Flashback. Как «воры в законе» собирались в «Братский круг» (+видео)

Законодатели, политики, журналисты — очень многие из нас подвержены дурной привычке по любому поводу ссылаться на зарубежный опыт. Однако мало кому приходит в голову проверить, насколько наши представления об одних и тех же явлениях сопоставимы, например, с американской их интерпретацией. Итак, vor-v-zakone.

10 марта 2010 года Александр Реймер, занимавший на тот момент пост директора Федеральной службы исполнения наказаний, сообщил, что около 200 «воров в законе» отбывают наказание в учреждениях уголовно-исполнительной системы России.

Примерно в это же время в США вышел документальный фильм Александра Гентелева «Воры в законе: Жизнь удалась». Неожиданно компиляция видеозаписей интервью с известными криминальными авторитетами, бывшими сотрудниками правоохранительных органов и другими экспертами, из которых и состоял этот фильм, произвел сильное впечатление на неподготовленных заокеанских зрителей. По сути, он открыл для широкого круга американцев такое явление как «вор в законе», и заставил внимательнее оглядеться по сторонам.

Поначалу оба эти события не вызвали ни малейшего интереса в экспертных кругах. Казалось, они были обречены мгновенно потонуть в бушующем инфопотоке. Однако, чем больше времени проходило, тем очевиднее становился тот факт, что именно эти два незначительных события получают все больше оснований на роль поворотной точки, после прохождения которой исконно российская тема «воров в законе» найдет свою вторую жизнь на Западе.

После заявления Реймера, проблема «воров в законе», казалось, практически полностью исчезла из информационного поля в России. Даже убийство известнейшего криминального авторитета Аслана Усояна («Дед Хасан») было подано СМИ как очередное свидетельство превращения «воров в законе» в мамонтов российского преступного мира.

А с окончанием проката фильма «Воры в законе: Жизнь удалась» совпало пробуждение интереса американских блоггеров, журналистов и политиков к теме криминально ориентированных выходцев из постсоветского пространства, ради которых в английский язык даже был введен новый термин: vor-v-zakone.

Законодатели, политики, журналисты — очень многие из нас подвержены дурной привычке по любому поводу ссылаться на зарубежный опыт. Однако мало кому приходит в голову проверить, насколько наши представления об одних и тех же явлениях сопоставимы, например, с американской их интерпретацией.

«Братский круг». Рождение легенды

В январе 2011 года президент США Барак Обама заявил о своем намерении усилить контроль над русской организованной преступностью с помощью расширения власти федеральных исполнителей.

В приказе утверждалось: «Я, Барак Обама, президент Соединенных Штатов Америки, считаю, что деятельность крупных международных криминальных организаций, перечисленных в приложении к приказу (японская «Якудза», итальянская «Каморра», мексиканская Los Zetas и восточноевропейская «Братский круг», она же «Семья одиннадцати» — ред.)

, достигла такого масштаба и влияния, что представляет угрозу для политики и экономики всего мира».

В июле 2011 года Барак Обама подписал распоряжение № 13581 — 28-страничный документ под названием «Стратегия борьбы с транснациональной организованной преступностью». В документе разъяснялось, что «Братский круг» — это «многонациональная группировка, базирующаяся, в основном, в бывшем Советском Союзе, но распространяющая свою деятельность на Ближний Восток, Африку и Латинскую Америку».

Участники «Братского круга», говорилось в документе, «исповедуют общую идеологию, основанную на традиции «воров в законе», которая стремится распространить свою форму преступного влияния на весь мир». По данным Минфина США, «Братский круг» «координирует деятельность нескольких преступных сетей, разрешает споры между ними и руководит деятельностью своих членов в глобальном масштабе».

Перечисленным в «черном списке» лицам запрещался въезд в США, их активы в Америке замораживались, любые коммерческие сделки запрещались. Отмечалось также, что фирмы, которые окажут им какую-либо помощь, будут считаться участниками преступного сговора.

Впрочем, в первоначально опубликованном тексте «Стратегии» упоминались только два участника «Братского круга», ни один из которых по отмеченной там же «традиции воров в законе» этому титулу не соответствовал. Это Семен Могилевич и Сергей Ястремский. Однако, следует признать, что «черный список» Минфина США регулярно обновляется, и уже 20 декабря 2011 года в «Братский круг» были добавлены еще несколько человек, в т.ч. общепризнанный «вор в законе» Захарий Калашов («Шакро молодой»).

РИА Новости. Руслан Кривобок Предприниматель Сергей Шнайдер (Семен Могилевич) во время заседания суда

РИА Новости. Руслан Кривобок Предприниматель Сергей Шнайдер (Семен Могилевич) во время заседания суда

Сегодня среди ключевых фигур изобретенного американцами «Братского круга» в глаза бросается Василий Христофоров («Воскрес»), который считался одним из приближенных «вора в законе» Усояна. По сообщениям российских СМИ, именно Христофоров в июле 2011 года стал организатором саммита «воров в законе» в ОАЭ. Впрочем, грозные заявления Обамы, внимание Госдепартамента США и занесение в «черный список» американским Минфином нисколько не помешало Христофорову 20 января 2013 открыто приехать на похороны Аслана Усояна в Москве.

Возможно, дело в том, что ни про «Семью одиннадцати», ни про «Братский круг» в России до сих пор практически никто не слышал, в т.ч. и специалисты по борьбе с организованной преступностью.

Глубокий мониторинг архивной прессы позволил выяснить только то, что в начале девяностых ФБР называл «Семьей одиннадцати» ближайшее окружение «вора в законе» Вячеслава Иванькова («Япончик»), который эмигрировал в США двадцать лет назад. В «Семью» американскими следователями были включены вышеупомянутые Усоян, Калашов, а также признанные в прессе «ворами в законе» Сергей Бойцов («Боец»), Алексей Петров («Петрик»), Евгений Васин («Джем»), Джемал Хачидзе («Джемал»), Датико Цихелашвили («Дато Ташкентский») и пр. Сегодня все участники «Семьи одиннадцати» либо мертвы, либо отошли от криминальных дел, либо сидят в тюрьмах, либо воюют друг с другом.

Vor v zakone как симулякр

Марк Галеотти, возглавляющий Центр международных отношений в Нью-Йоркском университете, сразу после заявления Обамы заявил, что с этим термином он знаком, однако его появление в докладе Белого дома вызывает удивление.

«Даже в разгар эры «воров в законе» не было формальной организации, но было ощущение, что аристократия воров будет представлена как авторитарная структура, но и в этом случае, полноценно организованной преступностью назвать эту социальную структуру сложно. Скорее, можно говорить о разрешении возникающих в криминальном мире споров, об управлении поведением тюремного социума и соответствующих культурных кодах», — пояснил он в беседе с Organized Crime and Corruption Reporting Project

Вероятно, условное название «Братский круг» было использовано Обамой для краткого обозначения множества криминальных сообществ, связанных коммерческими интересами, — позже догадался Галеотти. Т.е. речь идет вовсе не реально существующей единой иерархической структуре (как в случае трех других упомянутых названий иностранных мафиозных структур), а об образном обозначении феномена. Другими словами, «Братский круг» — это симулякр «братства» «воров в законе» для среды, где никогда подобного явления не существовало.

Галеотти объяснил использование термина «Братский круг» необходимостью обозначить в документе вполне реальную угрозу, исходящую от евразийских преступных синдикатов, не используя конкретные названия. Как он сказал в интервью «Голосу Америки», «даже если «Братского круга» как такового не существует, у правоохранительных органов есть возможность взять на мушку русских гангстеров, представляющих транснациональную угрозу».

После этого анализа известного эксперта, резюмировавшего угасание интереса американских властей к проблеме постсоветской криминальной угрозы, американские блоги и СМИ начали последовательно разоблачать мифы вокруг грозного и таинственного понятия

vor v zakone

.

Так, например, в блоге Jumping Polar Bear в начале января 2013 была опубликована статья, озаглавленная «Воры в законе и русская мафия», где говорилось, что представление о «ворах в законе» сейчас претерпевает значительные изменения:

«Традиционные «воры в законе», которые называли тюрьму своим домом, исчезают. Вместо них возникают высокообразованные преступники, обладающие международными связями, способные контролировать законы посредством коррупции и шантажа. Традиция воровской наколки также сходит на нет, из-за чего человеку со стороны все сложнее распознать «плохого парня». Многие старые воровские ритуалы забываются, но не стоит думать, что «воры» и русская мафия стали менее опасными. Просто они меняются, как меняется весь мир вокруг, они хотят получить еще больше денег и власти».

Авторы Associated Press 17 января этого года фактически «похоронили» «воров в законе»: «Эта каста исчезла или претерпела радикальные изменения в большинстве постсоветских республик. Некоторые из «воров» стали чем-то вроде «крестных отцов», они ведут легальный бизнес и «крышуют» клубы. Другие переехали на Запад, оставшиеся потерпели поражение в войне с новым поколением гангстеров и нацменов, презирающих старые тюремные законы и пользующихся поддержкой коррумпированных полицейских».

На круги своя

Эксперт криминологии Дина Сигель в своей новой книге «Традиционная организованная преступность в современном мире: ответы на социально-экономические изменения» посвятила целую главу «ворам в законе». Она цитирует эксперта по этому вопросу Федерико Варесе, описавшего расцвет деятельности «воров в законе» в конце советского периода. Он утверждает, что в конце 80-х существовало менее сотни «воров законе», а уже к 1994 году их численность выросла до 740, после чего к 1999 году опять снизилась до 387.

Основываясь на статистике 2011 года, предоставленной Prime Crime News Agency, Сигель заключает, что 1243 «вора в законе» по-прежнему активны в республиках бывшего СССР, Европе, США и ОАЭ. Проводимую в этой книге мысль о новом всплеске численности «воров в законе» на родине этого понятия косвенно подтверждают и русские эксперты, которые сообщают, что Аслан Усоян в последние два года жизни, несмотря на запреты со стороны других «воров», «короновал» около 30 молодых уголовников.

Таким образом, практика показывает, что оба заявленных три года назад и упомянутых в начале этой статьи тезиса – как об упадке влияния «воров в законе» в России, так и об их экспансии на Запад – не очень-то похожи на правду. Они оказались недолговечны, как карьера Реймера на посту директора ФСИН, и настолько же непрофессиональны, как фильм Гентелева с точки зрения Голливуда.

Источник: РАПСИ 

Читайте также: