Замужем за пожизненно осужденным: невероятная история украинской семьи в США

И живых, и мертвых героев этой, без преувеличения, трагедии практически невозможно найти в интернете. Дмитрий давно мертв и на запрос о нем всемирная паутина отзывается лишь фотографией надгробного памятника на сайте кладбища. Максим, Мария и Геннадий осуждены на большие сроки, и упоминания о них можно найти лишь на странице департамента тюрем Калифорнии. А еще на фотографиях с заседания суда, на которых Максим выглядит как испуганный подросток.

В конце этой статьи не будет выводов или морали. В ней самой не будет призывов встать на чью-то сторону и уж тем более оправданий или осуждений. Это всего лишь взгляд со стороны на историю одних отношений, точнее, на историю молодой женщины, которую поймут и поддержат далеко не все. Зовут ее Варвара Исаева. В июне 2011 года она вышла замуж за пожизненно осужденного и теперь борется за его досрочное освобождение.

Варвара и Максим. Фото из личного архива Варвары Исаевой

И живых, и мертвых героев этой, без преувеличения, трагедии практически невозможно найти в интернете. Дмитрий давно мертв и на запрос о нем всемирная паутина отзывается лишь фотографией надгробного памятника на сайте кладбища. Максим, Мария и Геннадий осуждены на большие сроки, и упоминания о них можно найти лишь на странице департамента тюрем Калифорнии. А еще на фотографиях с заседания суда, на которых Максим выглядит как испуганный подросток.

Жизнью почти обычного человека живет лишь Варвара. “Почти” потому что вот уже семь лет она замужем за человеком, с которым ни разу не провела время наедине, за человеком, который, возможно, никогда не выйдет из тюрьмы, за человеком, которого считает лучшим в мире. Варвара избегает социальных сетей, даже петиции в защиту супруга от ее имени размещает родня. Все силы и время она тратит на то, чтобы добиться освобождения мужа. А еще работает и достаточно часто переезжает — ее место жительства зависит от того, в какой тюрьме отбывает срок Максим. Меняется тюрьма — Варвара тут же срывается с места и едет туда, откуда ближе добираться до мужа. Ведь она проводит с ним каждые выходные. А он старается звонить ей каждый день и пишет ей песни.

«Я с ним уже всю Калифорнию объездила, — смеется она и тут же радуется: — А раньше вообще летала к нему из Вашингтона! Так что не жалуюсь совсем».

Нет повести печальнее на свете…

Максим и Варвара познакомились, когда были совсем маленькими — они родились в небольшом украинском городке и в буквальном смысле играли в одной песочнице. Их отцы дружили, и как-то отец Варвары в шутку сказал отцу Максима: «Ну все! Вырастет дочь, только за твоего сына замуж отдадим!».

Пошутил и забыл.

Потом семья Варвары уехала из Украины в Сибирь, чуть позже перебралась в Россию и семья Максима — они были глубоко верующими людьми и бежали от притеснений на религиозной почве. Впрочем, и в России защиты они не нашли, а потому решили бежать в Америку. Первой туда приехали семья Варвары, случилось это в 1991 году. Местом для проживания ее семья выбрала Вашингтон. Почти через десять лет, в июле 2000 года переехала в США и семья Максима. Они поселились в Сакраменто (Калифорния).

Варвара и Максим. Фото из личного архива Варвары Исаевой

Отцы семейств иногда созванивались, но договориться о встрече так и не смогли. Прошло много лет. И в 2010 году Варвара случайно оказалась в Калифорнии — ее младший брат всегда мечтал увидеть эти места, и девушку отправили с ним, чтобы он был под присмотром. Отец наказал заодно доехать и до семьи Максима и лично встретиться с его родителями.

«Папа мне как-то рассказывал, что Максим осужден за убийство. Но я, честно сказать, пропускала всю эту информацию мимо ушей, потому что совсем его не помнила. Как оказалось потом, Максим помнил многое, хотя на момент знакомств был совсем маленьким — он на три месяца младше меня. Я приехала к нему домой, и мой будущий свекор решил позвонить Максиму. Он набрал его и спросил: “Как ты думаешь, кто к нам приехал?». И Максим, который не видел меня все эти годы, который не говорил обо мне… вдруг говорит «Варвара!». Мы все были очень изумлены.

Молодые люди начали переписываться, и в конце 2010 года Варвара полетела к Максиму на свидание. В апреле 2011 года он предложил ей выйти за него замуж, и она, не раздумывая, сказала “Да”.

«Я не могу это объяснить. Просто я запала на него после первого же звонка. Потом мы стали писать друг другу, и я поняла, что все… Когда он позвал меня замуж, я не знала, как сообщить родителям об этом, и попросила папу Максима Юрия позвонить моему отцу… Он позвонил и напомнил, мол, ты обещал Варвару за Максима отдать, ну вот пришло время сдержать обещание.

Родители Варвары восприняли новость без энтузиазма. “Ну, зачем сразу замуж, тем более вы всего-ничего переписывались, просто встречайтесь пока и все”, — говорили они дочке. Но ту было уже не отговорить. На свадьбу они не поехали, хотя благословили дочь на брак. И тут же извинились — не можем, слишком тяжело это для нас, прости…

День свадьбы Варвары и Максима. Фото из личного архива Варвары Исаевой

«Свадьба, конечно, была странной. Я в обычном платье — там в другом нельзя было, Максим в своей робе. По сути, как обычное свидание. С одной только разницей — у Максима пять братьев и сестер и им никогда не разрешали приезжать к нему всем одновременно. А тут разрешили».

Сразу после того, как они стали мужем и женой, Варвара уехала домой — Максим осужден на пожизненное заключение, что означает самые строгие условия содержания и никаких поблажек, даже если это день твоей собственной свадьбы.

“Милость или дается или нет…”

Подробности этого дела без проблем можно найти в интернете. Все, вплоть до описания типа оружия, из которого было совершено убийство, и даже сплетен, которые, по сути, и стали причиной трагедии. Если не вдаваться в подробности, то коротко это звучит так.

В ночь с третьего на четвертое октября 2005 года семнадцатилетний Максим Исаев застрелил из помпового ружья Дмитрия Паскаря, которому вот-вот должно было исполниться двадцать два года. Убийство было совершено в присутствии Марии Степановой, которой на тот момент было всего девятнадцать лет. Раньше она была подругой Максима, и за день до трагедии пожаловалась Максиму на неподобающее поведение Дмитрия. Геннадий привез Максима к месту трагедии, он знал о том, что в багажник машины Максим положил ружье, но ничего не сделал, чтобы его остановить. Все заседания суда Максим провел в наушниках, слушая русский перевод, к тому времени его английский не дотягивал до того уровня, чтобы он мог спокойно понимать судью или прокурора…

Присяжные пришли к выводу, что все участники случившегося так или иначе виновны в смерти Дмитрия. Мария может попросить об условно-досрочном освобождении лишь в феврале 2019 года. Геннадий позже, но тоже в 2019 году. А вот Максим лишь в октябре 2029 года… Если, конечно, у них с Варварой не получится добиться апелляции, на которую Максим поначалу категорически не хотел подавать.

«Меня Варюшка еле уговорила, — сказал он мне по телефону. — Она убеждала, что надо пробовать, что я изменился. И я подумал, почему нет? Я приехал из России раненым. Там все время оборонялся, все время дрался — семья был очень религиозная, и нас постоянно дразнили. Потом над одним моим братом надругались два других пацана, завели его на стройку и… Меня тоже избили, когда мне было четырнадцать с небольшим. Я привык защищать себя и слабых вокруг себя, поэтому все то время, что жил в США, ходил с оружием. Когда мне Мария позвонила и попросила о встрече, а потом начала рассказывать, что с ней сделал Дмитрий, я не видел причины ей не верить. Но сделал кучу ошибок. Напился, начал накручивать себя…

Я даже не пытался успокоиться и разобраться, я просто сам себя довел до такого состояния, что взял ружье и пошел на встречу с ним. Со мной в машине, когда мы туда ехали, были взрослые мужчины. Одному за тридцать, одному почти тридцать. Никто не сказал мне: “Что ты делаешь? Остановись!”. Наоборот…

А потом я вернулся домой, даже съездил в Вашингтон на один день… В общем, стал жить одним днем, не знал, что дальше — я же убил человека! И в какой-то момент начал молиться — господи, я сам не могу изменить свою жизнь, ты измени ее! Как потом я узнал, в это же самое время в полицию пришел первый свидетель убийства, и вскоре, тринадцатого октября, меня арестовали. Каждый день теперь я думаю — я прошу для себя второго шанса, так тот, кого я убил, даже если он сделал что-то плохое, тоже имел право на второй шанс. Я ему его не оставил… Я был травмирован в детстве и очень сильно. А что, если и он тоже был травмирован? Я не оставил ему шансов, но прошу теперь его для себя. Хотя не питаю никаких надежд, я знаю, что милость или дается или нет. Моя жена верит в меня и в наше будущее, если бы она меня не подтолкнула, ничего бы и не было…

Варвара и Максим. Фото из личного архива Варвары Исаевой

Варвара не просто подтолкнула Максима к мысли об апелляции, она не только приезжает к нему в тюрьму каждые выходные, пишет, звонит, распространяет петиции, она сумела дать Максиму образование, оплатила его. Благодаря ей он окончил Stratford career institute drug and alcohol counseling program. И теперь может работать с заключенными, которые страдают от каких-то видов зависимости. Сама Варвара — аналитик в High Speed Rail, компании, которая строит высокоскоростную железную дорогу в Калифорнии.

Родители Варвары за эти годы стали иначе относиться к ситуации, мягче. Отец Максима умер, так и не дождавшись сына из тюрьмы. Часть страховки, полученной семьей Исаевых после его смерти, была отправлена Максимом матери погибшего Дмитрия.

«Мне как-то Максим сказал, что он думал, ну год, ну чуть больше продлятся наши отношения… Даже он не верил, что я останусь с ним надолго, — говорит Варвара. — А ведь он такой хороший! Лучше, чем он сейчас, он быть уже не может. Поэтому я верю, что мы сможем добиться условно-досрочного освобождения, что его помилуют. Если не его, то кого?»

В настоящее время Варвара и Максим ждут ответа от губернатора штата, которому они отправили прошение о помиловании. Также они обратились в федеральный суд и разместили петицию в поддержку Максима — ее можно найти в интернете. Никаких гарантий на то, что у них что-то получится, нет. Их в такой ситуации не может дать даже самый лучший адвокат.

Автор: Марина Соколовская, журналист, блоггер; ForumDaily

Читайте также: