Жилье избирателей как залог благополучия депутата

Все люди развиваются. Все приобретают новые знания и новые навыки. Все со временем пересматривают свои взгляды на жизнь, и это дает нам возможность найти себя. Например, сменить профессию, семейное положение или место жительства. Но у всех развитие происходит по-разному. И все находят себя в разных ипостасях.

на сутки в Одессе квартира посуточно 

Фото dobovo.com

Ту страшную тяжелую войну маленький Леша Пащенко встретил, когда ему только исполнилось 6 лет. Семья в то время жила в поселке Великий Бурлук, что на Харьковщине. Отец, как и все мужчины в то время, ушел на фронт, и осталась семья без кормильца — мать и два сына — Леша и его старший брат.

В свои неполные 10 мальчишеских лет он выполнял порой непосильную работу, помогал взрослым в борьбе с фашизмом. В те страшные годы подорвался на немецкой мине и получил статус инвалида войны. Тяжелое было время. Оккупация, голод, холод, материнский страх за своих детей. Но выжили, преодолели все невзгоды, победили фашизм и начали строить новую жизнь. Вот такое развитие выпало на долю Алексея Трофимовича.

Георгию Михно, родившемуся через восемь лет после войны, жилось гораздо спокойнее. После школы он поступил в Харьковский медицинский институт и стал врачом-педиатром. Какое-то время работал по специальности, лечил детей. Но когда появилась возможность открыть собственное дело, о клятве Гиппократа он быстренько позабыл. Заинтересовался искусством реставрации – икон и раритетных швейных машинок.

Надо понимать, это в материальном смысле было неплохим подспорьем. Георгий Константинович даже стал депутатом. А там у «слуги народа» появились интересы в сфере приватизации земли и недвижимости, что ему особенно хорошо удавалось, когда он стал мэром Волчанска. Если говорить конкретнее, то магазин по улице Кирова, земельный участок, на котором располагался суд, и масса других объектов записаны на совершенно разных людей. Но в реальности ими управляет Георгий Михно. И такую «скромность» можно понять – если реальный собственник перестанет скрываться, его запросто можно обвинить в коррупции. 

Но и это еще цветочки.

Ягодки – это когда дело дошло до изъятия жилья у временно отсутствующих граждан – например, у осужденных. Так, гражданин К. рассказывает, что до суда жил в собственном жилье. Но так сложилась судьба, что он вынужден был отбыть несколько лет срока, о чем нынче сожалеет. А когда он отбыл наказание и вернулся в родной Волчанск, то сожаление его усилилось многократно. Его жилье, принадлежавшее ему на правах собственности, оказалась уже совсем не его.

Непонятно каким образом его жилплощадь была изъята в коммунальную собственность, затем продана какому-то «нуждающемуся» гражданину, потом еще несколько раз перепродана, и теперь вернуть ее в судебном порядке будет очень проблематично. А обойтись без суда – просто зайти к организатору схемы отъема квартир Георгию Михно и восстановить справедливость с помощью рукоприкладства – К. не хочет.

Точнее, не желает последствий – в заключении ему не понравилось. Но пока что есть надежда добиться справедливости правовым путем, тем более, что его случай – не единичный: во времена мэрства Михно отъем жилья у осужденных был поставлен на поток. К. вполне допускает, что с Георгием Михно кто-то из обобранных им уже пытался разобраться по-мужски – попросту говоря набить ему … лицо.

Если же попытаться вспомнить, чем еще запомнилось его мэрство, то можно сказать точно – ничем. Поэтому головой города Волчанска его теперь не выбрали. Но депутатом он все же сумел избраться, и теперь представляет в Волчанском горсовете… оппозицию. Хотя какое отношение имеют схемы «приватизации» государственной недвижимости и «отжатия» жилья у людей к партии «Батькивщина» — сказать невозможно.

Если это и оппозиция – то никак не к власти города, а к его жителям – землякам и соседям махинатора.

Пока Михно депутатствовал, у Алексея Пащенко произошло событие – Алексей Трофимович получил квартиру. И моментально возле него появился наш депутат. Зачем – сложно сказать, поскольку в качестве народного избранника он никогда ничего для Алексея Пащенко никогда не делал. Разве что как врач стал он своего избирателя лечить, продукты на дом приносить. Можно было бы предположить, что врач, незаметно “живший” в нем  выбрался на свободу, разве что сменил специализацию – переквалифицировался из педиатра в геронтологи. Но оказалось, что цель депутата Михно – вовсе не здоровье ветерана. Точнее, не улучшение оного, а, скорее, приближение неизбежного финала, который обычно сопряжен с похоронами.

По словам Алексея Пащенко, жена заметила, что он ей какие-то уколы странные делает, что у нее происходят какие-то непонятные изменения в голове: сложно стало думать, воспринимать слова и поступки окружающих. Самому Алексею Трофимовичу Михно руку мазью мазал и таблетки разные давал. Хотел Алексей Трофимович прочитать название лекарств, посоветоваться со знакомыми, да не тут-то было. Черный доктор ничего не оставлял, все забирал с собой. Потом стал он предлагать жене деньги, чтобы она уговорила ветерана подписать доверенность на квартиру на имя Михно. Сначала 6000 гривен предлагал, потом аж 16 тысяч.

В результате ветеран доверенность все же подписал. Но когда и зачем он это сделал – не помнит. Говорит, будто затмение нашло – под действием лекарств. Сумел педиатр, пользуясь физической слабостью, недостаточной юридической подготовкой ветерана, убедить его дать ему доверенность на право получения ордера на жилье с вполне очевидной целью завладеть им в дальнейшем. Но воспользоваться возможностью нажиться на чужой квартире на этот раз не удалось.

В дело вмешался сын ветерана, доверенность была отозвана, и жилье осталось у законного владельца. Но судя по сноровке врача-депутата, этот случай у него — далеко не первый. Слишком у него все четко отработано. И тогда возникает закономерный вопрос – сколько квартир у стариков он уже отобрал, скольких ветеранов он уже ограбил?

Когда скандал дошел до Волчанского горсовета, депутаты задались этим же вопросом. И чтобы внести ясность, создали временную следственную комиссию. Что тут началось! Михно вскочил и стал кричать, что депутаты не имеют права расследовать его деятельность, что он их всех засудит. И стал депутат писать жалобы. Если обычно говорят — «контора пишет…», то тут случилось совсем наоборот. Депутат пишет, а озадаченные “конторы” читают. Причем, если дело так и дальше пойдет, то “конторам” ни на что больше, кроме как на изучения жалоб Георгия Михно, и времени не хватит. В общем, никто не смеет мешать его махинациям.

Вообще временные следственные комиссии создаются совсем нечасто — даже в парламентах. А уж чтобы в горсовете небольшого города люди так сильно пожелали разобраться в деятельности народного избранника – так и вовсе небывалый факт. И раз его коллеги и соседи решили, что его деятельность  заслуживает самого пристального внимания – постарался он на славу. Только слава бывает разная. Кого-то славят за то, что он сделал людям много доброго, а кого-то помнят, как злодея – пример того, как поступать нельзя. Такой славой, не в последнюю очередь, махинаторы обязаны правоохранительным органам. И в нашем случае есть надежда на то, что материалы временной следственной комиссии Волчанского горсовета найдут достойную оценку в уголовном деле и последующем суде.

Константин Крамаренко

Читайте также: