Дела контрабандные: 200 грн. против новых правил. Почему утихли протесты контрабандистов на границе

Чем больше иконок на лобовом стекле авто, тем выше вероятность, что салон напичкан сигаретами. Олег живет в часе езды от Европы — в городке Жовква на Львовщине, поэтому обладает тайными знаниями и маневрами вокруг очередей украинского-польского пограничья. Он постиг и важнейшую мудрость людей, которые пользуются  соседством с Польшей: какой закон не придумывай, а все равно найдутся пути, как его обойти.

 Когда в январе этого года ввели новые правила ввоза товаров из-за границы, чтобы уменьшить поток товаров на продажу, появилась еще одна схема. Уже не полулегальная, как до этого, а полностью коррупционная. Чтобы пересекать границу по старинке, платят от 50 до 500 гривен.

Ярослава Тимощук, из издания «Тексты» ездила проверять как это работает.

Свободный график

Олег знает польский с детства — телевидение ловило польские каналы, по которым он смотрел мультики. На свою первую работу он тоже поехал в Польшу, а сейчас туда же микроавтобусом развозит людей по сезонным заработкам. Каждый раз, когда нужно что-то купить в хозяйство, Олег отправляется в Польшу.

Очередь на польской границе

Поэтому путь к границе проходит за историями о том, что в Польше все лучше: зарплаты выше, дороги лучше, а мясо дешевле. Правда, он замечает: если бы поляки не возвращали НДС на товары, цены были бы на уровне, и не было бы смысла зарабатывать на их разнице.

Сам он едет купить четыре автомобильные шины, которые накануне увидел в интернете. Олег говорит, что на «колесах» после возвращения такс-фри (возмещение части налога на добавленную стоимость) удастся сэкономить три тысячи гривен.

Перед границей проходим вывеску немецкого завода Bader, где шьют автомобильные чехлы. «Не ищи лучшего за рубежом. Европейская компания — рядом », — призывает реклама. Завод имеет три представительства на Львовщине и обещает среднюю зарплату в 8000 гривен. Олег с этой вывески посмеивается. Его удивляет, почему даже после изменений в Налоговом кодексе, которые уменьшили налоги и сборы на зарплату, люди не спешат бросать челночный промысел и идти на завод.

«Надо жить только тем заводом. Время, чтобы туда-обратно добраться. Смену отработать. 8000 гривен — не такие уж и большие деньги ». В действительности же на границе надо стоять дольше, чем добираться на работу. Но …

«Сам распоряжаешься  своим временем. Захотел — поехал. Не захотел — сидишь дома. Свободный график ».

Водитель имеет заказы от владельца фуры: надо перевезти товар необлагаемый налогом через границу — для коммерческих целей. Поскольку каждый может без пошлины провезти товара на 500 евро, товар в салоне делится на количество пассажиров. За это каждый получает по 100-200 гривен за один рейс.

Это первая, но не главная статья дохода. Зарабатывают на сигаретах: 200 гривен на блоке. Их тайно провозят через границу и сбывают на польской стороне. Конечно, сюда надо заложить и риск штрафа от польских таможенников — по 100 злотых за блок (740 грн).

До конца 2017 года года границу с товаром можно было пересекать раз в сутки. Одному пассажиру можно было провозить товара на 500 евро весом до 50 килограммов. Этим и пользовались так называемые «челноки», которые помогали перевозить товар необлагаемым налогом, распределяя его между собой на разрешенные нормы.

С января этого года изменились правила ввоза: теперь одному пассажиру можно взять товаров на 500 евро раз в трое суток. Если ездить чаще, то лимит уменьшается до 50 евро. Кроме того, чтобы провезти товар без пошлин, надо ждать 24 часа от момента пересечения границы, то есть, сутки находиться в Польше. В противном случае придется платить налог.

Сначала жители приграничных районов против таких нововведений протестовали. В январе они выходили на митинги, перекрывали въезд и выезд на пунктах пропуска в Раве-Русской, Краковце, Шегинях, требовали отмены новых правил. А потом вдруг все стихло.

Движение на границе, как и раньше, живое: такие же очереди, такая же сила притяжения к ближайшим польским селам и городкам.

Львовщина, перед пунктом пропуска «Рава-Русская — Гребенне» проходит международный товарообмен. С одного салона в другой перепаковуются банки с медом и сумки с орехами. Мед и орехи, тоже разделенные на «нормы», поедут в Польшу. Еще один источник дохода для жителей приграничья.

Люди, которые провозят товар, являются посредниками и получают деньги от заказчика, которому нужно переправить продукты в Польшу. Это украинец, который дальше продает продукты полякам, живущих неподалеку от границы. Те или перепродают товар дальше вглубь страны, или используют для собственных нужд — если имеют, скажем, какое-то кондитерское производство.

Доставив товар, пассажир может снова перевезти «норму» — на этот раз из Польши в Украину. «Нормой» могут быть колеса, бытовая техника и тому подобное. Если же он предусмотрительно захватил с собой в Польшу еще и сигареты, то имеет заработок из трех источников.

Пассажиру, который везет «норму» в Украине, необязательно даже знать имя владельца партии товара. Тот просто записывает номер машины, в которой едет его товар, номера телефонов и паспортов всех в салоне, и передает информацию на ту сторону. Там, на складе недалеко от границы, уже будут ждать.

На той стороне

Такие составы видим и с польской стороны, как только пересекаем границу. В кузове потный мужчина в футболке с трезубцем сортирует мясо в вакуумных упаковках. Наш. Мясо затем заберут на «нормы» и будут продавать на украинских рынках.

Рядом скучают несколько мужчин. Олег знает, чего они ждут:

— Будет какая-то беушка? (Речь идет о использованной бытовой технике).

— Ждем. Пока пусто , — отвечает ему группа.

— А за колесо что сейчас дают? — спрашивает Олег, но ответа не слышит — мужчины не слишком настроены на разговор.

Б/у бытовую технику мужчины провезут под видом своей. Затем ее будут сбывать в Украине. Но этот промысел уже понемногу теряет популярность. Лучше брать на продажу новую технику с возмещенным такс-фри, считает Олег.

Группа остается ждать, пока станет кому-то нужен для перевозки очередной партии товара. Мы едем дальше.

Даже в Польше Олег узнает украинцев «на бляхах». Замечает припаркованную машину у магазина в деревне неподалеку двадцатитысячного городка Томашив.

«Здесь должны быть украинцы», — останавливается.

На скамейке точат лясы трое поляков. Олег просит у них открывалку для колы.

— Два злотых, — от нечего делать шутит поляк, разомлевший от обеденного тепла и банки пива.

— выпишите такс-фри, я заплачу, — отшучивается Олег.

Все смеются, международная дружба и взаимопонимание. Но где же украинец?

Надо спуститься вниз, в подсобку, чтобы найти двух наших земляков. Их двое: младший с  барсеткой и старший с забинтованной рукой. Тоже ждут. Украинский шеф должен привезти им товар на «норму», а подсобка служит кабинетом, где распишут накладные на возмещение такс-фри.

«На Рави щемило, а через Шегини можно ехать», — делится известиями.

Не беда, если не истекло время пребывания за рубежом. В прошлый раз ему удалось решить вопрос всего за 50 гривен.

50 гривен означают, что парень или вез немного, или наткнулся на хорошую смену. Чтобы не ждать, платят и больше.

Честные контрабандисты

Возвращаемся, подъезажем с польской стороны к пункту пропуска «Шегини-Медика», там кипит жизнь. На пешем переходе скапливается множество людей, у каждого — по две пачки сигарет в руках. «Я бы побоялся так продавать, — комментирует Олег. — вдруг полиция».

Но полиции не видно, поэтому несколько пар украинских рук то и дело протягивают пачки с табаком к очередному польскому автомобилю. Покупателю не надо так уж много сигарет, поэтому для первенства следует быть находчивым.

На автомобильном переходе — тоже движение. Десятки машин образовали очередь в Украину. Очередь развлекается, как может: жует куриные окорочка, слушает Олега Винника, листает промо-журналы с акционными предложениями польских супермаркетов, ходит на перекур и вспоминает времена доллара по 8. Очередь собирается вечером, часов с 19-ти — 20-ти. Те, кто оформляет такс-фри, домой попадут на рассвете.

Олег ходит вдоль бусов и автомобилей. Он на глаз может прикинуть, какой из бусов везет товары сверх нормы.

«Пустой. Загружено. Пустой. Загружено. Загружено», — Олег незаметно смотрит на окна транспорта. Словом, большинство загружены.

Олег указывает на бус без пассажирских сидений. Салон заставлен ведерками с лаком для окраски пола. Ведерок — десятки, поэтому, следует понимать, водитель везет их для своего ремонта. И для Олега очевидно, что водителя с этим товаром пропустят, более того, ему не придется ждать, пока пройдет 24 часа от момента пересечения границы.

Договариваются по-разному. 100-200 гривен, чтобы проехать. В разговорах мелькнула и цифра «500» — видно, было больше товара. Платят и за то, чтобы украинские таможенники закрыли глаза на то, что на одного человека может быть оформлена не одна, а 2-3 «нормы» по 500 евро. Дать взятку намного дешевле чем кантоваться сутки в Польше.

Или кто-то из этих людей ночует в Польше, ожидая, чтобы всплывет сутки? Мы нашли одну такую компанию. Олег удивлен: «Надо же, какие честные контрабандисты». Честные, потому что не платят на границе, чтобы проехать ранее разрешенного времени.

Ночуют прямо в машине. 25-50 злотых за ночевку в хостеле — это непредвиденные для челночного бизнеса расходы.

Арина, 26 лет, одна из «честных контрабандисток», она не нарушает закон и не дает взятки. Зато перебивается ночлегом в машине, на бесплатной парковке супермаркета. Но это временно, пока не найдет другого места работы. С новым правилам, несмотря на коррупцию и договаривания, ее сегодняшний заработок сходит на нет. Утверждает, что «бизнес урезали с обеих сторон»: с украинской — ограничили беспошлинный ввоз товаров, с польской — стали больше шмонать.

После последних двух штрафов по 100 злотых Арина задумалась о смене профессии. Или поедет за границу на сезонные заработки, или соберет немного денег, чтобы открыть косметологический кабинет. Благо, спрос на красоту в небольших городках такой же вечный, как и контрабандные потоки.

Система

Очередь с документами на возмещение такс-фри (это на польской стороне границы) ожидаемо самая большая и продолжается всю ночь. Выстояли и встречаем солнце уже на украинской границе.

Вот почему затихли протестующие: нашелся выход, как уладить дело. Это все взаимовыгодная система, рассуждает Олег.

«У таможенника соблазн, что каждая проезжая машина может ему что-то дать. А для людей 200 гривен [взятки] — это шанс оставить все, как было. Какой закон не придумаешь, придумают, как его обходить » — заключает он.

Автор: Ярослава Тимощук,  «Тексты»

Читайте также: