, что в прошлом она могла быть музыкальным работником. Когда заорала сигнализация, дама ее отключила. Оказывается, частенько сигнальная сирена срабатывала вхолостую — реагировала на повышенную влажность. Первое время охранники били тревогу из-за сработанной сирены, а потом стали попросту отключать тревожную кнопку.

По горячим следам преступников поймать не удалось.

Неудивительно — преступники никаких следов и не оставили.

Прошла неделя, другая. Через месяц в кабинете директора Музея Глинки раздался телефонный звонок: «Я хочу вернуть скрипки за вознаграждение. Два миллиона долларов». Директор опешил: «Мы согласны, только у нас нет таких денег». Пауза на том конце провода: «Мы перезвоним».

— На следующий день мы установили «прослушку» на все телефоны музея. В кабинете директора круглосуточно дежурил наш сотрудник, — продолжает Государев. — И когда в музей снова позвонили, работник музея уже не растерялся: «Нам нужны доказательства, что речь идет о наших скрипках». Человек на том конце провода сказал, что доказательства лежат в ячейке на Савеловском вокзале. В тот же день мы оцепили весь вокзал. Я уже руки потирал, думал, преступники раскаялись и вернули редкие инструменты.

 

Да не тут-то было. В ячейке оказалась видеокассета и музейные кронштейны, на которых крепились скрипки.

— Через некоторое время мы договорились с обладателями музейных скрипок о передаче денег. Пересечься решили в банке. В одну из ячеек банка мы положили денежную куклу — полтора миллиона долларов. Но, видимо, так переборщили с конспирацией, что воры нас раскусили. Встреча сорвалась.

Как бы то ни было, после случившегося преступники залегли на дно. Больше звонков от них не поступало.

А через три месяца как гром среди ясного неба — украдены редкие книги из Государственной публичной исторической библиотеки.

— Мы тут же про скрипки забыли, кинулись искать книги, — вспоминает Государев. — Но и в этом случае — никаких следов, ни одной зацепки. Но тогда никто не мог и предположить, что эти два преступления тесно связаны друг с другом.

«Преступник чуть не утопил ценные экспонаты в Яузе»

22 сентября, 1996 год.

Все утренние новости дают срочное сообщение: «В Москве из отдела хранения особо ценных изданий Государственной публичной исторической библиотеки похищены рукописи, гравюры и журналы, датируемые XIV–XIX веками, имеющими особую историческую, научную и культурную ценность. Среди них — первая напечатанная на Руси книга «Апостол« Ивана Федорова и Петра Мстиславцева (1564 год), две испанские инкунабулы (первопечатные книги ХV—ХVI веков) и рукописное Евангелие 1520 года».

Расследовать дело было также поручено Виктору Государеву.

— Зачем Григорьеву и Шайдурову понадобились книги? Все просто, — поясняет бывший муровец. — После кражи скрипок поднялась страшная шумиха. О краже века прознали за рубежом. Видимо, ребята поняли, что сбыть редкий товар им не удастся. Ведь даже самый богатый человек в тот момент не рискнул бы купить у них скрипку — это расценивалось бы как криминал. Не просчитали такой момент воришки. Вот они и решились на кражу исторических книг — деньги-то все равно были нужны.

И на сей раз все просчитали до мельчайших деталей. Для начала Григорьев-Суббота устроился в библиотеку уборщиком помещения. Честно отработал неделю. Этого времени ему хватило, чтобы проанализировать план очередного преступления.

— Приятель Якова, Игорь Шайдуров, незадолго до совершения кражи прибыл в библиотеку, представился мастером по сигнализации и на глазах сотрудников отдела редких книг библиотеки закоротил сигнализацию. В ночь хищения приятели выпилили кусок стальной решетки из окна, выходившего во двор. Кстати, все запилы были сделаны Григорьевым заранее. Они ведь даже не забыли усыпить собак, которые охраняли территорию библиотеки, — подкинули псам докторскую колбасу, начиненную снотворным. Таким образом, ночью воры беспрепятственно пролезли в зал редких книг и вынесли семь неподъемных мешков книг, которые спокойно погрузили в машину и отвезли домой. Следов парни на сей раз тоже не оставили.

— Выходит, в то время практически любой человек мог вынести из музея приглянувшийся экспонат?

— В середине 90-х в России творился бардак, что уж говорить о музейных ценностях, которые охраняли как бог на душу положит. Представьте себе, когда мы пришли в библиотеку описывать краденые книги, сотрудники даже не могли понять, что и сколько украли. Учета как такового не вели. Лишь разводили руками: «Книг 10–15 украли». А когда мы им потом вернули 256 ценных экземпляров, у них глаза на лоб вылезли.

— Воры знали, какие книги нужно брать?

— Мне кажется, они сами не понимали, что брали. Хватали все подряд. На тот случай — потом разберемся.

— Им удалось реализовать книги?

— Реализовать удалось две-три книги. На них-то они и попались. Яков принес одному нашему старому знакомому антиквару ценный экземпляр, на котором осталась библиотечная печать. Таким образом, Григорьева-Субботу задержали с поличным.

— Он сразу сознался в содеянном?

— Ему деваться было некуда. Мы его взяли с книгами. Да еще и в его машине кучу ворованных экземпляров обнаружили. Игорь Шайдуров, как узнал, что Якова задержали, решил все книги утопить в Яузе. Слава богу, вовремя одумался. В итоге редкая коллекция в полном объеме была найдена недалеко от набережной Яузы, рядом с гаражами. Правда, Шайдурову все-таки удалось скрыться…

«Найти похищенные инструменты было для меня делом чести»

— После кражи книг я еще какое-то время работал по Якову, проверял его связи, — продолжает Виктор Государев. — И совершенно неожиданно вышел на одну из его сожительниц, которая случайно обронила фразу, мол, Яша рассказывал о каких-то «скрипках». Меня как током шарахнуло. Скрипки! И тут я вспомнил, что осталась запись телефонных переговоров одного из воров с сотрудниками музея. Провели фоноскопическую экспертизу. Бог ты мой — голос-то на пленке Яши Григорьева! Все сошлось. Я к Якову: «Как насчет скрипок?». Он невозмутимо: «Какие скрипки? Книги — да. А про скрипки первый раз слышу».

Через пару дней мы повезли Якова на следственный эксперимент в библиотеку. Я попросил водителя поехать через Музей Глинки. Подъезжая к зданию, спрашиваю у задержанного: «Узнаешь? Это Музей Глинки, где вы скрипки украли». Вижу, нервничает парень. Через день я принес ему в изолятор протокол, где подробно описана схема его действий в музее. Яше аж поплохело: «Я скрипки не могу вернуть. Ищите Игоря — они у него».

На следующий день Шайдурова объявили в розыск.

Через неделю в адрес Московского уголовного розыска поступило сообщение о том, что некий Игорь Шайдуров задерживался Госавтоинспекцией Сочи за управление автомобилем без ремня безопасности.

25 сентября 1997 года Государев прибыл в Сочи.

— Игорь поселился на турбазе близ моря. Вел размеренный образ жизни — гулял, выпивал, играл в азартные игры. Неделю мы искали его по барам и ресторанам. Нашли, выследили. Я подошел к нему: «Игорек, привет!» Он: «Я вас не знаю». — «Зато я тебя знаю. Я от твоего друга Якова. Он попросил меня забрать скрипки — ему обещали срок скостить». Игорь повелся: «Я только через 2–3 часа могу привезти инструмент». И тут я достаю корочку: «Московский уголовный розыск. Вези меня к скрипкам!». Через пару часов мы прибыли в село Веселое, что на границе с Абхазией. Пока туда добрались — стемнело.

В кромешной мгле подошли к какой-то развалюхе. Навстречу выбежала женщина. Шайдуров ей: «Акопа позови». Акоп оказался пожилым человеком, инвалидом, передвигался на коляске. Он аккуратно передал сумку с музейными экспонатами. Кстати, как потом выяснилось, Акоп даже не подозревал, какие вещи хранились у него за печкой. Надо заметить, инструмент воры хранили грамотно — завернули скрипки в газеты, поверх обмотали одеялами из верблюжьей шерсти.

Утренним рейсом Государев с Шайдуровым вылетели в Москву.

 

Вор из бомонда

Якову Григорьеву-Субботе и Игорю Шайдурову дали по 8 и 7 лет. Освободились они по УДО за примерное поведение.

Но ностальгия по криминальному прошлому осталась.

Игорь Шайдуров вместе с другим вором-рецидивистом устроился на телевидение, где вел программу «Час вора». Шайдуров со знанием дела вещал с экрана телевизора, как вор-профессионал может вскрыть квартиру, дачу или загородный дом.

Яков Григорьев-Суббота профессии вора остался верен до конца…

29 ноября 2004 года Якову предъявили обвинения по восьми ограблениям в Санкт-Петербурге и еще по двум в Москве.

На сей раз потенциальных жертв Суббота находил, используя электронные базы данных. Отобрал около 300 богатых людей Москвы и Питера. Яков не взламывал двери и не вскрывал замки. Не лазил в окна и форточки. Двери открывали сами жертвы или их родственники. Надо заметить, что Суббота — человек с природным актерским даром. Он легко перевоплощался, менял внешность, используя накладные усы, бороду, парики. Например, в январе 2004 года он ограбил квартиру вице-президента Ассамблеи ювелиров Петербурга. Дело было так. Яков позвонил в квартиру, дверь открыла домработница ювелира. Вор представился личным фотографом хозяина квартиры, а затем достал электрошокер.

Применять оружие не стал. Спокойно попросил девушку пройти в ванную и не выходить оттуда. Из квартиры ювелира были похищены около 70 тысяч долларов, огромное количество ювелирных изделий, общая стоимость которых превышала 150 тысяч долларов. Но самым громким из тех преступлений стало ограбление квартиры директора Большого концертного зала «Октябрьский» Эммы Лавринович. Ей Яков «доставил» букет цветов. Дверь ему открыла престарелая мать госпожи Лавринович.

Долгое время питерская милиция подозревала, что все эти преступления совершает один человек. Но доказать версию оказалось сложно — потерпевшие указывали приметы преступников с различной внешностью! Тогда у следователей возникла мысль, что ограбления совершает актер или студент одного из театральных вузов.

Но вскоре Якова Субботу взяли с поличным в Невском районе. К очередному состоятельному питерцу он пришел в гости под видом работника фирмы, которая занимается установкой домофонов.

Субботу в очередной раз осудили. Отсидел — вышел. А в августе этого года Яков снова попался на краже квартиры состоятельной москвички.

— Все проблемы Якова из-за его любви к азартным играм! — уверен Виктор Государев. — Он ведь воровать стал только потому, что начал играть в казино. Яша ведь далеко не дурак, грамотный парень. Скажу честно — этот человек вызывал у меня определенную симпатию.

Симпатию Яков Григорьев-Суббота вызывал не только у сыщика, но и у своих однокурсников по кремлевскому училищу.

— Яшка был классным парнем. И несмотря на все преступления, которые он совершил, я бы сегодня пожал ему руку, — говорит Юрий Лахнов. — В «Кремлевку» его запихнула мама благодаря своим связям. Учеба ему была в тягость, просто Яше необходимо было получить корочку о высшем образовании. Воровские наклонности проснулись у него еще на втором курсе. Ходили слухи, что он с приятелем обокрал обменный пункт. Но доказать его причастность к преступлению не получилось.

Историю замяли. Яшка был неординарным человеком — он отлично рисовал, был прекрасным оратором и любил быть в центре внимания. Конечно, мне с ним было интересно. Я не раз гостил у него дома. Однажды столкнулся в его квартире с Ангелиной Вовк — мать Яши была знаменитой портнихой, которая обшивала весь отечественный бомонд. Приятель Григорьева — неприметный Игорь Шайдуров — полная противоположность красавчику Яшки. Игорь — тихий, забитый парень, про таких говорят «серая мышь». Сблизились они потому, что оба выросли в обеспеченных семьях, жили в Москве, отказа в деньгах не знали. Они покупали дорогие автомобили, причем меняли их как перчатки.

Вместе уходили в отпуск и пускались во все тяжкие — девочки, рестораны, пьянки, гулянки. Про таких сегодня говорят — мажоры «золотая молодежь». Яша ведь в Москве считался «первым парнем на Тверской». В училище же с Игорем и Яшей особенно никто не сближался — все однокурсники думали о военном будущем. Игорю с Яковом наши желания были чужды. После окончания училища мы встречались лишь один раз — на 15-летие нашего выпуска. Яша тогда сидел, а вот Игорь приехал. Говорил, что завязал с криминалом. Но что-то слабо верится. Они ведь по жизни как два яблока одной яблони, которые, как известно, друг от друга далеко не падают…

«Не исключаю, что громкие кражи организовывала мать Якова»

Тем временем мы продолжаем беседовать с Виктором Государевым.

— Яков Суббота рассказывал про свою первую кражу?

— До истории со скрипками Яков с Игорем совершили огромное количество краж. Я раскрыл порядка восемнадцати. Действовали всегда вдвоем. Никому не доверяли. Самое первое ограбление они совершили в 1988 году, будучи курсантами Московского высшего общевойскового командного училища, одного из самых престижных военных учебных заведений СССР. Будущие офицеры похитили из подмосковного пансионата Дома творчества «Суханово» канделябр на пять свечей со скульптурой Афины и бра на три свечи стоимостью 6000 и 800 долларов США. Похищенное Григорьев и Шайдуров продали.

После этого их на старину и потянуло. Друзья вошли во вкус. В 90-м году они из Центрального дома Российской армии украли две старинные керамические вазы. В 1992 году Григорьев с Шайдуровым совершили хищение норковых шуб из магазина на Кутузовском проспекте в Москве, куда Григорьев залез через подвал, пробив бетонный пол. Меха им тоже удалось продать. Позже они украли в одной финансовой коммерческой структуре гигантское количество акций, ценных бумаг, денег. Реализовать награбленное смогли частично.

— Они действовали как профессионалы. Кто их этому научил?

— Много читали книг. Они ведь неглупые ребята. Каждое преступление обставляли по-новому. Но надо заметить, они ни разу не совершили разбойных нападений, никого не избили, не связывали.

— Главный в этой связке был Яков?

— Он не просто главный, он — мозг! Игорь Шайдуров по натуре маменькин сыночек. Мальчик из приличной семьи. Его отец преподавал в училище кремлевских курсантов, которое парни закончили. Кстати, знаете, на какой почве ребята сошлись? Игоря однокурсники вечно пинали, обижали, гоняли. А Яков однажды за него заступился. С тех пор Игорь остался предан ему. Кстати, вместе они подсели на азартные игры. Проигрывали кучи денег, а расплатиться с долгами не могли.

— Сам Яков Суббота в своем единственном интервью утверждал, что украл скрипки на спор.

— С кем он, интересно, спорил? Просто однажды он задолжал огромные суммы денег. Какие-то бандиты вывезли его в лес, где он сам рыл себе могилу. Те люди хотели сыграть на его нервах, чтобы он вернул долг! Вот что Яков рассказывал мне: «Я думал — все, вот и смерть моя подошла! Положили меня в яму, начали засыпать землей. Мне неоткуда было взять деньги, и я вынужден был пойти на преступления».

— Но ведь Яков всегда мог попросить денег у матери, которая тогда обшивала звезд эстрады, жен дипломатов, приятельствовала с Пугачевой…

— Я вам вот что скажу — мать Якова поначалу проходила по делу как соучастница преступлений. Это ведь она шила мешки, в которых потом хранились украденные книги. Она консультировала ребят, как подчистить библиотечные печати на книгах. Ведь все ворованные экземпляры одно время хранились у нее дома — она не могла не знать, откуда эти вещи. По телевизору только и говорили, что о краже. Я допускаю, что эта женщина могла быть и организатором преступления. Но мы тогда махнули на нее рукой. Ценности все вернулись, мать из подозреваемых стала свидетелем. Пожалели…

— После громких историй со скрипками и книгами Игорь Шайдуров отошел от криминальных дел. Выходит, Яков теперь «работает» в одиночку?

— Я не уверен, что Игорь отошел от дел. Да, он устроился на телевидение. Даже меня приглашал принять участие в своей программе, где рассказывал, что из любого музея можно украсть ценные вещи. Я, естественно, отказался. Что касается Игоря — этот парень всегда был на вторых ролях, Яков постоянно прикрывал его. Судите сами: если они вместе идут на преступление — тюремный срок увеличивается чуть ли не вдвое. Одному дают меньше. Не исключаю, что они до сих пор общаются. И когда Суббота в очередной раз получает срок, Игорь остается на воле — помогает маме Якова, решает какие-то проблемы друга.

— Как на зоне относятся к Якову Субботе?

— Слышал, что его там уважают. Ну а как по-другому? Ведь он совершил такие значимые преступления!

…Из всех сотрудников Музея имени М.Глинки громкую историю хорошо помнит скрипичный мастер Амиран Оганезов. С этим человеком мы встретились на его рабочем месте.

Проходим с Оганезовым в тот самый зал, где были украдены скрипки Страдивари и Штайнера.

— А вы знаете, Яков же после отсидки приходил к нам в музей, — неожиданно заявляет Амиран Павлович. — Мы с ним столкнулись около входа. Он узнал меня, поздоровался. Я ему тогда сказал: «Проходи, может, еще что приглядишь». Он потоптался на месте, кинул взгляд на охранников и отправился восвояси. Якова Григорьева-Субботу и Игоря Шайдурова я называю глупыми воришками. Настоящие воры такие ценные вещи, как скрипка, крадут под заказ. А эти парни взяли инструменты, а что с ними делать — не знали. А вот с сыщиком Виктором Государевым мы подружились. В 2000 году он уже стал генералом. Жалко, что ушел из органов. Такого профессионала наша правоохранительная система потеряла…

Автор: Ирина Боброва, Московский Комсомолец № 26059

Читайте также: