Как живется в колониях для пожизненно-заключенных: рассказы очевидцев и опыт свиданий

В Уголовно-исполнительном кодексе России довольно жестко прописано, на что имеют право пожизненно заключенные. Прав у них, надо сказать, не так уж и много, особенно с учетом почти полной изоляции не только от окружающего мира, но и от других заключенных. Пожизненным запрещено контактировать с «обычными» зэками. В камерах они размещаются как правило по два, максимум — три человека, а иногда и вообще сидят в одиночках.

 По данным ФСИН на 1 мая 2015 года, в исправительных колониях России пожизненные сроки отбывают 1914 человек. Еще около сотни коротают25-летний срок вместо смертной казни, назначенной еще до моратория, но не приведенной в исполнение. В 1990-е их было гораздо больше, но за эти годы многие скончались в колониях.

Как, впрочем, и приговоренные к пожизненному: хотя официальной статистики о смертности среди них в открытых источниках нет,

по неофициальным данным (такие цифры приводятся на форумах для родственников «сидельцев) средняя продолжительность жизни заключенных не превышает5-7 лет.

Маньяки и насильники на «особом» режиме

В Уголовно-исполнительном кодексе России довольно жестко прописано, на что имеют право пожизненно заключенные. Прав у них, надо сказать, не так уж и много, особенно с учетом почти полной изоляции не только от окружающего мира, но и от других заключенных.

Пожизненным запрещено контактировать с «обычными» зэками. В камерах они размещаются как правило по два, максимум — три человека, а иногда и вообще сидят в одиночках. В последние можно попасть двумя путями: либо если тебе угрожают другие зэки, либо если ты сам слишком опасен даже при таком контингенте.

Это, конечно, лучше, чем в обычных колониях, где селят в камерах на 20-30человек, но и никакой надежды на лучшее не остается. Кроватями, кстати, нельзя пользоваться от подъема до отбоя, и находиться за пределами камеры без наручников – тоже.

По закону осужденные к пожизненному заключению имеют право трудиться, но не могут проходить профессиональную подготовку, то есть учиться всему они могут только на рабочем месте. Кроме производства, им полагается ежедневная прогулка продолжительностью полтора часа, разрешение на пользование библиотекой, которая должна быть в каждой колонии, и прослушивание радиопередач.

А вот с отдыхом тут плохо: спать пожизненно заключенным приходится при ярком свете, не накрывая лица.

Так в колониях стараются максимально исключить возможность самоубийства, ведь многие пожизненно-заключенные первое время пытаются свести счеты с жизнью.

Первые 10 лет для тех, кто смог справиться и выжить – самые тяжелые. Длительных свиданий с родными нет – только короткие два раза в год, через стекло или решетку – ни коснуться, ни обнять. Посылка одна, письма строго ограничены. Их число разрешат удвоить только через 10 лет, если не будет никаких нареканий к поведению заключенного.

Тогда же появятся первые длительные свидания, если к тому моменту будет, кому на них приходить – дети за 10 лет забывают своих отцов, женам ждать уже нечего, а родители часто умирают, не пережив горя. По сути, это почти полная изоляция от внешнего мира – та же смерть, только очень, очень медленная

Как живется в колониях для пожизненно-заключенных: рассказы очевидцев и опыт свиданий

Будущее осужденного пожизненно очень сильно зависит от того, в какую из пяти колоний он попадет. Ведь формально режим у всех один, но условия – начиная от погоды за стенами тюрьмы, заканчивая наличием унитаза в камере, зависят от конкретной колонии.

В России их пять, и каждая, кроме номера, имеет неофициальное название:«Черный дельфин», «Полярная сова», «Белый лебедь», «Чёрный беркут» и«Вологодский пятак».

«Черный дельфин»

Самая большая в России колония особого режима рассчитана на тысячу шестьсот осуждённых и расположенная в сравнительно крупном городе —Соль-Илецке Оренбургской области. Тюрьма на этом месте существует еще со времен Екатерины II, а за всю современную историю исправительного учреждения из него не было совершено ни одного побега.

Камера для пожизненных – клетка в клетке. От двери и окна заключенных отделяют массивные стальные прутья. В каждой камере постоянно включен свет и установлено видеонаблюдение.

В 2004 году один из «долгожителей» колонии описал журналистам распорядок дня заключенных. С тех пор практически ничего не изменилось: подъем в 6 утра, умывание, уборка в камере. Завтрак, после которого на 45 минут включаются розетки – можно вскипятить воду и заварить чай, если есть, и побриться электробритвой. Потом проверка, обход врача, прогулка во внутреннем дворике.

В 13:00 начинается обед и три часа полного безделья – в это время работает радио и можно почитать книгу, но на кровать ложиться нельзя. В 18:00 ужин, вечерняя проверка, время на чай и отбой. И так каждый день.

При выходе из камеры на заключенного надевают наручники, а за ним следует кинолог с собакой. При переходе в другой корпус завязывают глаза для потери ориентации. Курить здесь нельзя, так что во всем корпусе царит противоестественная чистота. На полу – плитка, в камере – унитазы и горячая вода, помывка – в душе, а не в бане. Для российских колоний всё это большая редкость.

Громко разговаривать, петь, шуметь запрещается. Все это отодвинет введение обычного режима содержания, на котором разрешены длительные свидания и телевизор.

«Черный дельфин»– одна из двух колоний для пожизненно заключенных в России, в которой можно работать. Формально такое право имеют все. Реально организовать производство при особом режиме содержания практически невозможно. Но оренбургские тюремщики с этой задачей справились: в обувном цехе пожизненно-заключенные шьют тапочки. Даже небольшое соцсревнование устроили – кто больше всех пошьет. Хотькакое-то разнообразие в жизни.

Информации о посещении колонии на форумах мало. К «пыжам», как их называют на тюремном жаргоне, редко ездят родные, разве что мамы.

На одном из форумов пользователь под ником airika пишет: «Д.С.(длительные свидания, — прим. ред.) именно на пожизненном проходят после 10 лет отсидки. Разрешается только близким родственникам(родителям, женам, детей несовершеннолетних не пускают). С собой мало что можно взять: постельное только их, посуда только их (одноразовую нельзя). В комнате стоит микроволновка, кровать, прикрученный стол. Висит вешалка».

«У меня муж в Чёрном дельфине, ПЛС (пожизненное лишение свободы, — прим. ред.), охотно поделюсь информацией о короткосрочном свидании», —пишет юзер frau.

Заключённый сидит в клетке в наручниках, прикованных к табуретке, которая вцементированна в пол. К счастью, оградительных стёкол нет. Мне, например удаётся подержать за руку своего мужа. Общение проходит в присутствии дежурного офицера.

«Длительное свидание проходит в запертой комнате. В коридоре рядом с дверью находятся два дежурных охранника. Они периодически спрашивают всё ли в порядке, я должна им отвечать. Причём и ночью тоже. В общем, меры безопасности соблюдаются на все 100%, контингент осуждённых особенный.

Бывает, что заглядывают в глазок, без предупреждения. Бытовые условия оставляют желать лучшего (отсутствие душа, горячей воды). Но мы с мужем были счастливы, главное вместе, хоть на время».

«Полярная сова»

Самая удаленная тюрьма в России – она находится за полярным кругом в поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа. С октября по февраль средняя температура держится на уровне – 40°С, в остальное время немногим лучше – от –10° до –30°.

Сейчас там находится около 400 заключенных, при лимите в 464 человека, так что свободных мест пока хватает. Рядом — ИК-3 для обычных осужденных со строгим режимом и колония-поселение.

Здесь сидят и знаменитый битцевский маньяк Александр Пичушкин, и тот самый майор Евсюков. Колония находится на полном самообеспечении, но работают в котельных и пекарнях заключенные строгого, а не особого (то есть пожизненного) режима.

Родные ездят сюда редко, даже к тем, у кого строгий режим, а не особый, как у пожизненных, поэтому последняя информация, которую удалось найти на форумах, датирована 2010 годом.

«Досмотры там щадящие (я имею ввиду, без приседания голышом!). Сумки по территории помогают нести ребята с колонии-поселения. За комнаты платить не надо. Всего четыре комнаты: одна — для «пожизненных», три другие — для остальных режимов. Кухня неплохая: есть холодильник, чайник, плита", — рассказывает пользователь одного из форумов с ником«Манюня».

«Белый лебедь»

Колония в городе Соликамск Пермского края вовсю эксплуатирует свое неофициальное название. Лебеди там везде: есть скульптура во дворе тюрьмы, есть — над входом в здание, где сидит начальник колонии. Ещё одна — на решетке, за которой стоят этапированные; даже мусорные урны и те в виде лебедей.

При Сталине здесь держали политических заключенных, а в 1980-е именно сюда отправили на «перевоспитание» воров в законе со всего СССР. С 1999 года здесь содержат пожизненно заключенных.

Информации о том, как попасть на свидание в эту колонию много, но речь идет о заключенных на строгом режиме. Говорят, что кроме «обычной» комнаты есть еще «вип» – практически маленькие квартиры.

«Обычная комната стоила 330 руб/сутки, «вип» — 650, но в последней день девочка заехала, сказала, что заплатила за обычную комнату 180 руб/сутки», – рассказывает Ольга В.

«При входе в комнаты забирают телефон, деньги, все что содержит спирт(золото не забирают), зарядные устройства и вроде все! Уже в комнате проверяют вещи, продукты (некоторые надрезают, распаковывают), лично меня особо не досматривали, так по карманам похлопали!»

Потом осужденному с собой можно забрать только личные вещи и пару пачек сигарет! Я собой брала постельное белье, но ему с собой забрать его не разрешили, вещи для него только черные, кроме трусов.

"Комнаты для ДС расположены на двух этажах, по 7 комнат на каждом, второй этаж расположен в подвале, там холодновато, но зато это новые комнаты, а на первом этаже комнаты старые. «Вип»-комнаты по одной на этаже, в них есть и свой душ и своя кухня: как однокомнатная квартира!«

«Чёрный беркут»

Одна из самых страшных колоний в России — «Черный беркут» практически оторвана от цивилизации. Находится она последи бескрайнего леса в поселке Лозьвинский Ивдельского района Свердловской области. Солнце здесь выходит всего на 5-6 часов в день, а температура опускается зимой до — 45°С.

Летом, впрочем, не лучше – по территории летают тучи насекомых. Колония стоит на скале, так что подземный ход прорыть невозможно. Да и куда бежать, когда вокруг тайга и еще 4 колонии для других заключенных в ближайшем городе?

Кроме пожизненно заключенных здесь сидят те, кто в 1996 году получил 25 лет вместо смертной казни по решению президента Бориса Ельцина. Они все уже «отмотали» почти 20 лет, и за это время в режиме произошли существенные послабления – им даже спортом разрешают заниматься в импровизированной «качалке» и работать тут же, при колонии в подсобном хозяйстве, на пилораме, в гараже.

По бытовым условиям в «беркуте», пожалуй, хуже, чем где бы то ни было.

Канализации нет до сих пор, поэтому вместо унитаза осужденные используют ведро, которое опорожняют каждый день. Вместо душа – баня раз в неделю.

Пожизненно заключенные живут в здании тюрьмы, а бывшие смертники – в деревянных бараках, построенных еще в советские времена. Зато у них есть «гражданская» одежда и предметы гигиены. Почти как на поселении.

Впечатления от свиданий у тех, кто там побывал, тоже не слишком радужные. Добираться нужно сначала до города Ивдель, а потом автобусом по бездорожью до поселка, который местные называют Лозьва.

«Дорога от Ивделя до Лозьвы ужасная: впечатление такое, будто автобус развалится на части, так и не достигнув пункта назначения, — рассказывает форумчанка, ездившая в колонию. — В Лозьву, благодаря сжалившемуся надо мной таксисту, я попала в 6 утра и тут встретила вторую трудность. Никакого помещения для ожидающих там нет, а на КПП стоять не разрешают. В общем еще 2 часа на морозе мне были обеспечены. Правда Бог сжалился, и я ничего себе не отморозила, всего-то ангина».

Общее впечатление от учреждения — большая дыра. В комнате для свиданий нет даже душа. Вместо него прилагается железный таз. Канализации тоже нет. За время свидания несколько раз в самой зоне не было света, да и когда он был освещение довольно-такискудное.

«Вологодский пятак»

Самая «антуражная» колония в России находится на озере Новом в Вологодской области: стоит она на Огненном острове посреди собственно озера. Колония занимает помещения бывшего мужскогоКирилло-Новоезерского монастыря, а сами заключенные живут в кельях, где еще местами проступают через побелку фрески с ликами святых – впечатление они производят совершенно инфернальное.

Местная легенда гласит, что единственный успешно сбежавший отсюда заключенный вернулся сам – вокруг на много километров пойти просто некуда.

Хотя официально побегов из этой колонии не было.

Осуждённые заняты работой по пошиву рукавиц в специальных камерах по два человека – так же, как живут. Но труд скорее не разнообразит, а еще больше усложняет жизнь пожизненно-заключенных.

Впрочем, бытовые условия здесь немного лучше, чем в некоторых других колониях – по шесть квадратных метров на заключенного, вместо полагающихся трех, возможность получать газеты и журналы,

а до недавних пор были даже игровые приставки. Потом их отобрали: все-таки не положено.

По желанию в колонии можно не работать, рассказывают бывавшие там журналисты. Такие заключенные занимаются творчеством: рисуют, музицируют (есть гитара и баян) и пишут песни, режут по дереву и лепят скульптурки из хлеба.

«В ИК-5 видеотерминала нет, — сообщает на форуме для родных заключенных пользователь Леночек, подразумевая, видимо, оборудование для видеосвиданий, которое установили несколько лет назад во многих колониях. — Позвонить разрешают только если что-то случилось, да и то не всем. Нам прислали официальную бумагу, что положено и длительное свидание раз в год».

 

Автор: Марьяна Клесова, РУСТОРИЯ

Читайте также: